Народное радио

Интернет-вещание

 

Если вам нужно постельное белье сатин, его можно приобрести в интернет магазине http://www.lascala.ua/

Народное радио

Татьяна Федяева: Добрый день, дорогие радиослушатели. В эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Звукорежиссер Ирина Лелека. Сегодня у нас в гостях хорошо известный радиослушателям Константин Иванович Курбаков, сопредседатель Ассоциации территориальных общин и объединений. Добрый день, Константин Иванович.

Константин Курбаков: Здравствуйте.

Татьяна Федяева: Говорить мы будем, как всегда, о том, что есть самое ценное у нас. Это я имею в виду в материальном плане. Это наше жилье. Итак, Константин Иванович, что нового? Каждый день нам приносит какие-то новые известия странные. Сейчас очень часто обращаются к нам радиослушатели и говорят, помогите понять, кто все-таки является хозяином нашего жилья – ТСЖ, ДЕЗ, управляющая компания? Мы ничего не понимаем. Так вот давайте разберемся. Поможете?

Константин Курбаков: Конечно. Никаких неясностей здесь нет. Это просто есть заинтересованные лица, в том числе в исполнительной власти, к сожалению, о том, чтобы эту информацию скрыть от жителей. Или представить ее не в том виде, в котором она существует в нашей конституции и в нашем другом законодательстве. А ответ очень простой. Хозяин в доме тот, кто является собственником жилья. Это нужно запомнить и ни на миллиметр не отступать от этого.

Татьяна Федяева: То есть хозяин – это я, может сказать каждый из нас.

Константин Курбаков: Я поправку вношу, кто может быть собственником в доме. В принципе, может быть 3 вида собственника. Первый это тот, кто приватизировал квартиру. Сейчас в Москве большинство приватизированных квартир.

Татьяна Федяева: Уже не только в Москве.

Константин Курбаков: Да, и в Москве, и в России. И фактически он является собственником жилья. Второй собственник это муниципальное жилье, где на правах аренды человек живет в этом жилье бессрочно. Второй вид конкретным выразителем собственника является муниципальное образование. А в крупных городах или крупных поселениях исполнительная власть узурпировала эту власть муниципального образования, присвоила ее себе. Вот в Москве, например, это, оказывается, Юрий Михайлович Лужков владеет этой собственностью. Это неверно. Это нарушение конституции.

Татьяна Федяева: Вы имеете в виду не персону, не персонально владеет, а как…

Константин Курбаков: Как власть, как власть владеет. Я лично не говорю, что он является собственником. Конечно. Третий вид собственника, скажем, в доме была аптека или какое-то другое учреждение, скажем, медицинское, почта еще со времен советской власти. Или сейчас организовано. Или, скажем, незаконно исполнительная власть продала это помещение, скажем, подвала бывшему арендатору, и он стал собственником. По закону он собственник. Итак, 3 вида собственника. Следовательно, все вопросы, касающиеся дома, решаются на основе собственности, то есть с участием этих трех сторон. И ни одна сторона, подчеркиваю, даже если это исполнительная власть, не имеет право без согласования с другой частью собственников принимать какие-либо решения по дому, в том числе сдача в аренду там и так далее, и так далее. Вот это первый вопрос, который нужно понимать. А второй, глубокий вопрос вы задали. Смотрите, кто собственник? ДЕЗы, управляющие компании, ТСЖ и другие. То есть, смотрите, сколько желающих быть собственниками. Что это вдруг, да? Право собственников…

Татьяна Федяева: Это странный вопрос. Конечно, быть собственником приятнее, чем быть нищим каким-то.

Константин Курбаков: Дело в том, что это было бы ничего. Но ведь они хотят отнять, отторгнуть собственность у настоящих собственников. И делается это под благовидным предлогом.

Татьяна Федяева: Они – это кто?

Константин Курбаков: Они? Например, управляющие компании, ДЕЗы, ТСЖ и так далее. Вы обратите внимание, есть такое понятие – собственность, личная собственность, в том числе жилье. Это и я, и кто-то другой напротив меня, с кем я заключаю какие-либо правовые документы. А здесь подмена осуществляется. Нас ДЕЗы, управляющие компании, да и ТСЖ заключается некий коллективный договор, как правило, фиктивный. В 99 случаях из 100 все эти договора коллективные фиктивные. А, по-русски говоря, просто жульнические. Это выражается в чем? Вот там есть заочное голосование, то-то, то-то. Не трудно посмотреть, но вернемся сейчас к этому. Так вот, что означают эти коллективные договора? Я подписываю этот договор, передаю право собственности другим лицам.

Татьяна Федяева: Добровольно.

Константин Курбаков: Это же в бреду даже не должно появиться в нашем мозгу? Только я могу распоряжаться.

Татьяна Федяева: Но вот вы представляете дом, в котором 100 квартир, условно говоря. И каждый будет распоряжаться по-своему. Где тогда, о каком порядке можно говорить? Я хочу, чтобы здесь была, я не знаю, аптека, другой хочет, чтобы здесь был магазин. Третий хочет себе что-то. Как здесь найти вот этот консенсус?

Константин Курбаков: Очень просто. Есть право собственности. И есть процедура обслуживания этой собственности, то есть коммунальные услуги. Не надо никому, ни исполнительной власти, ни жителю путать эти 2 процесса. А нас сознательно стараются заставить совместить эти процессы. Есть моя собственность, и я управитель. Я, житель, и никто другой. У меня есть так называемая власть, право на собственность. И, более того, я плачу денежки за обслуживание. Это я, а тот, кто напротив меня, он, извините, выполняет роль слуги – коммунальную услугу. И поэтому все договора, какие бы то ни были, кем бы они не представлялись, хоть самым верховным нашим правителем, они могут быть только следующие. Двухсторонние договора на коммунальные услуги. Все.

Татьяна Федяева: Понятно.

Константин Курбаков: И поэтому никакая управляющая компания, никакое ТСЖ не имеет право называться управляющим домом, а только управляющими службой коммунальных услуг.

Татьяна Федяева: Дорогие радиослушатели, в эфире передача «Народный интерес». Мы сегодня говорим о жилье. Ведущая я, Татьяна Федяева. Сегодня у нас в студии работает Константин Иванович Курбаков, доктор технических наук, профессор, но самое главное, сопредседатель Ассоциации территориальных общин и объединений. Константин Иванович, если народный интерес, вот я тоже народ, и мне интересно следующее. Я в прошлой передаче вам задавала вопрос, на платежке, на извещении по квитанции на оплату у себя я обнаружила, я думаю, что многие наши радиослушатели тоже многие такой же фокус уже увидели, на месте, где написано «Получатель платежа», ну там получатель платежа, да, и там так и написано «получатель платежа». А кто этот получатель платежа, не расшифровывается. Вот я и многие из нас перечисляем регулярно деньги, платим эти деньги, большие многие платят деньги. И я не знаю, кому плачу, какому-то неведомому получателю платежа. Насколько это законно?

Константин Курбаков: Татьяна Степановна, задача нашей Ассоциации территориальных общин и объединений жителей повышать правовую культуру жителей.

Татьяна Федяева: В том числе и мою.

Константин Курбаков: В том числе и вашу. В данном случае это крупномасштабный факт мошенничества. Я не оговорился.

Татьяна Федяева: Вы не боитесь говорить так? Завтра к нам придут и скажут: мы подаем на вас исковое заявление в суд, вы нас оскорбили.

Константин Курбаков: Нет. Я доказываю следующим образом. Все знают сказку про Буратино, который на Поле дураков закапывал денежки. Якобы, вырастет дерево с еще большим числом денежек. Вот мы сейчас, жители, напоминаем это.

Татьяна Федяева: Буратино?

Константин Курбаков: Да, Буратино. Обратите внимание, мы, если за что-то платим, этот весь процесс должен быть не просто прозрачный, но он должен быть гарантированный с точки зрения предъявления судебного иска в случае каких-либо недоразумений. Платежный документ должен быть исчерпывающим, чтобы я мог взять этот документ и предъявить его в суд. Кому я здесь предъявлю? Он, тот, кто получает деньги, мне поручили, я отождествляю и беру.

Татьяна Федяева: Да, это Единый расчетный центр.

Константин Курбаков: И люди с высшим образованием, огромное число жителей, извините, ведем себя, как овцы, подчиняемся этому мошенническому лохотрону.

Татьяна Федяева: Что делать? Знаменитый вопрос.

Константин Курбаков: А делать просто. Никаких неясностей нет. В доме хозяином является собственник жилья. Под жильем понимается квартира, общедолевая собственность там подъезда, там подвалы и придомовая территория. Я – собственник, и я плачу деньги. И я имею право не только на полную информацию, но и на управление этим процессом. Я обращаю ваше внимание – на управление. Ведь может получиться так, что месяцев через 6 – 8 скажут, братцы, чего же вы не платите за квартиру-то? Как не платим? Вот у нас платежки. Да что это за платежки какие-то глупые? Вот у меня настоящие платежки.

Татьяна Федяева: Кто этот получатель непонятный?

Константин Курбаков: И мы с вами разинем рты. И в каком положении мы будем? Поэтому существует четкий, ясный правовой момент. Первое, житель создает в доме Совет жителей дома. Это орган, создаваемый жителями, и состоит только из жителей дома. Никаких посредников. Этот Совет жителей дома управляет, не владеет, обратите внимание, а только управляет. Он знаком со всей информации. И от имени жителей выдвигает соответствующие требования.

Татьяна Федяева: Как он может управлять? Вот моя соседка – парикмахерша. Какая она управитель? Или я – журналист.

Константин Курбаков: Минуточку. А кто сказал, что именно Татьяна Степановна должна управлять? Вы выберете наиболее шустрых. Уж на 100-квартирный дом 5 человек выбрать труда не составляет. Если даже где-то не могут создать Совет жителей, они его создают за 5 минут, когда начинают сидеть на жареном. Вот тогда все они понимают, и время находится. Но часто бывает это ощущение локоть близко, но не укусишь.

Татьяна Федяева: И бывает запоздалое такое ощущение.

Константин Курбаков: Бывает. Например, точечные застройки. Вот спрашивается, мне, например, я свои 12 с половиной лет был председателем территориальной общины. Мы ни один дом не дали построить. Я закончил свое пребывание, тут же появился дом. В чем суть? Есть закон федеральный 189 от 2004 года, появление, то есть внедрение нового Жилищного кодекса.

Татьяна Федяева: О вступлении в силу.

Константин Курбаков: О вступлении в силу. Так вот там четко и ясно сказано, что жилье человеческое состоит конкретно из дома всего комплекса, включая крышу, там подвал и так далее, придомовой территории. Все это бессрочно, бесплатно отдается жителям. И поэтому при появлении точечной застройки нужно начинать с этого, а ни с плакатов и ни с криков. А предъявлять претензию. Кто это? Лужков? – Лужкову. Путин? – Путину. Не важно, кто. Какое право он имеет отбирать у нас законную собственность. А так жители начинают о чем угодно говорить, кроме основного права. Так вот Совет жителей дома это абсолютный, а абсолютный, значит, по всем вопросам, народный контроль жителей дома по всем вопросам, касающимся дома. Но он не владеет, владеют жители – собственники.

Татьяна Федяева: Понятно.

Константин Курбаков: Я хотел бы добавить, Татьяна Степановна. Дело в том, что для того чтобы убрать всех посредников наглых, выдуманных, фальшивых, не важно, как они называются. ТСЖ – типовая организация, посредник в которой сажается на нашу шею. Я дальше могу пояснить в чем суть. Но самое главное другое. Нам не нужны эти посредники совсем. Есть понятие: двусторонние договора на коммунальные услуги. Я – собственник. Никто меня подменить не может. И есть тот, кто представляет услуги. Вот мы и заключаем этот договор. Больше ничего не надо.

Татьяна Федяева: Так, у нас звонок. Пожалуйста, представьтесь, скажите, откуда вы. И ваш вопрос.

Глазунов Сергей Николаевич: Моя фамилия Глазунов Сергей Николаевич. Я – кандидат технических наук. Занимаюсь как раз вопросами управления социально-экономической системы, в том числе и жилищно-коммунальным хозяйством. Константин Иванович, хотел задать вам 2 вопроса. Первый, вы говорите вот насчет Совета дома, который является владельцем и представляет интересы всех жителей. Но Совет дома не имеет статус юридического лица. Как он может заключать договора с кем-то, входить в какие-то отношения и так далее?

Константин Курбаков: Совет жителей дома не является юридическим лицом. И никаких договоров не имеет право заключать. В его обязанности это и не входит. Он не является владельцем. Он является управляющим, контролером, абсолютным народным контролером. А договора двухсторонние заключает конкретный собственник, скажем, владелец квартиры. Заключает с ГУИСом или ДЕЗом двухсторонний договор и только на коммунальные услуги. Отвечая на ваш вопрос, я хотел бы вам открыть большую тайну, которую должны знать все. Обратите внимание, мы получаем платежку. Там перечисляются различные услуги. Первая махинация, что некоторые услуги, на которые распространяются льготы, например, уборка мусора, прячется под другую – технические услуги. И льгота пропадает. Вот за этим нужно следить. Кто будет следить? Совет жителей дома. Следующее, хотим ли мы или не хотим, дом стареет. И должна быть в этих услугах, в перечне услуг такая строка – «амортизационные расходы». А лучше всего по-русски написать «капитальный ремонт».

Татьяна Федяева: Раньше так и писалось.

Константин Курбаков: Да. Это сознательно. Сейчас говорят: нет такой услуги. Деньги не собираем. Глупости, деньги собираются. Только они растворяются в услугах там и так далее. Вот чтобы это была ярко выраженная строка. Это первое. А если у вас уже проведен капитальный ремонт, то здесь, извините, жители должны быть сразу на стороже. После проведения капитального ремонта и в соответствии с новым Жилищным кодексом дальнейший, следующий капитальный ремонт будет только на средства жителей. Если вот капитальный ремонт проведен, то пошли уже денежки. Куда они пошли? Кому они пошли? Должна быть строка на капитальный ремонт.

Татьяна Федяева: Чтобы я могла потом сказать, за 10 или 15 лет, которые я живу в этом доме, я заплатила вот, считайте.

Константин Курбаков: Не просто. Вот Совет жителей дома должен организовать процедуру. На каждого жителя должен быть заведен лицевой субсчет по капитальному ремонту.

Татьяна Федяева: Это где должен быть заведен?

Константин Курбаков: Вот в той организации, в которой коммунальные услуги.

Татьяна Федяева: Вот неведомая мне какая-то «получатель платежа»?

Константин Курбаков: Нет-нет, ни в коем случае. Мы сейчас давайте так поговорим. С кем мы заключаем этот договор, там должен быть лицевой субсчет на конкретного жителя, где накапливаются мои взносы на капитальный ремонт. Более того, в конце года я должен знать, сколько у меня накопилось. Такой счет должен быть на весь дом. И еще одна важная задача. Ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах эти деньги не должны храниться в коммерческих банках, какой бы он самый великолепный не был, потому что государство может обеспечить ликвидность, то есть возвращение этих денег. А коммерческую фирмы мы контролировать практически не можем.

Татьяна Федяева: Но они могут 700 тысяч гарантировать?

Константин Курбаков: Нет. Есть закон, по которому эти деньги вообще должны быть неприкосновенны.

Ольга Алексеевна: Здравствуйте. Меня зовут Ольга Алексеевна. Я хотела бы задать вопрос Константину Ивановичу. Я – житель Восточного округа. И мы в свое время, когда у нас изменилась система оплаты и электричества, разделились компании управляющие, продающие нам электроэнергию, то мы написали заявление многие жители нашего округа о том, что мы хотим остаться в прежней компании, поставляющую нам электроэнергию. Это Мосэнерго. И скажите, пожалуйста, на наше заявление пришла стандартная отписка о том, что за вас выбрали управляющую компанию, которая нам поставляет электроэнергию. Она теперь другая. И от нас ничего не зависит. Мы продолжаем, может быть, знаете, так авантюрно платить по-старому. И от нас Мосэнерго не отказывается. Посоветуйте, как нам теперь быть? Вот эта строка электроснабжение нам постоянно, принудительно вписывается в платежный документ. Мы вычеркиваем и платим в центре города, потому что в нашем округе просто банки не принимают измененную платежку. Вот скажите, как нам теперь быть?

Константин Курбаков: Я посоветовал бы вам следующее. Это типичное нарушение добровольности выбора компании. Это нарушение конституционное и даже последующего нашего рыночного законодательства. Это – первое. Второе, нужно обратиться в Генеральную прокуратуру и рассматривать как вид рыночного мошенничества, как принуждение к неправильному осуществлению сделки. Ваша задача сделать такое коллективное письмо и просить осуществить соответствующий законодательный надзор. Это основная задача прокуратуры.

Татьяна Федяева: Можно вопрос попутный? Я хочу платить в Мосэнерго. Моя соседка говорит, а мне наплевать, куда платить. И весь дом будет стоять перед выбором, туда платить или сюда платить. Кто более ленив, тот будет делать, как ему сказали. Кто подумает, тот побежит платить туда. Константин Курбаков: Но я здесь бы так сказал. Если в доме есть Совет жителей дома, а его нужно немедленно создавать, тогда он собирает большинство людей. Если тем, которым равнодушна любая организация, чего ему сопротивляться-то платить в Мосэнерго? Нет желания сопротивляться-то. Не появится оно. Значит, Совет жителей дома сохранит прежнюю структуру, которая выгодна и удобна жителям.

Татьяна Федяева: Простите, и еще один вопрос. Вы говорите, посылать письмо в Генеральную прокуратуру. А где районная прокуратура? Почему в генеральную-то сразу?

Константин Курбаков: Дело в том, что это нарушение касается не только Москвы.

Татьяна Федяева: Каждый пусть в свою районную прокуратуру обратится.

Константин Курбаков: Да. Принудительная вот такая ситуация она существует в нашей стране довольно часто. И Генеральная прокуратура является центральным надзорным органом по соблюдению законности в нашей стране. Там есть соответственно трудности, ограничения, но нужно все-таки в Генеральную прокуратуру обращаться.

Татьяна Федяева: Понятно, то есть вы считаете, что это массовое нарушение. И оно характерно для всей страны.

Константин Курбаков: Конечно.

Татьяна Федяева: У нас еще звонок. Пожалуйста, представьтесь, мы вас слушаем.

Сергей Петрович: Добрый день. Сергей Петрович, Москва. Константин Иванович, будьте добры, поясните, пожалуйста, правильно ли я понимаю. Вот о Совете жителей дома тут вам вопросы задают на каждой передаче, что Совет жителей дома фактически является первичным органом местного самоуправления, осуществляющим властные полномочия в соответствии с конституцией европейских хартий местного самоуправления в доме и на придомовой территории. То есть его полномочия эквивалентны муниципалитету в масштабах там территории управы, чтобы жители понимали. И для этого только надо провозгласить себя по конституции самоорганизацией, самозащита граждан? Эти принципы заложены в конституции. И соответствующий устав принять. И полномочия здесь, в отличие от ДЕЗов, что это именно орган, осуществляющий властные полномочия в пределах своей компетенции на придомовой территории и в доме. Правильно ли я понимаю? И что для этого достаточно принять этот устав на общем собрании. И жители дома становятся фактически властью в своем доме, местной властью, в которую не может вмешиваться никакая исполнительная власть и прочие чиновническая камарилья. Правильно ли я понимаю?

Константин Курбаков: Сергей Петрович, я приятно удивлен. И хочу сказать, браво, вы все правильно понимаете. Я только дополню, что в соответствии с нашей конституцией, статья 130 – 133 четко сказано, что принципом управления является самоуправление и самоорганизация. Поэтому действительно Совет жителей дома на территории дома, включая придомовую территорию, является первичным органом власти. Но он не владеет. Одно только исключение, он не владеет, потому что он управляет, может даже хозяйствовать, но он не владеет, потому что владельцем является собственник квартиры и жилья. А в остальном — вы полностью правы. Поэтому жителям нужно знать следующее. Создать Совет жителей дома ему не нужно ни с кем ни согласовывать, ничего утверждать не нужно. Можете прийти, скажем, в нашу Ассоциацию. Но, кроме того, вы можете найти это в сети Интернет: www.kzpg.ru

Татьяна Федяева: Константин Иванович, я знаю, к вам обращается очень много людей. Скажите, какие нарушения сейчас наиболее типичны? И какие предостережения вы хотите дать нашим слушателям?

Константин Курбаков: Хороший вопрос и сложный. В прошлой передаче я сообщал, что было такое спонтанное, случайное собрание жителей улицы Якиманка. Собралось там больше 73 и больше человек. И там одна жительница очень активная, она старшая по дому, привела факт, возмутительный и парадоксальный, что руководитель ГУИСа района Якиманка, оказывается, председатель почти 40 ТСЖ. Дикость какая-то. Но я допускаю, может быть, она ошиблась. Но, оказывается, это явление массовое. И еще, жителям нужно быть настороже. Есть такая налоговая инспекция № 46.

Татьяна Федяева: Это вы все говорите о Москве пока?

Константин Курбаков: Налоговая инспекция есть везде. И там есть тоже процедура регистрации ТСЖ. Все должны знать, что ТСЖ регистрируется как субъект рынка.

Татьяна Федяева: То есть коммерческая структура, можно сказать?

Константин Курбаков: Да. Обратите внимание, и вы там можете узнать, вы, оказывается, находитесь в раю ТСЖ. Без меня меня женили. Это очень опасная информация. Ее нужно вовремя знать. Я напоминаю, что есть федеральный закон 251 от 2006 года, который подсунул нам, извините, большую бяку. Она заключается в следующем. Я просто популярно поясняю. Государство являлось собственником дома. У дома были долги по капремонту. Теперь эту собственность передают другому собственнику под названием ТСЖ. И все долги по этому дому автоматически переходят на ТСЖ.

Татьяна Федяева: А мы даже не догадываемся об этом?

Константин Курбаков: Конечно. И что интересно? Каждый житель, включая младенца, будет должен 150, а то и 200 тысяч рублей. Он никогда ни в состоянии будет это выплатить.

Татьяна Федяева: А потом говорят, дом-банкрот.

Константин Курбаков: А теперь смотрите дальше. Связывают необходимость капитального ремонта в доме с необходимостью создания ТСЖ. Это вообще открытое, явное мошенничество. Капитальный ремонт объясняется процентом аварийности дома, а не необходимостью создания ТСЖ. Если посмотреть в корень, то ТСЖ создается не случайно. Нужно исполнительной власти спихнуть со своих плеч все на плечи жителей якобы под видом самоуправления. Какое самоуправление? Дом – сложная структура, техническая, социальная, финансовая. И 3 – 4 пожилых человека там будут управлять? Глупости все это. Это не экономичная структура. А если кто-то где-то хорошо делается, это приятное исключение, и, как правило, в новых домах. Таким образом, нужно помнить, первое, что как только вы подписали ТСЖ, вам исполнительная власть не обязана делать капитальный ремонт. Запомните это. Она не обязана. Она может, в силу того, что она дала согласие. А может и не делать. А те, кто в план не включен, вообще распрощаются с капитальным ремонтом. Это первое. Второе, можно обанкротить. Это же рыночный субъект. Он подвержен всем рыночным коллизиям, то есть его можно обанкротить. Если кому-то понравилась площадь под вашим домом и придомовая территория, запросто это можно сделать.

Татьяна Федяева: То есть все, как нормальный капитализм, как говорил Маркс, по 300% прибыли.

Константин Курбаков: Конечно. Поэтому я еще раз говорю. Совет жителей дома, во-первых, работает без посредников. Его обанкротить невозможно в принципе. Это власть на данной территории с точки зрения народного контроля. И он полностью управляет коммунальными услугами. А тот, кто представляет коммунальными услугами, он не должен карася выдавать за порося. Он должен называться не управляющим домом, а управляющим службой коммунальных услуг.

Татьяна Федяева: У нас звонок. Пожалуйста, представьтесь, вы вас слушаем.

Валентин Иванович: Здравствуйте, Татьяна Степановна и Константин Иванович. Это Валентин Иванович, город Троицк, Подмосковье. Константину Ивановичу большая благодарность за то, что он проник в суть вопроса и поясняет нам, как выйти из тяжелейшей ситуации, которая надвигается на жителей, и уже многих подвергает опасности лишения жилья. У меня два вопроса. Константин Иванович, в нашем небольшом городе Троицке всего 38 тысяч населения. ЖЭКи перевели в коммерческие организации, управляющие компании. Это, по-видимому, незаконно, потому что ЖЭКи создавались, как материальная база эксплуатации домов на средства жителей. Вы мне поясняли на консультации, спасибо. Можете коротко еще раз пояснить, как нам вернуть эти ЖЭКи в собственность муниципальную. Пусть это будет общественная такая некоммерческая организация. И второй вопрос, на нашем доме управляющая компания разместила доску объявлений. Сначала там были только объявления управляющей компании, а потом они стали давать это под рекламные объявления. Приходит человек, меняет эти объявления. И это, по-видимому, вообще не законно, со стороны собственников никакого разрешения не было.

Константин Курбаков: Отвечаю со второго вопроса. В любом случае у вас должен быть Совет жителей дома, независимо есть управляющая компания, нет ее. Это первое. Как только вы ее создали, вы вправе потребовать от управляющей компании, не дожидаясь ее отчетного года, необходимую информацию по этому факту. Они обязаны вам ее представить. И тогда вы должны разобраться, что это за реклама, как она оплачивается, как расходуются деньги. Это право Совета жителей дома. Пользуйтесь этим правом. Вы власть. Вы народный контроль. Не подчиняются, приходите в Ассоциацию, разберемся. Но хочу сказать, тогда обращаться во власть у вас все права на выяснение этой информации есть законодательные.

Татьяна Федяева: То есть не просто идет Валентин Иванович и говорит, расскажите мне. А вот если я, просто житель, прихожу и говорю, дайте мне ответ, почему, на каком основании здесь размещаются рекламные объявления?

Константин Курбаков: Единственное, что я вас прошу сделать, никогда не приходите в одиночку, приходите втроем, чтобы вы не были спровоцированы, как хулиганы. Такие случаи есть, к сожалению. Второе, обязательно оформляйте это все в письменном виде в двух экземплярах. Один – туда, один – ваш, на котором они должны написать, что они приняли письмо, чтобы можно было осуществить последующие действия. Первый вопрос, да, вы абсолютно правы. В Москве проведена крупномасштабная незаконная акция по отторжению собственности жителей.

Татьяна Федяева: Почему вы говорите в Москве, мне не очень понятно?

Константин Курбаков: Хочу сказать, Москва является маяком. Все копируют этот маяк. Поэтому если это есть на территории России, то принимайте это так, как будто это говорится о вас. У нас существует конституция. В конституции четко сказано, кто у нас является высшей властью. Ни президент и ни премьер-министр, и ни глава московского там какого-то правительства, поселения. Народ. Запомните это. У нас есть народные богатства, пусть в значительной части растащенные, но они все-таки есть. Это наши недра, доходы и так далее. Все это вместе называется одним словом – рента. Рента это не собственность президента или премьер-министра или кого-то других. Это наша общая долевая собственность. Подчеркиваю, наша общая долевая собственность. И мы доверили президенту, правительству, представительной власти расходовать эти средства якобы в наших интересах. Так вот при советской власти жилищно-коммунальное хозяйство было. И оно примерно на 75% дотировалось из этих рентных доходов. И это была не благотворительность. Это наши средства шли на жилищно-коммунальное хозяйство. И только 25 – 30% затрат на ЖКХ, это были наши кварплаты и так далее. Теперь, когда у нас появилась рыночная экономика с 93-го года, как только эти средства пересекли уровень муниципальной власти, то есть эта доля, это становится собственностью непосредственно жителей этого образования. И они являются владельцами. Они владеют, распоряжаются и управляют. Откройте конституцию и посмотрите статью.

Татьяна Федяева: Проще говоря, что сделать, чтобы эта организация не управлялась?

Константин Курбаков: Нет. Сначала нужно знать. Если мы не знаем, то мы слепы. И нам могут чего угодно говорить. Вот в Москве, например, у нас глава правительства Лужков заявляет, нет никакой муниципальной собственности. Это он, извините, мягко говоря, лукавит. Сначала он ее превратил в государственную, городскую, а потом говорит, что ее нет. Так вот все так называемые раньше были коммунхозы, потом были ЖЭКи, потом были районные эксплуатационные управления – РЭУ, потом сделали ДЕЗы – дирекция появилась, чувствуете, директор, да, хотя это слуги. Они все сидят на нашей собственности. ЖЭКи все эти, ДЕЗы – это наша общедолевая собственность. Земля, здания, оборудования, машины – это наша собственность. И никакой управитель, никакой не имеет право отторгать эту собственность. Можно это сделать только по суду или с нашего согласия. А вот согласия можно мошенническим путем добиться. Так вот, когда эти ДЕЗы создавали, то нас опрашивали. Более того, нам говорили, какие ДЕЗы там мошенники, пьяницы. И мы вместе с этими, кто критиковал, плевались. А, извините, московская власть их оплевывала. Почему? А чтобы можно было проще у нас отнять эту собственность. Так вот никакая приватизация, никакое акционирование этих, извините, ДЕЗов невозможно без нашего согласия жителей. Поскольку это называется общедолевой собственностью. Что делать? Делать очень просто. Есть соответствующая брошюра, выпущенная нашим правовым коллективом, а мы занимаемся повышением правовой культуры. Это называется «Коммунальная служба, управляемая Советом жителей». Нужно создавать такую службу, которая будет управляться никакими ни директорами.

Татьяна Федяева: Да кто же это будет создавать, Константин Иванович?

Константин Курбаков: Жители. Я хочу сказать. У нас есть мошенническая операция. Вот завтра к вам придут домой и скажут: уважаемая Татьяна Степановна, по четвергам туалет будет использоваться на общественные цели. Будут приходить бомжи. Вы проглотите это?

Татьяна Федяева: Думаю, что нет.

Константин Курбаков: Вот сейчас именно так сделали. Отобрали собственность, сделали ее какой-то своей. И начинают командовать. Что это такое? Жители должны организоваться. ДЕЗ обслуживает там 30 – 40 домов.

Татьяна Федяева: Забавно. Что жители должны организоваться, говорите и вы, и те люди, с которыми вы находитесь в оппозиции. Все говорят о том, что надо организоваться. Но организоваться для чего? Вот там цели разные, да?

Константин Курбаков: Нет, Татьяна Степановна. Цель там одна. Отстоять нашу общедолевую собственность в виде ДЕЗа. И руководство сделать в виде Совета жителей. Это опыт международный. Нам же все исказили здесь. Это трудно. Каждая дорога начинается с первого шага. Сначала нужно знать законодательство. Нужно понимать цели и задачи. А дальше мы – народ, мы – власть.

Татьяна Федяева: Понятно. Я вижу, у нас звонок. У нас много звонков все-таки. Пожалуйста, говорите, мы вас слушаем.

Слушательница: Добрый день. Константин Иванович, два вопроса. В прошлом году очень многие ринулись приватизировать землю под домом. С моей точки зрения, вообще эта акция неправомерна по существу. В связи с тем, что дом построить без земли как таковой невозможно. Что, он должен стоять в подвешенном какой-то состоянии? Это неотъемлемая часть. Это первое. И второе. Вот открыть собственный лицевой счет, чтобы на мой этот лицевой счет записывались вот эти отчисления по капитальному ремонту. Константин Курбаков: Значит, в соответствии с федеральным законом 189 от 2004 года о внедрении нового закона жилищного, там четко и ясно прописано, что жилищный комплекс состоит из жилья, земли под домом, придомовой территории. Что это неотъемлемая часть и бессрочно отдается жителям. Но жители должны понимать. Существует право и правоприменение. По праву мы собственники. И никто, никакая власть не имеет право кому либо передавать эту нашу собственность без нашего согласия или по суду. Так вот какой же чудак отдаст свою собственность, тем более под домом. Это все измышления мошенников от рыночной экономики. Жители должны это понимать прекрасно и стоять намертво.

Татьяна Федяева: Как формулировать эту свою позицию?

Константин Курбаков: Очень просто. Я являюсь в соответственно с конституцией и с федеральным законом 189 по праву владельцем придомовой территории, и под домом, и всего жилья, и общедолевой собственности в доме. Все. Есть закон. Более того, наша ассоциация попыталась, с точки зрения борьбы с различными мошенниками, побудить исполнительную власть выдавать жителям сертификат, что он является владельцем общедолевой части придомовой территории и под домом, допустим. Так буквально намертво встала исполнительная власть. Казалось бы, чего проще? Обращается Иван Иванович, дайте мне, пожалуйста, документ, что я являюсь владельцем своей доли придомовой территории.

Татьяна Федяева: Но не имею право там ее продавать, не имею право ее там…

Константин Курбаков: Но это само собой. Она неделимая. И как бы должна была поступить исполнительная власть? Уважаемый Иван Иванович, вы в соответствии с законом федеральным 189, действительно являетесь, имеете право на общедолевую собственность своей территории. Приносите ваши документы на правообладание, платите 450 рублей и получите бумажку. Так ведь нет, не дают.

Татьяна Федяева: Константин Иванович, как выделить вот этот пункт содержание и ремонт, на капитальный ремонт, можно это сделать или нет? Мы в следующей передаче об этом поговорим подробно.

Константин Курбаков: Заключайте двусторонний договор. Там это должна быть обязательная строка.

Татьяна Федяева: До свидания. Передачу вела Татьяна Федяева.

 

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10