Народное радио

Интернет-вещание

 

Выпуск программы 12 марта

20.03.2009


Народное радио

В студии – известный общественный деятель, доктор педагогический наук Николай Васильевич Маслов

target="_blank">Скачать запись программы в Медиа-архиве

Игорь Шишкин: Добрый день, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Сергеевич Шишкин. И в студии «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Здравствуйте, Николай Васильевич.

Николай Маслов: Добрый день.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, сегодня я предлагаю в нашей программе обсудить социально-экономические проблемы. И даже, может быть, уже взять – проблемы российской власти. Кризис развивается в мире и в стране уже более 8 месяцев. Где-то с сентября можно считать начало российского кризиса, как части мирового. И сейчас вполне можно поставить вопрос о том, насколько российская власть оказалась адекватна вызовам времени, насколько ее действия соответствуют тем угрозам, с которыми столкнулась наша страна. Эта тема все чаще начинает звучать в средствах массовой информации, пока, естественно, неофициальных, а, скажем, либо независимых, как «Народное радио» от власти,  либо оппозиционных, открытых нынешней власти, финансируемых чаще всего извне. Проблема действительно есть, проблема интересна. И я думаю, нашим радиослушателям стоит узнать вашу точку зрения на эту проблему. Как вы ее видите, насколько наша власть адекватна вызовам? Это первое. Второе, в какой мере соответствуют заявления о том, что эта власть и раньше была неадекватна, если считать, что она неадекватна. А просто-напросто бешенные, шальные деньги за нефть и за газ позволяли неэффективную работу скрывать. И третье, в какой мере наша власть способна быть адекватной. Просто вообще способна ли она, нынешняя власть…

Николай Маслов: То есть вы сразу же хотите знать, адекватна она или…

Игорь Шишкин: Нет, я задал вопрос. Я сказал: если, такой вопрос.

Николай Маслов: Вы знаете, я не работал с Путиным и Медведевым лично, поэтому могу оценивать их труд только уже по экрану телевизора и вообще по тем действиям, которые есть.

Игорь Шишкин: Это, скорее всего, самая объективная оценка. В противном случае возникают субъективные моменты. Либо обидели, либо, наоборот, обласкали.

Николай Маслов: Нет. Знаете, когда работаешь конкретно с человеком, например, готовишь какие-то постановления, и ты понимаешь его внутреннюю сущность этого человека. Некоторые люди, которые готовят постановления, видят, что там интересы его никак не могут быть решены, он теряет к этому постановлению всякий интерес. А некоторые вынуждены делать. Например, случилась катастрофа, нужно изготовить постановление о том, как организовать помощь после землетрясения, наводнения. Но опять же сразу прослеживается, что этот человек пытается умыкнуть деньги из государства. И там видишь, появляются какие-то работы ненужные, обследования, как сейчас там какого-то мэра решили судить, потому что он перечислил 56 миллионов какой-то организации за консультационные услуги. Вообще вот эта строка «за консультационные услуги» всегда была криминальной, потому что это деньги в никуда. Консультация может стоить там 10 миллионов долларов, а может стоить 10 рублей. Никто никогда не определял. И цены вопроса такой, в общем, нет. Но я знаю людей, которые сегодня работают в правительстве, и с которыми я работал. Я знаю людей, с которыми я работал, и которые уже не работают в правительстве. Но их ставили на высокие посты. И эти люди, которые их ставили, они тоже сегодня работают, возглавляют и правительство, в том числе, и работу администрации, там президента и так далее. Понимаете, мне никогда в последнее время не хочется никого осуждать. Мне хочется поразмышлять как бы сделать лучше, рассказать кому-то. И не из того, что я умнее или нет, а из того, что практика по тому вопросу уже была. И, например, любой слесарь знает, что проколол в машине колесо, как его снять, починить и на место поставить. Вы говорите, адекватно ли сегодняшнее правительство вообще? Я думаю, что нет, по одной причине, что оно не может быть адекватным. Причина следующая: никто из них никогда не сталкивался с такой ситуацией. Кроме 90-х годов, когда был такой же кризис, но этих людей, которые сегодня в правительстве работают, они не работали на таких должностях тогда. Зубков там колхозом руководил, надои молока там не падали, при коммунизме, при социализме он там одинаково практически  зависит не от политики государства, а от того, какой сочности трава в этом году или влажности. Если взять конкретных людей, которые сегодня возглавляют, это первый заместитель по экономическому блоку Игорь Иванович Шувалов, он возглавлял административную реформу, был ответственен от правительства. Он, Греф…

Игорь Шишкин: Это та самая реформа, которая ликвидировала практически систему министерств, сложившуюся еще со времен Александра I?

Николай Маслов: Да. Ее не ликвидировали систему министерств, а ее раздробили на части.

Игорь Шишкин: В том виде, в котором она была два века.

Николай Маслов: Раздробили на службы, агентства. Сейчас это все потихоньку убирают, так, чтобы ненавязчиво, объединяют в службы всякие, снова в министерства всякие. Так вот, понимаете, политика команды либеральной она была простая. Любые решения принимались, с моей точки зрения, с полным авантюризмом и с отсутствием профессионализма. Вот два фактора, которые стоят при принятии решения.

Игорь Шишкин: То есть авантюризм и дилетантизм.

Николай Маслов: Нет, дилетант от непрофессионализма все-таки отличается. Дилетант, можно сказать, больше такое оскорбительное слово. Непрофессионализм это, значит, нет опыта. Он не профессионал, никогда не работал. И не знает, что это такое. И, когда ему вверяют какую-то отрасль, то, в общем-то, он судит не по работе этой отрасли, по ее реформе и так далее совершенно с других принципов. И при смене формаций, при смене политики как раз, это общемировая практика, как раз на профессиональную деятельность ставили людей, которые ничего в этой деятельности не понимают, чтобы их как бы не обременял груз вот этих профессиональных навыков.

Игорь Шишкин: Вы имеете, например, в виду: был человек, занимался страховым бизнесом. Его сделали министром здравоохранения. Был человек и является, кстати, и тот тоже сохранился, жив – здоров, человек, доктор медицинских наук. Его делают министром сельского хозяйства. Другой занимался торговлей мебелью, его делают министром обороны. Вы это имеете в виду?

Николай Маслов: Я это имею в виду. Когда хотят провести какие-то болезненные реформы, берут человека не из системы, чтобы ему никто не звонил, друзья  генералы или доктора наук, или там председатели колхозов, чтобы у него не было связей в этой отрасли. Чтобы он не имел никакого представления об этом.

Игорь Шишкин: Чтобы он был чужой.

Николай Маслов: Чтобы он был чужой не только в этой системе, но чтобы он был чужой в этой профессии вообще. Мне лично это не понятно. И вообще, как учит церковь, и, в частности, вот митрополит Филарет, он говорит, что это опасно, когда система работает, опасно ее реформировать, чтобы она вообще не разрушилась. Если уж вы что-то хотите делать, то делайте параллельно. И если у вас лучше получится, то эта система сама потихонечку перестанет быть кому-то нужна. А делать реформы, это удел, знаете, таких вот людей с неустоявшейся психикой, с гордыней высокой. Вот все, что делается с точки зрения реформ, это вот Я, Я, Я. Это слово Я. Я сделал, Я победил. Это люди очень гордые, они очень опасные. И вот таких людей на сегодня достаточно в правительстве много. А вот человек, который отвечает за весь этот экономический блок, практически совсем без опыта человек, это Шувалов, конечно. Поэтому могут ли они вывести государство из ситуации, которая сейчас развивается, экономическое, значит, финансовое положение, ухудшающееся положение, финансы и все остальное, я сомневаюсь по простой причине. С одной стороны у них никогда не было в этом вопросе опыта, а с другой стороны та идеология, которая  их пропитала, которой они пропитаны, это рыночные так называемые ценности, что само по себе регулирует, и все само отрегулирует, ничего нельзя трогать  со стороны государства, эта идеология пагубная. И ее пагубность признали все отцы так называемой демократической рыночной экономики, начиная от Сороса, и кончая всеми остальными. Сказали, что они ошиблись, и нужно искать новую модель. Меня удивляет, с какой упертостью мы продолжаем отстаивать. Перед кем мы отстаиваем, я даже не знаю, потому что это только усугубляет нашу ситуацию. Сегодняшняя ситуация российская при резервном фонде и всех этих накоплениях имеет возможность выйти безболезненно практически, по сравнению с другими странами, из этой ситуации, из этого финансово-экономического коллапса.

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. А я напомню нашим радиослушателям, в эфире «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Николай Васильевич, вы сейчас сформулировали несколько интересных положений, которые я считаю, что нужно чуть-чуть конкретизировать. Первое, вы сказали, что эти люди в правительстве не профессионалы и никогда не занимались этой практической работой. Отсюда неизбежные ошибки. Но с этим мы сталкиваемся постоянно. Выходит первый вице-премьер и заявляет о том, что ни в коем случае нельзя контролировать цены на продовольствие. На следующий день президент страны заявляет о том, что задача губернаторов следить, чтобы ни в коем случае цены на продовольствие в их губерниях…

Николай Маслов: А председатель Совета Федерации Миронов вообще говорит, что надо иметь список продовольствия с фиксированными ценами.

Игорь Шишкин: Совершенно верно. Высшие должностные лица буквально в 2 дня делают прямо противоположные заявления.

Николай Маслов: Конечно, конечно.

Игорь Шишкин: Как действовать тем, кто им подчинен, не понятно. Второй пункт вы сказали о том, что это не случайность. Человек со стороны, новый человек будет легче делать кардинальные реформы. Его ничто не связывает, ему ничто не дорого. Он это не строил. Но вот об этом поподробнее. Ведь эта система действительно давно существует. Но уже проверена веками тоже, что она всегда порождает новые кризисы. Так как эти люди начинают махать шашкой, все кажется им неправильно, и со стороны, когда пришел. И в результате их деятельность сама порождает кризис.

Николай Маслов: Когда один молодой священник, закончив семинарию, академию, пришел к своему духовнику, и говорит: Отче, вот я сейчас иду, мне назначен приход в такой-то город. Я уже там побывал тайно, посмотрел, сколько там безобразия. Там, говорит, языческие обряды есть. И в храмах, так сказать, непорядок. Люди не соблюдают не так посты, какие-то устраивают там конференции ненужные. Объединяются там с какими-то шаманами из других деревень, иноверцами и так далее, и так далее. И говорит, я решил все искоренить прямо все, сразу, с первого дня. Это священник. Духовник ему отвечает: дорогой отец, ты понимаешь, для того, чтобы ты мог произвести то, что ты сказал, навести порядок, он же не хотел делать реформы, он хотел сделать порядок, все привести в норму.

Игорь Шишкин: Все реформаторы говорят, что они приводят в норму, искореняют недостатки.

Николай Маслов: Он ему говорит: ты годика 2, как минимум, должен там поработать, понять, отчего это происходит, понять корень этих безобразий, — раз. Второе, своим личным примером показать, как должен жить христианин, тем более, священник. И все их недостатки должны сгладываться твоей жизнью и жизнью твоей семьи. И вот если ты станешь авторитетным, в непререкаемом авторитете, тогда ты можешь провести любые положительные изменения, потому что ты их доказал собственной жизнью. А если ты, придя, не зная, почему люди так поступают, откуда это взялось, и любые твои хорошие намерения приведут только к одному: к бунту, к сопротивлению людей. И люди будут думать, что ты не хочешь улучшить ситуацию, а ты нарушаешь или ограничиваешь их права, то есть их традиции. Они ведь многие вещи, даже недостатки, эти люди имеют их как завет предков, как традицию того или иного поселения. И для того, чтобы как-то им разъяснить, нужно время. И нужно, чтобы ты был профессионалом и авторитетом. И в их лице ты должен быть непререкаемым, иметь свой жизненный путь. Вот так ему ответил духовник. Ответ также и здесь. Если является авторитетным человек, то его высказывания сегодня сразу влияют и на цены, на биржи и везде. А если не является авторитетным, он может говорить где угодно, что угодно, никто его не послушает. И пример. Например, у нас был такой министр Зурабов – все помнят. Ведь какие-то начинания у него и были, какие-нибудь хорошие, я не знаю, я сомневаюсь. Но все его движения, все его дела воспринимались людьми в штыки. Вы помните, да, забастовки, митинги и так далее, потому что он с одной стороны не профессионал, с другой стороны он пришел в министерство, у него ни опыта, ни уважения среди людей. А ведь там же целые академии медицинские, там же миллионы людей работали. И так в один день сразу льготы отменить, туда-сюда. Ведь не прошло это. Но сколько было потрачено времени, сколько было перелопачено бумаг, скольких людей уничтожили, выгнали с работы за несогласие. А они были правы. А они ушли из медицины, стали там искать другую себе профессию или третью и так далее, и тому подобное. Поэтому люди, когда идут в политику, и говорят: мы все изменим и так далее, нужно всегда их бояться. Это не наши люди, это, так скажем, враги нашей жизни. Потом какая цель этих всех реформ? Сейчас смотришь, реформа армии, реформа того, реформа сего. Какие цели? Ведь любая реформа, любое движение должны приводить к улучшению. А потом реформа делается в тайне от всего Генштаба, от всех разведок, от всех, от всех. Знаете, а вы для кого эту реформу делаете? Что, какие-то тайные лазутчики другого государства или что?

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, а более конкретные примеры. Вот как это проявляется в жизни, и с чем сталкивается человек в повседневности. Вы приводили в пример Зурабова. Но Зурабова как бы уже нет. Мы хорошо помним, что такое был Зурабов, потому что именно что такое был Зурабов. Это целое явление в нашей жизни, почти такое же, как Чубайс. Это уже все в прошлом. Вы сейчас сказали про реформу Вооруженных Сил. Это касается и наболевшее для очень многих, но тоже часть общества. А вот…

Николай Маслов: Как звучит, для многих? Это обороноспособность нашей страны. Это касается каждого из нас. И не просто сегодня, а на 25 лет вперед. Вот была реформа ЖКХ у нас. Мы все время говорим о реформе ЖКХ.

Игорь Шишкин: Да, что-то такое более приземленное.

Николай Маслов: Реформа ЖКХ коснулась нас только кончиком, да. Вот реформа ЖКХ. Дошли до того, что закончилась реформа ЖКХ на сегодняшний день, и всегда была она. В чем заключалась, вернее? В изменении стоимости услуг. Не качества, а только стоимости. Когда-то у нас была коллегия в Госстрое и очередная, значит, была реформа ЖКХ. И я принес из дома такую пачку квитанций за квартплату. И так разложил их, скрепочками скрепил друг с другом. И когда там очередь дошла сказать мне, как члену коллегии о соответствующем проекте Госстроя, я сказал, что, знаете, я к реформе ЖКХ хочу сейчас обратиться к вам, как к гражданину, который живет так же, как все в квартире. И показал, вот 6 лет назад квитанция за квартплату, и вот сегодня эта же квитанция. Она разнится в 10 раз. И вот моя зарплата 6 лет назад, и вот сейчас моя зарплата. Она разнится в 2 раза. Вот вся реформа ЖКХ. Для людей реформа эта ЖКХ закончилась только вот этой составляющей. Это увеличение оплаты. И второе…

Игорь Шишкин: А, подождите, а суета и неразбериха?

Николай Маслов: Нет. И второе, это вчера ходил в ЖЭК, потом в ДЕЗ, потом в Дирекцию единого заказчика, потом в акционерное общество и так далее, и тому подобное. Коммунальная реформа еще закончилась чем? Но, может быть, для жителей это не важно, а для людей, которые строят дома, частные дома и так далее, это реформа РАО ЕЭС. Была одна организация. В Москве называлась, например, Мосэнерго. Что любой вопрос, нужно было идти в Мосэнерго и писать заявление там и решать. Сейчас это больше десятка разных организаций. Это акционерное общество. Вот, например, мы строили недавно небольшое здание в Москве, не только в Москве наше строительное подразделение. Вот к чему пришла реформа? Раньше для того, чтобы подключить свет к дому, делалась заявка, делалось техническое задание, выдавалось, и люди строили, подводили соответствующие там, так сказать, провода, строили трансформаторы и подстанции. И в дом шел свет или на производство. Сегодня вам выставляют счета, например, за подключенную мощность будущую какую-то. Один киловатт в Москве стоит 70 – 80 – 100 тысяч рублей. Это примерно, вот представляете, 10 киловатт, это касается многих, вот, например, 10 киловатт в квартиру если подвести, это примерно…

Игорь Шишкин: А нормальные квартиры сколько потребляют?

Николай Маслов: Стиральная машина там около 10 киловатт. Это миллион рублей. Представляете, только свет, чтобы не провода протянуть, ни что-то другое, а чтобы только мощности разрешили, на вашу квартиру, вам нужно миллион рублей.

Игорь Шишкин: Только разрешение приобрести у них электричество какой-то мощности, да?

Николай Маслов: Да, да. И плюс еще примерно столько же будет стоить работа, значит, полтора миллиона. Полтора миллиона это 3 месяца назад – 4, это было 50 тысяч долларов.

Игорь Шишкин: А плюс еще отдельно потом оплачивать потребленную электроэнергию?

Николай Маслов: Нет, это само собой. Так вот представьте себе, насколько увеличивается стоимость квартир или дач, домов и так далее сейчас после реформы РАО ЕЭС? На 50 тысяч долларов минимум только за свет. Еще есть газ. И газовщики сейчас моду взяли у Чубайса. Вот вам реформа действующего правительства. Там люди в разных были должностях, кто-то там президентом стал, кто-то еще. Простая реформа только РАО ЕЭС. А еще же реформа идет там и теплосети пошли в акционерные общества и так далее. И те все видят, что прошло для энергетиков. Почему для телефонизации там нельзя? Почему нельзя для газа, для теплоснабжения, для канализования? Дороги скоро будут подводить. Понимаете, и это называется рынком. В юридической плоскости даже это антиконституционно. Объясню, почему. Вот смотрите, человек, оплачивая вот эти полтора миллиона или 50 тысяч долларов за подключение света, дачи или какого-то предприятия, он платит за мощности. То есть он оплачивает инвестиционное развитие акционерного общества. Но это не надо даже в суд ходить. Это должно сделать антимонопольное законодательство, это должно сделать правительство России, президент. Это противоречит всем видимым и невидимым, значит, нормам и морали, и бизнеса, в том числе. Хорошо, реформа ЖКХ. Дальше – жилищные товарищества. Все передать жилищным товариществам? Жилищным товариществам передали все, кроме прав.

Игорь Шишкин: Одни обязанности.

Николай Маслов: Одни обязанности. Вот у меня с собой здесь письмо начальника Главы управы «Арбат» в наше жилищное товарищество, где я живу. Мы теперь, оказывается, должны отчитываться, как жилищное товарищество, вместо паспортисток, вместо тех, кто зарегистрировался. Я уж не говорю, что там все остальное, все остальное. Понимаете,  жилищные товарищества нагружают всем и вся. Это называется, что мы хотели, как лучше, а получилось, как хуже, потому что, смотрите, жили люди в доме. Никакого товарищества не было. Платили за квартиру, этим все заканчивалось. Создали товарищество. Им говорили, нужно создавать, будет лучше и все. Никаких прав. Как деньгами распоряжалась мэрия, так и распоряжается. Но для того, чтобы, например, получить субсидию на одного какого-нибудь льготника в доме, товариществу нужно собрать там кучу справок. А это значит, что в товариществе должен быть бухгалтер, экономист, финансист, председатель и так далее. А это что значит? Что жители должны собрать деньги на оплату этих чиновников. Уже чиновников. Поэтому получается так. Когда создаешь жилищное товарищество, то увеличиваются слезы жителей, потому что прав никаких, а обязанностей куча. И я думаю, что эти обязанности будут дополняться, дополняться, дополняться.

Игорь Шишкин: Плюс, вы хорошо сказали, что  люди раньше знали, куда заплатил, и все забыли. Вот у меня та же самая управа «Арбат» сейчас объявила, что наш дом должен выбрать из двух управляющих компаний. У нас теперь свобода ведь, мы сами можем выбирать, с кем. И в результате у меня на подъезде висит два плаката. В одном одна компания сообщает, что другая – жулики, и разворовали такие-то дома. А та сообщает, что эти – жулики, и разворовали такие-то дома. А мы должны в ближайшее время выбрать, кто из них. И все убеждены, что оба плаката – правда. Что жулики и те, и другие.

Николай Маслов: Да. Но результат реформы ЖКХ, конечно, плачевный, потому что, смотрите, какой кадровый состав. Я сегодня, когда поднимался на радио, там висит объявление от ЖЭКа. Четыре строки – 3 грамматических ошибки.

Игорь Шишкин: Я видел как раз около лифта.

Николай Маслов: Я позвал консьержку и говорю, позвоните начальнику ЖЭКа, скажите ему. Она сама тоже девушка, но так по-русски говорит, но есть проблемы в этом вопросе. А она говорит: начальник ЖЭКа очень плохо говорит по-русски. Говорит, неудобно даже ему будет сказать, что это является ошибкой. Он же не поймет, что есть ошибки грамматические. Это в Москве, улица Тверская, самый центр. Вот что такое реформа. И последнее. Например, реформа, которая вот только сейчас начинается. Это градостроительный кодекс. Поясню. Президенту Медведеву положили на стол закон, который изменяет систему лицензирования в строительстве. Казалось бы, закон касается там каких-то фирм. Докладываю, в России 270 тысяч строительных фирм, имеющих лицензию. 270 тысяч.

Игорь Шишкин: Если по 100 человек на фирму, это уже будет 27 миллионов.

Николай Маслов: Значит, государство отказывается якобы от лицензирования этим законом, если коротко.

Игорь Шишкин: Опять во благо, чтобы не было произвола, не было коррупции и так далее. Все же во благо.

Николай Маслов: И предлагает строителям объединиться в саморегулирующие организации и самим себе выдавать лицензию. Не буду сейчас деталей говорить о законе. Хотя скажу, лет 10 назад я, лично я занимался в государстве введением единой системы лицензирования. И мне этот вопрос очень понятен до мелочей. Тогда в России было несколько тысяч всего фирм, имеющих лицензию. Все остальные работали в теневой экономике. И мы, чтобы защитить права строителей, всех, сделали очень льготную систему получения лицензий. Чтобы губернаторы и мэры городов не влияли на строителей, не требовали от них мзды и так далее. Мы все это вывели. Создали такую независимую федеральную лицензионную систему, которая отработала 10 лет, как часы. Ни одной жалобы никогда не было. В первые годы были, но обычно жаловались губернаторы там, что от них отобрали власть. И строители работали на рынке. Раз в 5 лет обновляли лицензии. Я не хочу сказать, что эта система была совершенной, ее нужно было дорабатывать еще. А мы ее решили просто закрыть. А это, смотрите, несколько там тысяч сотрудников высококвалифицированных. Филиалы по всей системе. Естественно мебель, компьютеры. Десятки миллионов затраченных денег.  Все это выбросить на помойку и сказать, чтобы строители сами организовывались. Но условия создания саморегулирующихся организаций строителей такие, что 90% строителей не смогут сегодня это сделать. Что это значит? Это значит, что из 270 тысяч строительных организаций, тысяч 200 опять уйдут в тень. А это значит что? Что людям не будут начислять ни социальные вещи, ни пенсионные, ни больничные листы и так далее, и так далее, и так далее. Мы написали письма, и письма писали строители, что зачем? Нам сегодня нормальные условия. Мы получили лицензию и работаем. Если мы нарушили что-то, нам через суд можно только, значит, и так далее. ФСБ написало обоснование. Я не знаю, кто только не написал обоснование против этого закона. Товарищ Шувалов сказал, нет, этот закон будет. Понимаете, сегодня эта непродуманность, поспешность, вот этот авантюризм он превалирует. И никакой здравый смысл не слышен даже на крыльце людей, которые живут в домах, где принимают все эти решения. Вот что опасно. Мнение специалистов ни во что не ставится. Поэтому, когда вы задали вопрос, найдется ли там, так сказать, у власти действия, движения? Не найдутся, если они не сменят четко и ясно всю политику, потому что все действия, которые есть, вот я вчера 4 или 3 закона привел, или 5, вот они, если бы даже не было кризиса, давайте возьмем закон о дачной амнистии. Вы попробуйте сегодня оформить землю в собственность.

Игорь Шишкин: Кстати, опять-таки говорят, что решили, как лучше сделать для людей.

Николай Маслов: Сутками просто люди стоят. Сутками, гарантирую. Я лично сам оформлял. Я был вынужден просить родственника. Он ездил на машине. В 4 утра был уже восьмой или десятый. Некоторые службы, где оформляют вот лес, аренду, вообще на замке. Не зайдешь туда. Смотришь, конкурсы проходят, аренда проходит, все проходит. Поэтому если бы не было вот этого международного кризиса всего, всемирного, то вот эта вот политика либеральная, рыночная, вот эти действия в виде законов, которые мы сегодня обозначили, это я обозначил маленькую только толику.

Игорь Шишкин: Но действительно с этим сталкиваешься везде. А система образования? Все ректоры выступали против ЕГЭ и прочего. Говорят, а причем здесь вы? Вы что, разбираетесь в высшем образовании? Нет, мы сказали, будет вот так, и вот так будет.

Николай Маслов: И все. Вот сейчас новый министр сельского хозяйства. Какая-то новая женщина, доктор медицинских наук. Я понимаю, что колхозников надо лечить. По крайней мере, должен быть доктор ветеринарных наук. Там нужно лечить коров, лошадей. Колхозников не вылечишь никогда. Они, слава Богу, свое дело знают. Никогда не верили ни одной государственной власти. Все время брали у нее кредит и никогда не отдавали. Это всегда закон любого колхозника. Бери больше, сколько дают, и молчи, потому что всегда простят. Понимаете, вот набор вот этих решений – это анализ, о котором мы только что говорили, о чем он говорит? Кризис в головах отдельных людей, которые, не считаясь ни с какими обоснованиями, что недопустимость какого-то решения, есть обоснования, расчеты академиков. Быстро, не продуманно, но быстро, поспешно, с авантюризмом приняли. Как принимают этот градостроительный кодекс, о котором я говорил про строителей, его принимали вообще с голоса. Люди не видели текста закона. Понимаете, но это не реальные вещи. Но этот закон, я вчера разговаривал с председателем Московской областной думы, с депутатами и так далее, специально мы подняли этот вопрос. И сейчас  закончили уже обоснование. Вот этот закон о переводе лицензирования в строительной деятельности в саморегулируемую отрасль он приведет к сумасшедшей коррупции, потому что каждый губернатор, у меня есть сотни писем от губернаторов и мэров за их подписью, что они под собой уже создают эти кормушки. И будут неугодных строителей лишать, а уже судов не надо. Решил и все. А принимать кого надо, а кого не надо? Все будет регулироваться. И в каждом городе появятся свои лицензионные строительные нормативные центры. Представляете, мы в стране будем иметь 100 разных нормативных баз в строительстве. Саратовские лицензии, естественно, не будут приниматься в Москве, московские – в Московской области, питерские  там в Татарстане и так далее. Это ведь с точки зрения даже геополитической, в общем-то, ведет к разделению страны. То, с чем боролись, казалось бы. К чему я это все свожу? Или это специально сделано, но не хочу в это верить, тогда это непрофессионализм и авантюризм, с чем я больше согласен.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но этот непрофессионализм и авантюризм какой-то всеобщий получается. Вы сейчас брали, как примеры, совершенно разные сферы: военная сфера, сфера здравоохранения, образование, ЖКХ, дачные дела там, строительство. И везде принцип один и тот же. Полный непрофессионализм.

Николай Маслов: Хаос.

Игорь Шишкин: Абсолютная уверенность в том, что только они знают, как должно быть. И абсолютная уверенность, что можно все сломать до основания, и затем построить на этом месте, естественно, во имя и во благо народа нечто новое и лучшее. В результате и там, и там, и там всюду кризис. Это уже система?

Николай Маслов: С одной стороны – да.

Игорь Шишкин: Значит, это не просто отдельные кадровые ошибки, это не просто отдельный Зурабов там…

Николай Маслов: Это ошибки отдельных кадров, которые сидят, и которым никто не может противоставлять все свои мнения.

Игорь Шишкин: А это не ошибки уже системы координат, в которой либо играют по этим правилам…

Николай Маслов: Это ошибки системы всей.

Игорь Шишкин: Вот, значит, система.

Николай Маслов: Кто-то за этим не следит. За этим должен следить и премьер-министр в своей отрасли, и президент в своей отрасли за всей страной.

Игорь Шишкин: Так изъян в системе, который неизбежно порождает подбор таких людей.

Николай Маслов: Вы знаете, конечно, это система. Это системный уже характер. Я не зря привел законодательства из разных уже отраслей.

Игорь Шишкин: Вы брали абсолютно разные отрасли, именно поэтому.

Николай Маслов: Умные люди, естественно, поймут. Поэтому я умышленно без деталей, но разные, так сказать. Поэтому умный человек поймет, это системный кризис. Он и идеологический кризис, потому что мы продолжаем, условно говоря, строить либеральную рыночную экономику, от которой отказывается весь мир, начиная от Европы, которая тихо говорит, даже громко уже говорит о том, что нужно многие вещи государством регулировать, многие вещи делать социально направленные. Политика должна быть социального государства. А у нас все записано же в конституции. Мы просто не хотим ее выполнять, потому что те люди, которые строят, продолжают строить рынок, когда он уже рухнул. Понимаете, здание рухнуло, фундамент дал трещину. Значит, все говорят, нет, трещину он не дал.

Игорь Шишкин: По всему миру говорят, что капитализм заканчивается.

Николай Маслов: Вот можно так. Сегодня я, как строитель, могу сказать так. Отдельные люди в правительстве говорят, нет, фундамент не дал трещину. И строят дальше Вавилонскую башню. Фундамента уже нет, он уже  песок. Но они на песке продолжают строить Вавилонскую башню. Вы знаете, чем закончилось строительство на песке, и чем закончилось строительство Вавилонской башни.

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. А я напомню нашим радиослушателям, в эфире «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Николай Васильевич, но тогда у меня есть еще один вопрос к вам. Для того чтобы такая система работала с этими изъянами, должна быть заинтересованность у значительной части, ну относительно значительной части, скажем, людей в ее функционировании. Должна быть личная заинтересованность. Да, есть фанатики, любители все рушить до основания, а затем. Но их не так много, чтобы эта система функционировала. Значит, должны быть какие-то стимулы тех, кто все это делает. Что за этим стоит? Может быть, вот эта обогащаемая коррупция и есть  тот стимул, который объединяет вокруг этой системы и заставляет за ее процветание бороться?

Николай Маслов: Люди, которые придумали рыночную экономику, они никогда не работали в реальном секторе. И те, кто отстаивает рыночную экономику, привыкли получать миллионы и миллиарды, как в процессе надувания шара за несколько минут, за несколько мгновений. Знаете,  несколько дней назад была опубликована на втором канале нашего телевидения, я видел ее на сайте, такая, несколько цифр. Я не буду рассказывать все, но цифры следующие. Значит, реальная экономика всего земного шара, то есть ВВП всего земного шара составляет 50 триллионов долларов.

Игорь Шишкин: Все товары, услуги, которые произведены реально.

Николай Маслов: Все, что производится, оценено. А вот экономика виртуальная, то есть IPO, дутые цены на акции и все остальное, составила (внимательно слушайте) 516 триллионов долларов. В 10 раз, в 10 порядков реальная экономика ничтожна по сравнению с виртуальной. Поэтому, конечно, за такими деньжищами люди вам готовы страны все разорить, лишь бы сохранить эту виртуальную экономику. Наши пришли позже в рынок и в бизнес. И они только почувствовали эту халяву, как они говорят, бесплатное, дармовое. Вроде бы купил, условно, карьер щебенки за 10 тысяч долларов. Сделал себе бумаги, в Лондонской бирже провел.

Игорь Шишкин: Причем, даже разрабатывать его не стал.

Николай Маслов: Ничего не надо. Смотришь, у тебя уже 100 миллионов долларов через IPO провел ты. Ты его продал и, как говорится, живи припеваючи. Смотри и все. Вот последний пример с казино. С первого числа должны закрыть или когда казино?

Игорь Шишкин: Где-то 1 октября, 1 июня или июля.

Николай Маслов: Это же надо быть каким циником, чтобы признать, что игра в карты является видом спорта. Это же Роскомспорт признал, специально, тихо ввел ведомость…

Игорь Шишкин: Сразу после того, как был принят тот закон, кстати.

Николай Маслов: Что, мы скоро будем олимпиаду по карточной игре проводить?

Игорь Шишкин: Так уже по телевизору я недавно видел, показывают состязание по карточной игре.

Николай Маслов: Это они уже себя оправдывают.

Игорь Шишкин: Вот мастера спорта сидят.

Николай Маслов: Вы понимаете, какой цинизм в жизни, чтобы оставить казино, и назвать их там покер-бар, покер-клуб, как угодно. Понимаете?

Игорь Шишкин: А зал игровых автоматов это будут тренажерные залы?

Николай Маслов: Тренажерные залы, да. Но вот вам в завершении экономического блока такой культурно-развлекательный. Вот что такое изощренный ум.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, телефонные звонки. Алло, вы в эфире.

Валентин Романович: Алло, вы меня слушаете? Меня зовут Валентин Романович. Я о промышленности немного. Есть такой министр Христенко. В 2006 году, выступая по телевизору на заседании правительства, он ходатайствовал о больших закупках Боингов и меньших закупках наших самолетов. Это он выступал, я по телевизору видел эту передачу. Я чуть в обморок не упал. Я – авиационный инженер. Я думаю так, недаром он Боинги так рекламировал. Министр России рекламирует Боинг, вы представляете себе?

Николай Маслов: Понятно. Нет, понимаете, вот говорят, кризис сегодня, кризис. Но еще раз хочу напомнить для себя и для вас, что кризис это наказание Божье. Так вот мне кажется, что кризис мы будем переживать очень тяжело. Но вот сейчас уже нет времени, заканчивается наша передача. Может быть, посвятим еще как-нибудь еще одну передачу, если будет возможность. По некоторым позициям кризис остановит крах Русской империи. По крайней мере, мы сейчас перестанем объединяться со всякими там ВТО, с Европой, которая раньше нас рухнем, которая, вы посмотрите, каждый день там поле сражения, там Бородино. Где уже слова «совесть», «Бог» в словарях нет. Где перспектива, значит, только однополых браков и так далее, и тому подобное. Многие вещи сейчас приостановятся. Я имею в виду такого долгпланового. Конечно…

Игорь Шишкин: Нет худа без добра.

Николай Маслов: Да. Но это требует отдельного, так сказать.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Сергей Львович: Добрый день, Игорь Сергеевич и Николай Васильевич. Сергей Львович из Москвы. Николай Васильевич, что вы можете сказать в назидание современной, непростой жизни? В частности, в отношении точечной застройки?

Николай Маслов: Да нет, когда я работал в Госстрое, я подписал 400 с лишним писем от имени правительства России, от имени Госстроя в защиту инициативных групп, которые отстаивали свои права. Значит, точечной застройки, ну я не знаю, 99% незаконно. Объясню, почему. Потому что они строятся вразрез генплана, который был утвержден еще в советские времена, и который никто еще не отменял в Москве. По этому генплану все было спланировано, где площадки, где детские, где какие. Поэтому все застройки это, так скажем, нажива, чистая нажива. Нажива на уничтожении тех норм по зеленым насаждениям, по шуму и по свету. Вообще, когда человек выходит из подъезда, сразу оказывается на троллейбусной остановке. Знаете, мне кажется, многие из московских там чиновников рады бы были, чтобы человек выходил сразу из подъезда на троллейбусную остановку, чтобы вообще ничего не было. Никакого дворика там, чтобы где-то посидеть, с кем-то поговорить, ни травки, ни деревьев, ничего. Это их такая алчность. Но не знаю, надеюсь, может быть, сейчас эта проблема борьбы с коррупцией как-то расставит все на свои места.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Валентин Иванович: Здравствуйте, «Народное радио». Это Валентин Иванович, город Троицк, Подмосковье. Николай Васильевич, вы затронули вопросы ЖКХ. И очень важно следующее. Вот у нас в городе Троицке приватизировали ЖЭКи, сделали их акционерными обществами. И вот теперь они ведут такую коммерческую политику, готовы еще увеличивать тарифы сверх того, что они увеличили порядка 30%, еще хотели 10% наложить на то, чтобы покрыть недоплаты тех, кто еще никогда не платит. То есть брать в заложники.

Николай Маслов: Понятно, понятно.

Валентин Иванович: Вот я понимаю, что сфера ЖКХ не должна быть сферой извлечения  сверхприбылей.

Николай Маслов: Спасибо. Вообще мое глубокое убеждение, что сейчас, вот, завершая передачу, скажу, что сейчас в период кризиса мы должны перейти, вот вся страна не на рыночные отношения, которых в природе не должно быть, а на регулируемую экономику. По крайней мере, чтобы стабилизировать ситуацию. Сегодня предложил вот президент Ирана, а мы это предлагали лет 5 назад, почему нефть торгуется на биржах? Какие-то акции каких-то компаний. Кому это все нужно? Это нужно только жуликам, которые не хотят работать, а очень хитрые и хотят извлекать деньги из чужих карманов. Поэтому хотя бы лет на 5 определиться, цена на нефть такая-то, цена на свет такая-то, цена на коммуналку такая-то. И рентабельность в коммунальной сфере, то есть прибыльность предприятий не должна быть больше там 7 – 10%, максимум. Поэтому на продовольствие, на лекарства сегодня вот я рекомендовал правительству и так далее наложить четкие правила. В Мурманске мы об этом говорили, рыба, которая вылавливается и продается в магазинах без наценок, в 3 раза дешевле, чем в коммерческих магазинах. Вот вам и все. И то эти имеют 10% прибыли. Но я хочу завершить другим. Я вот сегодня был в поликлинике. И когда я уходил, мне администратор дает конфету. Я знаете, ей говорю, да сейчас же пост. А она молоденькая девушка. Она мне говорит: да, мужчина, да что же с вами случилось? Она говорит, что 70 – 80% людей мужского пола сегодня говорят, что они постятся. Вот это меня единственное, что радует в сегодняшней кризисной ситуации. Кризис заставил глав семейств задуматься о нравственном состоянии самих себя наших маленьких государств, семьи. Обратите на это внимание.

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. Наше эфирное время истекло. Напоминаю, в прямом эфире «Народного радио» выступал известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Вел передачу Игорь Сергеевич Шишкин. До свидания.

Николай Маслов: До свидания.

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10