Народное радио

Интернет-вещание

 

Большой каталог промышленности bigindustry.ru — узнайте, историю, перспективы развития компаний России.


Николай Холявченко

15 марта замечательный советский и российский писатель, Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и Государственных премий – Юрий Васильевич Бондарев отметил своё 85-летие.

 

 Юрий Бондарев всегда верил и до сегодняшнего дня верит в правоту однажды избранных социалистических идеалов и в них находит ответы на вопросы, которые ставит перед ним наше время. «Всякому разумному человеку дано думать, что жизнь его не праздный случайный подарок, а несет в себе великий земной смысл — воспитать собственную душу в борьбе за свободное существование, за очеловечивание человека во имя всемирной справедливости, выше которой ничего нет», — говорил писатель на одной из встреч с читателями. И мне стало интересно: а что думают о самом Юрии Васильевиче его соратники по перу. Первый, к кому я обратился с этой целью, писатель Владимир Николаевич Крупин, хоть и осознаёт себя современником юбиляра, однако выделяет в нём главное отличие от людей своего поколения.

 

 

 

 

Владимир Крупин: «Теперь, с годами, разница между поколениями истончается и уже такое ощущение, что не только я воспринимаю Юрия Васильевича современником, но и за нами вслед идущие воспринимают нас как людей одного возраста, одного поколения. Это не случайно, потому что мы пережили одни и те же события в стране. Но Юрий Васильевич Бондарев отличается от нас тем, что он участник войны, и это, конечно, огромная разница, и я могу говорить о нём с величайшим уважением и почтением, как к подвигу фронтовиков, которые вынесли на плечах тяжесть этой небывалой схватки с фашизмом, и все его работы я отлично помню. И когда был студентом, и в армии читал его романы «Тишина», «Двое», особенно «Горячий снег». Это, конечно, были события для того времени. Их читали, перечитывали. Я могу с гордостью сказать, что в 64-м году делал доклад о военной прозе тогдашней. Она тогда стремительно ворвалась в нашу жизнь, как освежающая струя воздуха для нашей литературы. Она не могла не прийти к нам, эта литература о войне, она пришла и она была спасительной. Она была предтечей так называемой деревенской прозы, хотя и условно очень. И военная проза, и крестьянская, и деревенская — это всё, конечно, условные названия. А неусловно здесь то, что это была настоящая русская литература. И, несомненно, Юрий Васильевич Бондарев был, как и на фронте, так и тут в первых её рядах. Так что, я могу только пожелать Юрию Васильевичу долгоденствия, благоденствия, чтобы он переносил мужественно хвори, которые на него набрасываются, как на всё это воевавшее поколение, мокшее в болотах и окопах, перестрадавшее и перенесшее на себе непомерные тяжести. Желаю, чтобы сегодня, войдя в мемуарный возраст, он еще поработал, потому что ему не только есть, что вспомнить, а есть, чем поделиться, например, своим опытом огромной борьбы за Россию. Он очень мужественный человек, он человек смелый, решительный, бескомпромиссный, и, конечно, нам надо у него многому учиться. Так что я кланяюсь ему, сердечно поздравляю и желаю всего доброго!».

 

 

 

Я обратился ещё к одному из ныне живущих классиков отечественной литературы, замечательному русскому писателю Валентину Григорьевичу Распутину. Вот что он мне сказал.

 

 

 

Валентин Распутин: «Я Юрию Васильевичу обязан многим. Когда только ещё начинал, когда только первые работы мои были опубликованы, он заметил меня, помогал, вдохновлял, предупреждал иногда, ну, по-свойски всё это. Отношения у нас были самые-самые добрые. Юрий Васильевич был и остаётся для меня огромным авторитетом, и я всегда относился к нему с глубочайшим уважением и как к писателю, и как к человеку, и как к руководителю Союза писателей России. Юрий Васильевич был тогда заместителем председателя, но, в общем-то, основную работу в Союзе вёл всё-таки именно он. И ездил много, и выступал много, и всегда было интересно слушать его выступления, потому что это не были какие-то дежурные слова. Всегда он говорил о том, что происходит. И говорил четко, и говорил всегда интересно. Ну, вспомнить хотя бы его слова, помните, когда начались тяжёлые времена, когда началась эта самая «перестройка», он сказал, что вот подняли самолет в воздух, а где придётся садиться – неизвестно. Это были совершенно точные слова. Их и сейчас можно цитировать, да, собственно, и цитируют уже. В последнее время нечасто приходится видеться с ним. Сейчас у нас другое руководство Союза писателей России. Юрий Васильевич у нас не бывает, к сожалению, но то уважение, которое было у меня к нему, оно остаётся и до сих пор. И я рад поздравить Юрия Васильевича с юбилеем, а это юбилей, действительно, солидный. Я думаю, Сам Господь помогал ему в этом, и только радость от того, что до сих пор этот человек не просто живёт, но и действует».

 

 

 

А действовать ему помогают неравнодушие к чужим проблемам и требовательность к себе. «Уметь быть сдержанным, уметь слушать собеседника, что является великим достоинством в общении людей, не переступать границы гнева, а именно — уметь владеть собой, не опоздать прийти на зов о помощи в чужой беде, уметь быть благодарным…», – так Юрий Бондарев определяет добропорядочность, которую чрезвычайно ценит в людях. Ценит, потому что сам сполна обладает этими качествами.

 

Николай Холявченко

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10