Народное радио

Интернет-вещание

 


Народное радио

В студии известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов

Скачать запись программы в Медиа-архиве

Владимир Анищенков: Здравствуйте, уважаемые слушатели «Народного радио». В эфире передача «Русский стандарт». В студии ведущий Владимир Анищенков. За режиссерским пультом Александр Радин. В нашей передаче принимает участие известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Здравствуйте, Николай Васильевич.

Николай Маслов: Добрый день.

Владимир Анищенков: Известно, что единая страна – это сильная страна. И для нас важно понять, что же нас объединяет. В первую очередь, конечно, нас объединяет единство веры, единство языка. Николай Васильевич, известно, что русское мировоззрение оно основывается на православных догматах. И если мировоззрение наше стоит на этом, то и страна сильна. Как только мы отворачиваемся от своей веры, то мы и теряем свое собственное мировоззрение. И тогда страна становится легкой добычей любых врагов. И их у России всегда было предостаточно.

Николай Маслов: Когда Россия была в единстве, только в одном случае. Всего тысячелетие, когда она была объединена православной верой. Вот так. С этим соглашаюсь. Если даже будут спорить с нами люди, которые жили в советский период, то замена, подмена православия на идеологию коммунистическую простояла какое-то время, там 50 – 60 лет. А потом начались уже волнения. В конечном итоге, та русская империя, которая была создана, развалилась и осталась сейчас, видимо, только одна Россия. До Крещения Руси это тоже были отдельные княжества, которые воевали между собой. Только благодаря жертвенности русских святых, таких, как Александр Невский, преподобный Сергий, только благодаря им было создано такое могучее государство. И когда инославные или наши единоверцы приезжали к нам, они восхищались русским народом, его традициями, его обычаями. И в XVII веке, в XVIII веках, казалось бы, близко к нам, но не находили иностранцы, не находили тех пороков, которые царствовали в Европе, которые были даже в православной Европе и в православной Азии. И они не находили у нас этих пороков. Просто такой была защита русского народа, такое единство русского народа в своем языке, в своей вере, в своей культуре. Они даже не допускали через обучение в иностранных государствах, через привлечение каких-то ценностей культурных, какие-то песни, какие-то пляски, одежда, очень важно. Не допускали. И еще раз хочу подчеркнуть, в недавнем наши предки, прадеды не знали многих грехов, которые были в Европе. А мы сегодня, к сожалению, распахнули свою страну, распахнули многие свои сердца, души. И обгоняем по многим показателям по тем грехам, которые были нам когда-то и нашим предкам даже не известны.

Владимир Анищенков: Раз уж вы заговорили о наших предках, то здесь нужно сказать, что несколько поколений, даже, может быть, несколько десятков поколений русских людей это были людьми православными. И вот митрополит Иоанн Сычев он в свое время, что когда сейчас происходит такой наплыв разных верований, то приходит и язычество, и разные другие, то он говорил, что те, кто говорит о России, о Руси, как о неправославной стране, то они говорят вообще о какой-то другой стране. Именно в силу того, что наши предки несколько поколений были православными.

Николай Маслов: Об этом можно много говорить и спорить, дискуссии всевозможные проводить. Сегодня, понимаете, такое наметилось разобщение. Оно давно наметилось разобщение и происходит, потому что нет такой национальной, как говорят, идеи, которая объединяла бы, споры проходят между разными политиками, государственными чиновниками, государственными людьми, дипломатами, что бы могло объединить Русь, на основании чего она могла бы объединиться. Разные придумывают небылицы, выдумывают разные басни, которые никак не зажигают ни сердца, ни что другое у людей. Не получается объединение. А никто не хочет сказать, что, да, вера православная была стимулом к объединению. И много же было иноверцев у нас и остается. И вот терпимость к этим иноверцам, даже, может быть, русский человек отдавал им привилегий больше, показывал им свою любовь старшего брата. Но старший брат всегда оберегал младшего. И вот такая христианская добродетель по отношению к младшим она и притягивала многих людей. И вы знаете, жизнь святых перевоплощала многие языческие народы, которые жили в другой вере, в языческих обрядах и изучали христианский язык, брали наши имена, брали фамилию и, в общем-то, манеру поведения. И до тех пор, пока русский православный человек стоял на высоте своей жизни, своими семейными традициями зажигал пример для других, Русь была крепка, ее никто не мог поколебать. И как только враги нашли лазейку, как поколебать именно вот эту часть, фундаментальную, то есть веру христианскую, ее традиции, так пошли, пошли постепенно трещины в фундаменте этого огромного здания под названием государство, государственность. И, конечно, пошли настроения. А так я, помню, даже был в советское время в Якутии, например, удивительно, когда тебе дают список, кто будет присутствовать на совещании. И смотришь, там я думал, что сейчас дадут список и будет куча всяких там имен таких якутов и так далее. Смотришь, там Иванов Сергей Иванович. Я надеялся, сейчас придут все такие русские люди с чисто славянской внешностью. И заходила масса людей-якутов, но они так подражали русским, что они даже взяли, вот еще раз говорю, наши именно традиции, одежду, все. Но мы, к сожалению, не устояли. Мы пали. И именно вина падения во всем русском большом государстве, мне кажется, лежит на нас, на православных людях, которые, не смотря ни на что, не смогли сохранить свою жизнь в чистоте, на высоте. И не смогли уже быть примером для других народов. Об этом мне высказывали очень многие. Я помню, там и мордва люди, чуваши, все говорили, что же вы, русские? Вы нас когда-то, наших предков заманили к себе. Мы вам поверили. Мы много лет с вами вместе жили. Кавказ вот взять, многие же. А сейчас что вы? Вы сейчас куда-то рветесь в Европу. Мы не в Европу пошли, мы ни с кем не соглашались жить, мы хотели с вами жить, потому что вы были лучше всех на свете. На самом деле так и было. Поэтому нам сегодня, православному люду, русскому люду, не только русскому, но православному, пора бы задуматься о том, что мы много согрешили. Принесли соблазн другим народам, начали их от себя отвергать. Отвергать не в прямом смысле, а отвергать от себя плохим примером поведения. Сегодня иногда такие вещи допускаем в своей жизни, что у этих малых народов, как говорится, глаза вытаращиваются. А были там другими. Я еще раз хочу подчеркнуть это. Именно другой пример нашей жизни их к нам привел. И они имена наши взяли, и традиции, и культуру, и одежду, и песни поют наши.

Владимир Анищенков: Уважаемые слушатели, сегодня в нашей программе «русский стандарт» принимает участие известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Николай Васильевич, и еще что нас, видимо, объединяет. Это единый язык. И в Российской империи это был язык, который понимали почти все. И в Советском Союзе это был общегосударственный язык. И когда он, этот язык, скреплял государство, то оно было крепко. А когда происходит разрушение языка, то автоматически через какое-то время происходит разрушение государства.

Николай Маслов: Язык нужно понимать не какой-то звук только. А вот язык, что такое? Вот слова? Это состояние, это внутреннее состояние как отдельного человека, так и целой нации. Сегодня сквернословят на улице, в магазинах, дома, на телевидении пищит все время, писк они вставляют, чтобы не говорить слова какие-то. Поэтому вот сегодня такого языка, который бы ни звуком объединял людей, а состоянием, придется еще потратить много сил, чтобы его восстанавливать. И вот это нас и объединяет, состояние внутреннее, которое выражается в форме слов, звуков, языка так называемого русского. А если у нас сегодня у детей наших один язык, какой-то компьютерный, которого никто не понимает. Бабушки говорят на своем языке, в тюрьмах на третьем, власти говорят на своем языке, бизнес какой-то свой язык выработал, трудно понять. Взяли огромную кучу зарубежных слов непонятных. В этих словах внутри нас нет состояния. Язык – это воплощенная мысль. Что человек думает, мыслит, он воплощает в языке, какое у него внутреннее состояние, доброе или злое, корыстолюбивое или милосердное, — вот что такое язык. Поэтому, да, язык делал людей единомысленным. Он мыслил одинаково. Здравомыслие, здраво мыслил народ, поэтому он принимал всегда правильные решения, угодные людям, угодные Богу, четкие и понятные. А если мы говорим на языке, который колет наше ухо, то есть колет нашу совесть, мы не можем быть едины. Мы этих людей обходим другим тротуаром. Мы их уже стали бояться. Эти люди стали иметь звериные повадки. Они убивают человека, унижают. Они у него отбирают, они его грабят и так далее. И уже единства, с точки зрения языка, нет. Единства нации, с точки зрения языка, нет, оно теряется, потому что разный язык, потому что огромный разрыв в нравственном состоянии людей, огромный разрыв. И эта пропасть увеличивается, к сожалению.

Владимир Анищенков: Сегодня наша передача посвящена единению. Конечно, вот мы в самом начале говорили, что единая страна – это сильная страна. К сожалению, люди, которые сегодня находятся во власти, они не хотят слышать даже свой народ. И поэтому вот на данный момент такое объединение просто невозможно. Но с другой стороны люди доброй воли, вот те, которые, как вы говорили, единомысленны, они должны объединяться между собой. Иначе просто через какое-то время не будет не только вот большой России, там Советского Союза, а не останется и России нынешней. Поэтому, конечно, нам нужно объединяться.

Николай Маслов: Есть такое высказывание: до тех пор, пока в мире существует сила зла, мы должны ей противопоставить силу добра. Силу. А сила она в единстве, в соборности, когда люди могут собраться вместе и сложить свои усилия в борьбе с этим злом. Это будет нас сопровождать всю нашу жизнь. Зло будет до второго пришествия. От этого никуда не денешься. Другой вопрос: сколько в мире зла. И вот это объединение, зачем оно нужно? Или сам народ объединяется и искореняет зло, каждый человек внутри себя путем покаяния, добрых дел и так далее. И значительную часть общества изолирует от себя. Они сидят в тюрьмах и так далее. И изменяет систему образования, просвещения. Или же его постигает кара Божья, потому что грех без казни не бывает. Когда накапливается много зла, появляются стихийные бедствия, войны, голодовки всевозможные, болезни. Это мы знаем из истории, это было неоднократно. Это было сотни раз. Поэтому люди те, кто понимает, рассказывают это. Вот как мы сейчас с вами должны это рассказать другим. Те, кто поймет это, должны вместе объединяться, делать план действий по просвещению, по искоренению зла, и трудиться, сколько есть сил. Это и есть жертвенность. Как говорил Серафим Саровский, служа Отечеству, мы тем самым служим Богу. А борьба со злом, распространение добра, это и есть служба Отечеству.

Владимир Анищенков: Николай Васильевич, последние события буквально месяц – два они очень порадовали меня, в частности, что касается наших слушателей. Получилось так, что «Народное радио» оно объединило вокруг себя людей. То есть вот это объединение оно уже состоялось. И что поразительно…

Николай Маслов: Но оно еще, я думаю, не состоялось. Я слежу за этим тоже немножко, да. Материалы хорошие, зерно хорошее посеяли.

Владимир Анищенков: Во всяком случае, люди даже, может быть, противоположных мнений, мировоззрений, они вот с «Народным радио» объединяются.

Николай Маслов: Во-первых, не могут люди с противоположным мировоззрением «Народному радио» объединяться с ним. Они могут иметь точки зрения какие-то тактические, мелкие. Один за монархию, другой за президента, третий за Государственную думу. Это тактика, стратегия-то одна: Бог и люди. И жизненный человек это его спасение на земле. Поэтому у людей другие мировоззрения, как они могут с нами объединяться?

Владимир Анищенков: Нет, они не с нами объединяются, они воспринимают «Народное радио» как свое.

Николай Маслов: Это значит, что они с нами единомысленны.

Владимир Анищенков: Да, единомысленны, я об этом и говорю.

Николай Маслов: А, значит, они единомысленны. Мысль одинаково работает. Значит, состояния схожие, нравственность одинакова. Хотя плюс – минус, одинаково не бывает ничего. Это значит, что-то есть общее. Общее нравственное начало, общие размышления, общие цели.

Владимир Анищенков: Уважаемые радиослушатели, в нашей сегодняшней передаче мы хотели бы, чтобы и вы активно подключились к нашему сегодняшнему разговору, поскольку у нас сегодня речь идет о единстве и нашем единстве, в том числе и наших радиослушателей, пожалуйста, звоните нам. И я бы хотел, вы, Николай Васильевич, уже назвали, что вы следите за деятельностью «Народного радио». Я должен тоже порадовать наших радиослушателей, что на сегодняшний момент сложилось уже ядро общественного совета «Народного радио». Люди приходят, и ни с какими-то просьбами. Они приходят с тем, чтобы помочь «Народному радио». А таким образом они помогают и себе, и нам.

Николай Маслов: Но я думаю, что человек в своей глубине он имеет совесть. Мы все это знаем. И каждый из нас хочет быть сопричастным этому доброму делу. На это его толкает как раз совесть. А где найти сегодня единомыслие? Где найти сегодня единомышленников? Вот, наверно, многие находят их вокруг радиостанций и желают принять в этом участие. Многие не знают, что они могут сделать, но хотят. Желание. Господь засчитывает даже желание, добрые намерения человека, как дела. Еще он даже не может их сделать, но жаждет, но по какой-то причине не может. А если человек и жаждет, и хочет, и может, он приходит. Конечно, это очень важно сделать такие разные направления, чтобы можно было, так сказать, людям по интересам встречаться, защищать свои права, значит, где-то обмениваться опытом в современном мире. Вот особенно сейчас такая ситуация, в общем-то, не совсем благоприятная. И она не будет, я думаю, в ближайшее время улучшаться. Поэтому, конечно, такое единение, где-то позвонить кому-то, где-то встретиться с кем-то, вы знаете, высказаться, выплакаться иногда просто и уйти с таким состоянием хорошим уже на сердце, и то это уже, и то это нужно людям. Поэтому, конечно, вы хорошее дело начали. Вот объединение единомысленников вокруг радио. Я думаю, что тут будет польза многим.

Владимир Анищенков: И вот у нас первый звонок уже есть. Пожалуйста, мы вас слушаем.

Вячеслав Петрович: Добрый день, Николай Васильевич и Владимир Робертович. Вячеслав Петрович, Москва. Я по поводу единомышления. Николай Васильевич и Владимир Робертович, разве я могу едино мыслить? Вот мне сегодня информация поступила. Можно верить тому, о чем я сейчас скажу? Скулит один пенсионер то, что у него маленькая пенсия в 50 тысяч. Вот не так его государство оценило. Понимаете, он довел наше государство до такого состояния, когда кем-то был, и сейчас он не доволен. Что сделать для того, чтобы он по-другому мыслил?

Николай Маслов: Вы знаете, это не наш единомышленник. Поэтому он и скулит. Мы никто не скулим. Нам хочется помогать друг другу, укреплять нашу православную веру, как сказал Владимир Робертович, самим в ней укрепляться, других в нее привлекать. Потом просвещение это самое главное. Просвещенным людям Бог открывает разум, как поступать, что делать, когда делать, зачем делать. Все, понимаете, все открывается. Если человек не может, Бог посылает ему других людей, другие силы, обстоятельства меняются. И у человека все получается. Поэтому пусть скулит, если ему не хватает. Вы знаете, это тоже ведь показатель. У человека бывает 20 тысяч, и он может организовать свой быт. А ему дай миллион, и он стреляется. Мы это видим, по телевизору показывают, как многие покончили жизнь самоубийством. Почему? Потому что алчность, гордость, быть на виду, первым, — это не наши единомышленники.

Владимир Анищенков: Спасибо, Николай Васильевич. И у нас еще есть звонок. Пожалуйста, мы слушаем вас.

Сергей: Здравствуйте. Вас беспокоит раб Божий Сергий. Конечно, объединиться надо и необходимо. Об этом многие говорят, и вы тоже. Но учтите, что объединяются люди все-таки по кровному признаку, прежде всего. А потом все-таки и по вере. Поэтому надо вспомнить слова нашего императора: «Русские люди, объединяйтесь, я на вас рассчитываю».

Николай Маслов: Спасибо. Во-первых, кровный признак относится к родству, а не к слову русский только, поэтому я думаю, что вы не правы. Еще почитайте «Катехизис», то русские говорили следующим образом: если пришел к нам иноплеменник, мы его испытали, и он стал православным человеком, принял крещение и так далее, и так далее, то он становится нам как родной человек. И ни в чем его не отвергали, и принимали его везде. И если взять второе пасторское богословие, которое учит, если священник отвергает человека от церкви, как вы сказали, по национальности, у него должен быть снят сан, и он должен быть отвергнут от церкви. Национальность не должна приниматься во внимание. Если человек единой веры нашей православной это глубокое заблуждение. Это специально, знаете, такая ересь, которая запускается, чтобы нас разъединять. Ничего подобного. Такого быть не может. В нашей вере, посмотрите, сколько: и греки, я имею в виду православие, каких только национальностей нет. И в Африке, и в Америке, и на Аляске, и на Кавказе. И нас эта идея объединяет, единовера, она нам дает единомыслие и единый язык. Даже часто, когда язык ты не знаешь, но приходишь, например, где-то за рубежом, и видишь, стоит церковь. Смотришь, греческая православная церковь. Заходишь, все говорят: о, русский ортодокс. Тебя принимают с улыбкой везде. Вот это и есть единство. Я не знаю, что сказал Николай II, как он, так сказать, сказал точно. Но я думаю, что или вы ошиблись, или он не так, не в том контексте это сказал. Вера – все, все границы уходят. Да, конечно, есть национальные границы у людей. Они делают акцент в их жизни. Но это нас не должно никак пугать, потому что те, кто причащается от одной чаши, друг за друга всегда отдавали жизнь.

Владимир Анищенков: И, кстати, в продолжение вот этой мысли, можно вспомнить Федора Михайловича Достоевского, который отмечает черту русского человека, ее всемирность. То есть через православие русский человек как бы объял весь мир.

Николай Маслов: Но вообще это слово «национальность» оно немножко… Но существует, конечно, но оно выдуманное. Потому что человек произошел от одного человека, от Адама, да. Потом этот род был уничтожен. Остался Ной. У Ноя там были, так сказать, сыновья. Какой они были национальности? Конечно, одной. Был отец один – Ной. Была одна мать. Поэтому постепенное расхождение, Хам, например, появился там. И хамиты, и сунниты и так далее, но все они от одного отца. Так же как не бывает детей в одной семье одинаковых, вот можно их всех называть разными национальностями. Один – хам, другой – добрый, третий там умный, четвертый глупый, но все они ваши дети. Почему? Потому что все они одна семья. Так и «Народное радио», это одна семья. Но объединяющая единой мыслью и единой верой. А вот какие направления? Вы говорите, что вы начали объединять уже. Поделитесь там опытом, что у вас там уже?

Владимир Анищенков: Вообще должен еще раз сказать, что очень отрадное вот это явление, такое объединение слушателей наших на «Народном радио». У нас есть направление историки, есть юристы, есть писатели, есть пчеловоды. Вот вчера мы представляли, то есть самых, самых разнообразных. И начали мы проводить уже такие совместные вечера. Вот эти вечера тоже уже у нас проходят. И мы даже в некоторых местах по несколько раз, например, в Союзе писателей у нас постоянное теперь уже место, очень тесное взаимодействие, несколько вечеров прошло. В Еврейском центре там собираются люди, кто любит народное искусство. В Библиотеке украинской литературы у нас проходят вечера гоголевские, постоянно ведет их Ольга Георгиевна Фомичева. То есть несколько уже таких мест, где мы постоянно собираемся. Да, и еще одно очень хорошее место. Это Совет по взаимодействию Русской православной церкви и армия. Это на Серпуховке, там в храме Вознесения. Тоже очень интересный прошел вечер с писателем Виктором Николаевым. Пришло очень много народу. И там мы тоже будем проводить постоянно вот такие мероприятия.

Николай Маслов: Это места для общения, да, получается?

Владимир Анищенков: Да, да.

Николай Маслов: И люди как откликаются на это? Что их привлекает в эти места?

Владимир Анищенков: Конечно, люди с удовольствием приходят. Я бы сказал так, что они находят продолжение от слушания «Народного радио», собираются вот на эти вечера, это как бы вот такой следующий этап, что ли, общения. То есть мы, что важно, мы встречаемся очно с людьми. Вот на радио мы знаем друг друга по голосам. А здесь начинают люди встречаться очно.

Николай Маслов: Знаете, у святых отцов есть такое высказывание, что как бы нам встретиться и поговорить из уст в уста. Это очень важно, из уст в уста, потому что, может быть, трудно все это высказать. Почему так, из уст в уста? Но прямое взаимодействие, прямой разговор он, конечно, часто я тоже, ищешь помощи, ищешь таких высокодуховных людей, с которыми можно было бы поделиться, у которых можно было бы взять совета, как правильно поступить. Вы знаете, есть масса вопросов в жизни у каждого из нас. И знаете, не зря сказано, что спасение бывает во многих советах. Вот такие встречи, такие вечера они, конечно, нужны людям для того, чтобы открыть свою душу и получить совет. Ведь раньше были, когда не было еще советов, я знаю, мне бабушка рассказывала. Вместе собирались в одном доме, и были ткацкие станки. Там половики делали, полотенца, одежду шили вместе, вместе какие-то песни пели. Все, все традиция сохранялась в песенном фольклоре, в рассказах, молитвах совместных. Вот это и было, знаете, таким, как Министерство культуры. Они собирались всей деревней. Но собирались тоже не все, а пять, там сколько человек могло поместиться. И целыми глубокими вечерами зимними проводили в трудах. Но проводили в общении, поддерживали друг друга. И человек знал всегда, что он везде, в любой беде или в радости нужно идти поделиться, и везде найдешь утешение и помощь.

Владимир Анищенков: Да, спасибо, Николай Васильевич. И еще один радиослушатель дозвонился нам в эфире. Пожалуйста, мы слушаем.

Вера Александровна: Добрый день. Вера Александровна. Я из Москвы. Я немножко назад хочу вернуться по поводу национальности. У нас ведь в России, вот я видела перепись населения собственными глазами в одном из архивов, когда они выставлялись. Там было написано, что Николай – хозяин земли русской. И там вообще нет национальности. Там вероисповедание только, православный или мусульманин, или кто-то еще. И поэтому никто из наших царей, мне кажется, не мог сказать это именно в таком смысле, который говорил вот этот предыдущий товарищ. Самое главное это вероисповедание. И уж тем более Николай II не мог это сказать. Может быть, он сказал это про Александра? Я этого тоже не видела.

Николай Маслов: Спасибо, Вера Александровна. Вы совершенно правы. Это как-то всегда уходило. Были другие, знаете, басурманин там. То есть если ты иноверец, то иногда говорили басурманин. Но так говорили, что какой-то национальности, это, мне кажется, выдумали попозже уже, чтобы всегда можно было потравить людей, унизить как-то его. А, знаете, чукча, там еще что-то. Наверно, так. Конечно, по вере. Православный, заходи. Были четкие порядки в стране. И, конечно, православная традиция установила огромные, такие семейные традиции, традиции в государстве, которые сохраняли это государство. Это все народ поддерживал, передавал друг другу. И вот, может быть, то, что Владимир Робертович говорит, вокруг «Народного радио» объединяется какой-то люд наш православный, может быть, одна из задач, вот, знаете, это сохранить преемственность и традиции. Вы знаете, я был в одной из духовных школ. И там ушли все старые преподаватели. И многие традиции, о которых я знал, молодежь не знает. Молодые преподаватели не знают. Это печально, потому что в традициях иногда заложена соль. Есть письменность какая-то, там заповедь, а как она отражалась на жизни школы там какой-то, например, духовной или семинарии, или академии, или университета. Какие традиции там были. Как учащиеся почитали старших преподавателей. Почему заходил преподаватель, все вставали. Сейчас заходит преподаватель, ноги высунули из-под парты, жвачки жуют и так далее. Но не везде. Так нельзя говорить, конечно, что это везде так. Нет. Но вот эта традиция она ведь мудрость сохраняет и передается из поколения в поколение. Ее нельзя так расписать. Инструкцию всегда ведь можно отменить, а из памяти народной ее трудно искоренить. Поэтому и нужен такой собор, где-то сбор людей. Показать эту традицию, утвердить ее, рассказать, почему она была, чтобы она пошла и дальше. Это, наверно, одна из задач такого общения людей. Мне так кажется.

Владимир Анищенков: Благодарю вас, Николай Васильевич. И еще один наш, я надеюсь, единомышленник дозвонился нам в студию. Пожалуйста, мы слушаем.

Слушательница: Как раз вчера у нас была с Владимиром Робертовичем такая передача, да, объединяющая. И Галяров Валерий предложил нам с телевидением начать бороться. Я просто хочу еще попросить, чтобы все мы объединились. У нас вот, как нам быть с этой «Войковской»? Там 5 улиц, 5 детей убито, как нам Ковалев вот писатель сказал. И 5 миллионов у нас бездомных. Вот как нам, кому направлять письма, чтобы дети были под крышей, а эти улицы переименованы в Романовскую или Петербургскую, как Бог укажет?

Николай Маслов: Знаете, когда-то, всем советую тоже, я читал в одной из статей святители митрополита Филарета Дроздова. И он там высказывает следующую мысль. Что за время нравственного падения постепенно в обществе накапливается столько проблем. И он пишет как раз о своем обществе, о второй половине уже XIX века, накопилось столько проблем, что, казалось бы, нет сил и целого государства, и не хватит 100 лет, чтобы их решить. Поэтому он советует выбрать важные, наиболее важные проблемы, такие коренные, которые влияют на все остальные. Из множества выбрать приоритеты. И чтобы хватило сил постепенно, шаг за шагом решать вот одну задачу за другой. Очень важно и наименования улиц, дети беспризорные. И Медведев поднимает это на высокий уровень, говорит. А в других регионах это решили просто. Показывали по телевизору сколько, люди пришли. И на Кубани показывали, я видел, в Калининграде я видел это тоже в передаче, в новостях разных. Разобрали детей из домов вот таких по семьям, усыновили, удочерили, пригрели и забыли эту проблему. Поэтому писать письма, конечно, можно. Я думаю, об этой проблеме знают. А другое дело, как самим поучаствовать в этой проблеме, это да. Переименовать улицу? Здесь не надо ждать. Здесь проблем трудных нет. Проводятся, есть какие-то решения, как референдум и так далее. Проводится сбор подписей, и власти обязаны отреагировать. Да, но опять же всегда можно взять жителей «Войковской», слушателей «Народного радио», пройтись. Сделать маленький оргкомитет человек 20 – 30. Значит, распределить обязанности. Кто на машинке будет печатать, кто пойдет к префекту, кто пойдет к мэру на запись и так далее. И через недельки 2 – 3 собрались, каждый отчитался, что сделали. Ленивых убрали из оргкомитета, чтобы потом не хвастался, что с его помощью тоже принимали участие и так далее, и так далее. Но нужно план чтобы был, цель поставлена, задачи, график работы, чтобы все было четко. Не надо нагружать себя эмоциями, что мы все решим. Знаете, все решить невозможно, потому что грех присутствует на земле. Он поражает человеческий разум, в том числе. И многие вещи мы не можем даже решить просто, потому что мы их решаем, порождаем другие проблемы. Но постепенно, постепенно, шаг за шагом, было бы желание, объединившись, конечно, многие проблемы мы с вами решим. Да и порешали же многие проблемы. За свою жизнь сколько мы уже сделали. Но главная цель наша всех – это просвещение, чтобы любые наши действия… Вот вы правильно, изменили фамилии, дали фамилии улицам другие. Люди будут знать уже, почему эта фамилия появилась, кто это такой, откуда он взялся. Неплохо о нем бы дать характеристику в местной газете или на местном телевидении. Нужно добиваться. Под лежачий камень вода не течет. Но еще раз говорю, вспоминая митрополита Филарета, приоритеты должны быть.

Владимир Анищенков: У нас еще звонок нам в студию. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.

Алексей: Здравствуйте, Николай Васильевич. Это Алексей, Москва. А вопрос к вам такой. Как вы считаете, в чем причина нашей окопной такой болезни вот здравомыслящих людей, что очень часто мы предпочитаем отсидеться, чтобы не высовываться. И тем самым вот даем возможность людям таким бессовестным управлять нами и указывать, как нам жить. Спасибо.

Николай Маслов: Каждый пусть ответит на этот вопрос сам. Конечно, есть такая лень. Закрылся дома, знаете, там кричат, режут или воруют, со двора тащат. Лень даже милицию вызвать. Знаете, во многих европейских городах совершенно другая позиция. Не дай Бог, перешел ты там улицу на красный свет, к тебе тут же подъедет полиция, потому что жители понимают, что это их дом. Вся их страна это их дом. И они его защищают. И нельзя здесь быть равнодушными. Это грех в какой-то степени, наше равнодушие, потому что сегодня грех, видя маленького, значит, там маленькой змейки. Через месяц вы ее встретите, она уже откормится на наших, так сказать, недостатках. И это уже огромная змея, которую нам с вами побороть уже будет невозможно. Поэтому, может быть, объединение людей, когда вы потратите 2 часа на общественную пользу, и будет приносить и вам радость, и нашему государству давать добрые плоды. Корень, если у человека хорош, то и листики зеленые, и плоды вкусные, и все. От корня многое зависит. Поэтому не все придут в эти клубы, о которых говорит Анищенков, я думаю. Не все придут в эти союзы. Но ведь уже сотни тысяч людей пришли. Это уже должно всех нас радовать, что начало такого объединения положено. И будет надеяться, Алексей, что вот другие нас услышат. И кто-то пьянство бросит, кто-то просто лежать на диване бросит. Было бы, знаете, место встречи. Была бы идея, за какую надо побороться. Например, сказали там, давайте сегодня улицу кто-то будет переименовывать, это тоже важно, если она названа какими-то разбойничьими именами, именами каких-то разбойников. Детишки там обездоленные, еще что-то, еще что-то, еще что-то. Кто-то литературу будет распространять в школах, в школах проведет собрания, где изменят занятия и будут преподавать нравственность, патриотизм. Это все в наших руках. Кстати, это закон не надо менять. Только наши желания. Зажгите искорку, значит, в своей душе желания. Посчитайте это своим долгом. Пробудите себя, своих близких, своих соседей. Тем более вот огромное начало положено.

Владимир Анищенков: Объединение наше продолжается и в нашей сегодняшней передаче. Еще один звонок. Пожалуйста, мы слушаем вас.

Нина Пантелеевна: Меня зовут Нина Пантелеевна. Я хотела напомнить слова Господа Бога нашего, которые в Евангелие звучат так. Эти слова были обращены к еврейскому народу, когда он вот жестокосердием своим уже разгневал Бога. И он говорит, значит, этому народу: «Отнимется от вас Царствие Божие и передастся тому народу, который приносит плоды его, исполняя Царствие Божие». Вот заповеди. Так вот я хочу, поднимался вопрос, почему вот действительно мы как-то недружно, действительно поддались под неправедную жизнь. Вот сейчас мы живем, и действительно ощущаем, что мы ведь не живем по заповедям Божьим. И вот народу действительно надо осознать, что действительно и от нас может отняться Царствие Божие, что вот эта вот роль русского народа, которая вела все другие народы. И сейчас действительно вы правы, другие народы говорят, ну что же вы, русские, что же вы так вот как-то поддались, вы сникли. Вот действительно надо сейчас объединяться. И вот сейчас пост идет. Вот хочется, чтобы в пост весь русский народ, славянский народ знал свою роль вот эту, которая Богом предназначена нам. Спасать другие народы и быть самим на высоте. И действительно надо объединяться и осознать вот в этот хотя бы пост. И начать делать дела вот эти. Вера без дел мертва. Много говорить можно, но надо действовать уже. Спасибо вам.

Николай Маслов: Спасибо, Нина Пантелеевна. Но для того чтобы действовать, нужно, знаете, как на фронте. Сначала понять, где противник, что делать, с кем делать, каким орудием действовать. Поэтому, конечно, и поговорить-то нужно, чтобы обозначить эти позиции. А вы совершенно правы, вера без дела мертва. Но если каждый из нас заперся и думает, что он там, так сказать, один где-то спасется в собственной квартире, за железной занавесью. Да нет. Знаете, как сказал когда-то один человек, хватит спать, а то отнимут и кровать. Вытащат из дома. Грабители так распояшутся, выкинут в окно. И это сейчас уже и происходит. Люди беззащитные стали. Поэтому правильно сказали, Господь отнимает, кому дал таланты, а он их не использовал, отнимает и отдает другому, более трудоспособному, который хочет делать, делает. И своим примером заражает других на такие же добрые дела. И здесь, в общем-то, вот эта наша разобщенность она, конечно, лень. Лень, мы не доверяем. Поэтому по крупиночкам, по чуть-чуть, друг с другом, шаг за шагом. Скорый поезд он быстро идет, но начинает идти медленно, пока разгонится, пока наберет скорость, силу. Так и здесь. Не надо обольщаться, что завтра мы спасем страну, другие народы. В общем, другие народы и спасать не надо. Надо спасать себя. Как говорил Серафим Саровский, спасайся сам, и вокруг тебя спасутся тысячи. А то мы забываем часто про свою собственную жизнь, а все время метим куда-то там какие-то европейские, азиатские государства спасать или народы. Поэтому сегодня правильно было сказано Ниной Пантелеевной, что сегодня пост, Великий пост, где мы бы могли очистить свою душу, очистить свое тело даже от всяких болезней, проказ, грехов, естественно, в первую очередь. Все это очистить. И Бог подскажет каждому, попросить его о помощи, о подсказке вот этой, с кем объединиться, как объединиться. Еще раз говорю, спасение бывает во многих советах. И поэтому, может быть, «Народное радио» и станет источником нравственности народа. А вы знаете, что могущество государства именно в нравственности народа. Поэтому постепенно, шаг за шагом, ступенька за ступенькой, выбирая более главные вопросы, их решая, за ними пойдут более слабые, более низкие вопросы. Но, тем не менее, настойчиво, планомерно, шаг за шагом. И вот мне кажется, что объединяет? Я много лет выступаю на «Народном радио», могу сказать, что объединяет радиослушателей «Народного радио». Их объединяет, первое, это жажда правды. Всегда, кто бы не звонил, всегда чувствуется у людей жажда правды. Вот состояние здравомыслия, это второе. Это люди, более здравомысленные, которые имеют это здравомыслие, чем остальная вот часть населения. Знаете, я раньше на многих выступал, и даже Первом канале, втором и там третьем, еще работая там в правительстве Москвы, и России уже позже. Другие люди совершенно. Корыстолюбивые, знаете, у них совершенно другой понятийный аппарат внутри, другие цели, часто такие местечковые, свои, поэтому и заборы высокие. А вот людей, слушателей «Народного радио» объединяет жажда правды и здравомыслие. Пусть бы это осталось, это стало бы хорошим стимулом для объединения.

Владимир Анищенков: Благодарю вас, Николай Васильевич. Время нашей передачи подходит к концу. Я благодарю всех наших радиослушателей, кто был с нами сегодня у радиоприемников. И благодарю тех, кто сегодня дозвонился со своими предложениями, со своей болью к нам сегодня в студию. И мы будем продолжать, конечно, вот это объединение наших слушателей вместе с «Народным радио». Напомню, в нашей передаче «Русский стандарт» принимал участие известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Провел передачу Владимир Анищенков. Всего вам доброго.

Николай Маслов: До свидания.

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10