Народное радио

Интернет-вещание

 


Народное радио

Из программы Татьяны Федяевой "Народный интерес"

Скачать запись программы в Медиа-архиве

Татьяна Федяева: Добрый день, дорогие радиослушатели. В эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Звукорежиссер Герман Алексеев. Сегодня у нас в студии Ольга Алексеевна Яковлева, почетный адвокат России, председатель Союза православных юристов. Добрый день, Ольга Алексеевна.  

Ольга Яковлева: Здравствуйте.

Татьяна Федяева: Мы не так давно говорили с Валерием Павловичем Филимоновым, писателем православным, человеком очень интересным, очень вдумчивым. Он, кстати, занимается электроникой, в том числе. И он сказал, что мы сейчас подошли к какому-то порогу, за которым неизвестно, что. Но это, может быть, нам с вами не известно или слушателям неизвестно. А кому-то известно, когда человек превращается в товар, в пронумерованную вещь. И недавно им была выпущена книга, которая называлась «Человек должен оставаться человеком» как раз о том, что мы стоим у этой черты, за которой что… Валерий Павлович говорит, мы уже подошли ко времени, когда создается мировое правительство. И подкрепляет свой тезис ни какими-то размышлениями такими абстрактными, а подкрепляет свой тезис чисто цитатами из разных источников. А источники какие? Независимо от географии, от идейных каких-то соображений, от убеждений разных людей. Вот, например, еще в конце 60-х годов, пишет Валерий Павлович, Бжезинский постоянно говорил о необходимости контроля над человеческими массами и управление ими. И он говорил, что возрастут возможности социального и политического контроля над личностью. Скоро станет возможно осуществлять почти непрерывный контроль над каждым человеком, и вести постоянно обновляемые компьютерные файлы-досье. Дальше это породит тенденцию на несколько последующих десятилетий, которые приведут к эре технотронной диктатуры, при которой почти полностью будут упразднены существующие ныне политические процедуры. И дальше, в новом обществе люди будут полностью лишены благодатной свободы воли и своих естественных прав. И еще там же он цитирует: «Нужно быть бараном, чтобы не видеть, что происходит вокруг», — с печалью свидетельствовал более 10 лет назад блаженной памяти старец Таисий Святогорец. Цитат очень много. Книга написана очень корректно. И все выводы базируются на таких посылах разных людей. Так вот, Ольга Алексеевна, хотелось бы поговорить на эту тему. Мы теряем имя. Мы теряем идентификацию. Хотелось бы, чтобы вы дали нам какие-то знания, как юрист, как правовед.

Ольга Яковлева: Возникает вопрос, как можно относиться к новым технологиям? Я не сторонник тех, кто считает, что вместо транспорта нужно использовать там конный спорт, вместо железной дороги, авиации, не пользоваться компьютерами. Я считаю, что все технические изобретения, если они служат на благо человека, мы должны использовать. Но любое научное достижение, если оно используется во вред, оно не имеет права на существование. При внедрении технологий очень важно не переступить грань, которая удерживает ученого или практика на позиции человеческих или божественных ценностей. Если самое новейшее изобретение использовано во вред даже хотя бы одному человеку, а, тем более, всему человечеству, если это изобретение посягает на свободу воли человека, оно не должно применяться. Тем более, внедряться в жизнь путем принуждения, что имеет место в настоящее время.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, а как вам кажется, сегодня с такой серьезной темой и я бы сказала, с трудной темой обращаемся к слушателям. Как вы себя в этом качестве чувствуете, комфортно или нет?

Ольга Яковлева: Я думаю, что да.

Татьяна Федяева: Вообще о фантастике действительно стоит сказать. Ведь 40 лет назад могли ли мы представить, что может такое быть? Ты берешь тот же телефонный аппарат и связываешься буквально за какие-то секунды с любой точкой планеты, где бы ты ни находился, в тайге там или в каком-то мегаполисе. Не говоря уже о компьютере, о том, что несколько нажатий кнопок, и ты получаешь любую информацию из любой библиотеки. То есть это фантастика. Казалось, этого не будет никогда. Это как фантастический фильм. И сейчас вещи, о которых вы говорите, которые некоторым кажутся фантастическими, могут стать очень реальными. И очень быстро, кстати.

Ольга Яковлева: Вы понимаете, как всегда, в фильмах есть герои положительные, есть отрицательные, есть злодеи, которые изобретения используют во вред человечества. Всегда какой-то герой спасает человечество. Но вот это вот опасение того, что какие-то изобретения могут навредить всем людям, всей планете, отдельному человеку, о нем не нужно забывать.

Татьяна Федяева: Давайте, мы забывать не будем. И будем как раз об этом говорить. Я опять прочту одну цитату, опять цитата. Если Збигнев Бжезинский у нас уже прозвучал, то сейчас сошлюсь на генерального директора Информационно-аналитического агентства при Управлении делами президента Российской Федерации. Александр Игнатов в сентябре 2000 года в статье «Стратегия глобализационного лидерства для России» он писал: «Ключевым фактором, влияющим на современные глобализационные процессы, является деятельность мирового правительства. Не вдаваясь в душераздирающие подробности, рисуемые нам многочисленными теориями заговора, следует признать (и дальше, внимание), что эта надгосударственная структура вполне эффективно исполняет роль штаба нового мирового порядка. Однако в своей работе эта организация ориентируется на интересы малочисленной элиты, объединенной этническим родством, и инициацией в ложах деструктивной направленности. Данное обстоятельство – узурпация власти в мировом правительстве хасийско-парамасонской группы». Вот такая цитата.

Ольга Яковлева: Знаете, вот этот термин «мировое правительство», «электронное правительство», «электронное население», оно вот из области фантастики эти понятия они переходят в наше законодательство. Действительно, если мы послушаем сейчас новости, что мы слышим? Кризис, его нужно преодолеть. Этому мешает отсутствие в России мирового правительства. А что это такое? И кому нужно мировое правительство?

Татьяна Федяева: Нет, я такого не слышала. Я слышала, что электронного правительства.

Ольга Яковлева: Нет, простите, отсутствие в России электронного правительства. Но нужно ли оно России, и не является ли оно, а оно является частью электронного мирового правительства. Я не думаю, что тотальная, скажем, электронизация, вот автоматизация взаимоотношений человека с государством может решить экономические проблемы. Проблемы продовольствия, проблемы здравоохранения. Это какая-то другая тема, которая идет параллельно, знаете, нашей жизни, но проталкивается невидимыми такими усилиями, колоссальными усилиями. В это вкладываются огромные деньги, принимается огромное количество нормативных актов, о которых мы не знаем. Ведь посмотрите, нет никакого федерального закона, который комментировал бы деятельность электронного правительства Российской Федерации. С экранов мы о нем слышим, федерального закона нет. Государственная дума такого закона не рассматривала. Принимаются подзаконные акты, например, с такими названиями «Основы политики Российской Федерации в области развития электронной компонентной базы на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», «Федеральная программа «Национальная технологическая безопасность 2002 – 2006 год», программа «Развитие технологии и создание электронной компонентной базы» и другие. Кто-либо из нас слышал, что существуют такие документы? Как их принимают, кто их готовит? Это ведомственные акты. Это акты правительства и акты его ведомств. Например, такой документ, как стратегия развития электронной промышленности России до 2025 года. Эта стратегия реализуется. Но когда мы ее открываем, мы, обычные граждане…

Татьяна Федяева: Которых касается напрямую эта стратегия.

Ольга Яковлева: Напрямую, это входит в нашу жизнь. Этот документ будет регулировать наше существование в социуме. Что мы читаем? И, кстати, цитату из этого документа, и не только я, наверно, приводим довольно часто, потому что она очень показательна. Основные цели и задачи этой стратегии: должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальные информационными (обращаю внимание), управляющими сетями типа Интернет. Управляющими сетями. Наноэлектроника будет интегрироваться, сделав объектами, обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием жизнедеятельности, улучшением качества жизни. И таким образом сокращать социальные расходы государства.

Татьяна Федяева: Как интересно, заметьте, сокращать социальные расходы государства. Это чья стратегия, какого государства?

Ольга Яковлева: Наверно, это во всем мире происходит, потому что Россия движется в общем русле. И дальше, широкомасштабное распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за их повсеместного применения. То есть это не для больных людей, это не для медицинских целей. Это миллиарды вот этих микрочипов, которые граждане, предполагается, будут использовать в своей повседневной жизни. Спросил ли кто-либо нас, граждан Российской Федерации, хотим ли мы осуществлять контакт с транспортными средствами и друг с другом путем встроенных вот этих микроэлектронных устройств? Хотим ли мы быть биообъектами, куда внедряются вот эти микро- и наноэлектронные устройства?

Татьяна Федяева: Кстати, в этой концепции там слово «человек» почти не употребляется. Там употребляется «биообъекты».

Ольга Яковлева: Биообъекты, да, да, да.

Татьяна Федяева: Я напоминаю, что передачу веду я, Татьяна Федяева. Звукорежиссер Герман Алексеев. И сегодня у нас в студии работает почетный адвокат Российской Федерации, председатель Союза православных юристов Ольга Алексеевна Яковлева.

Ольга Яковлева: На что я обращаю внимание, как юрист? Вот если бы такой документ был широко обнародован, опубликован для обсуждения гражданами, обсуждался в Государственной думе в виде федерального законопроекта, да, мог ли он быть принят? Я очень сомневаюсь. Именно потому, что люди не желают превращаться в биообъекты, в объекты для экспериментов, да, а эти документы принимаются на уровне подзаконных актов, я бы сказала, программ-стратегий в таком, знаете, закрытом режиме. Мы узнаем об этих документах на стадии их реализации. Граждане имеют право по конституции участвовать в управлении делами государства. Вот всенародное обсуждение, социально значимых и законопроектов, и нормативных актов, и стратегий, и программ. Это наше право участвовать в управлении делами государства. И, безусловно, при принятии таких законов, которые меняют концепцию существования человека в обществе, в социуме. Концепцию, по которой человек реализует свои конституционные права, получает бесплатную медицинскую помощь, получает пенсию, получает какие-то пособия, льготы, бесплатный проезд. Вся эта система сложилась. Десятилетия это существует. И вдруг в одночасье это меняется, и граждане об этом ничего не знают. Они узнают об этом, когда приходят получать пенсию, когда приходят на почту или попадают в поликлинику, где им нужна медицинская помощь.

Татьяна Федяева: А нет ли здесь нарушения конституции? Вот то, что принимаются эти законы, вернее, подзаконные акты именно таким образом?

Ольга Яковлева: Конечно, нарушена конституция. Во-первых, я уже сказала, что решение таких вопросов должно происходить на уровне федеральных законов. А это законопроект, который вносится в Государственную думу, которая обсуждается с депутатами, принимается депутатами, потом принимают дальше все инстанции. И, в конце концов, подписывает этот закон президент, получается в Государственную думу заключение о соответствии конституции этого законопроекта. А подзаконный акт это ведомственный документ, который, в общем-то, такой экспертизе не подлежит, и граждане о них ничего не знают.

Татьяна Федяева: У нас звонок. Пожалуйста, представьтесь, мы вас слушаем.

Ольга Леонидовна: Здравствуйте. Ольга Леонидовна, Московская область. Ольга Алексеевна, два вопроса взаимосвязанных к вам. Первое, это какова же роль нашего правительства? Оно, что, за мировое правительство или против? Или в какой-то степени представляет собой «пятую колонну»? И второй вопрос, я уже поднимала его на «Народном радио», то, что нас, русских, лишили национальности. Мы теперь по паспорту не понятно, кто, россияне. В то же время здесь заселяют азиатами, кавказцами, не понятно, чем. Вот это является частью этой программы?

Ольга Яковлева: Вы знаете, это очень обширные вы поставили вопросы. Это, наверно, тема для другой передачи. Поэтому мне хотелось бы как можно больше дать вам информации и обсудить с вами именно проблему электронных технологий и реализации конституционных прав граждан. Мы не можем так расширять, хотя вы говорите об очень важных вопросах.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, можно такую просьбу. Я думаю, что многие слушатели со мной согласятся. Что мы можем делать? Потому что, если я согласна или не согласна, каким образом я могу свое волеизъявление выразить?

Ольга Яковлева: Значит, опять-таки возвращаемся к конституции. Что гарантирует нам конституция Российской Федерации? Право направлять коллективные и индивидуальные обращения в органы государственной власти. Это и президент, и правительство, и Государственная дума. Это и депутаты, которых избираем мы, каждый по месту своего жительства. Это наше обращение, мы можем депутатам направлять предложения по внесению изменений в законодательство. Направлять требования прекратить реализацию какого-либо нормативного акта или даже закона, направив запрос в Конституционный суд. Что еще? Понимаете, в чем дело? Вот простой человек, зная об этих документах, узнавая, вернее, при реализации своих прав, что приняты такие документы. И теперь он превратился в некое такое электронное существо, полукибернетический организм, который ходит везде с пластиковым документом, проверяемым электронно-автоматизированным способом. Может быть, это удобно и хорошо, если мы посмотрим, какая информация распространяется в СМИ, это удобно. Это ускоряет все процессы. Но если это так хорошо, почему это происходит в тайне от людей? Почему игнорируются предложения специалистов? Мне хотелось бы также процитировать выдержки из выступления заместителя председателя Фонда социального страхования Российской Федерации, доктора технических наук, академика Российской Академии естественных наук Сергея Станиславовича Ковалевского, что он говорит по поводу всей этой тотальной автоматизации. В 2000 году была принята доктрина информационной безопасности России. Но о какой безопасности может идти речь, когда всеми информационными ресурсами России управляют западные операционные системы, исходные коды которых известны только разработчикам? И никто, никакая правоохранительная система не может гарантировать информационную безопасность, когда потоками информации управляют черные ящики. Никто, кроме производителей, не знает точно, какие в них заложены недокументированные функции. И он приводит пример, когда в ходе операции «Буря в пустыне» иракские ПВО все прекратили работу. И заканчивает так: «Так что на кону сейчас стоит информационная безопасность России». Это очень серьезное предупреждение, и это не единственное предупреждение со стороны специалистов. И, тем не менее, вот эти глобальные информационные системы по автоматической идентификации человека по сбору данных, всех данных о нас, гражданах Российской Федерации, эти системы продолжают внедряться. В России идет подготовка создания Единого государственного регистра населения. Что это такое? Это система, в которой все граждане будут зарегистрированы в ней под уникальными пожизненными и посмертными номерами – идентификаторами. Все внедряемые электронные системы, в конечном итоге, направлены на то, чтобы вся жизнь человека могла отслеживаться в автоматическом режиме и в режиме реального времени. То есть человек с этой пластиковой карточкой, заменяющей все, кошелек, это документ, удостоверяющий личность, это документ, с которым можно пройти на работу, войти в транспорт, пойти в медицинское учреждение, получить медицинскую помощь, везде в автоматическом режиме человек всегда обозначается под номером – идентификатором. Там номер такой-то. И компьютерная система при нажатии кнопки может определить, где сейчас находится этот субъект, что он сейчас делает, у какого врача был, какое лекарство купил в аптеке. Понимаете, это тотальный глобальный контроль, который недопустим в отношении человека.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, приходится иногда слышать такой тезис: мы – честные люди, нам скрывать нечего. И пусть контролируют. Я не ворую, я не убиваю.

Ольга Яковлева: Вы понимаете, в чем дело. Это то, к чему мы как бы привыкаем. Вы посмотрите, практически во многих магазинах установлены видеокамеры, да. Мы видим передачи, как она там называется «Дом-2», кажется. В общем и в целом, человек живет за стеклом. Нас приучают к прозрачности жизни. Но есть грань, за которой эта прозрачность превращается в безнравственность. Понимаете, как бы вся жизнь человека, его интимные стороны, его какие-то финансовые операции, допустим, он готовит какой-то подарок близким, в любой момент прослеживаются все его затраты по компьютерной системе. Он пошел к врачу, ему, может быть, не хочется говорить, что какое-то заболевание есть у человека, какие-то лекарства он покупает в аптеке, но это все в автоматическом режиме откладывается в его файле-досье. И совершенно посторонний человек в каких-то целях, собственных целях, скажем, с целью причинения вреда этому человека нажатием кнопки получает всю информацию о человеке.

Татьяна Федяева: И, тем более, если такая высокая коррупция. У нас звонок. Пожалуйста, представьтесь.

Юрий Никитич: Это Юрий Никитич. Я хочу как бы на тему, о чем вы говорите, вот эта чипизация, как бы учет всех, абсолютно каждого человека, это все, как говорится, относится к этнической коррекции. Это все относится к мировому правительству. Это все относится к евгенике.

Ольга Яковлева: Все, мы поняли ваш вопрос. Я как раз хотела сказать на эту тему. Посмотрите, постепенно в общественное сознание внедряется мысль о необходимости создания базы биометрических данных граждан. В личные документы пока в добровольном порядке включается уникальная информация. И все это объясняется личной безопасностью, опасностью там экстремизма, да, защиты.

Татьяна Федяева: Начиная с военных.

Ольга Яковлева: Да, да. И, допустим, биометрические данные в паспортах, в загранпаспортах. Да, идет вопрос о военных, идет вопрос о людях, совершивших правонарушения. Но это только первый этап. В итоге как бы концом всей этой программы ни скорее всего, а так, наверно, оно и будет, если мы не скажем нет этому процессу, это создание как бы всемирного банка биометрических данных. А пока идет в России создание банка данных на граждан Российской Федерации. Хорошо это или плохо? Опять давайте обратимся к мнению специалистов. Вот что нам говорит доктор биологических наук Ирина Ермакова. Мы хорошо знаем этого специалиста. Она занимает всегда активную социальную позицию. Она говорит о геномодифицированных продуктах, которые могут непоправимый вред принести нам, нашим детям. Вот что она говорит об этом: «Если знать генетический код человека, то при желании можно подобрать ему такую пищу или лекарство, которое просто его уничтожит. Фактически, имея информацию о генетическом коде, представителям той или иной этнической группы можно заблокировать все гены так, что они перестанут рождаться». То есть это фактически база для создания генетического оружия. И второй специалист – Вера Ижевская: «Генетическая информация это фактически врачебная тайна, которую, я уверена, в нашей стране не будут сохранять достаточно надежно. Я бы никому не посоветовала идти на подобную процедуру». Это говорят известные ученые и предостерегают, как предостерегает нас Ковалевский. Как предостерегают нас ученые в этой области знаний. Почему не прислушивается правительство? Почему не прислушиваются те структуры, которые внедряют тотальную вот эту идентификацию личности человека, электронную автоматическую идентификацию? Почему они не слышат специалистов?

Татьяна Федяева: У нас звонок, Ольга Алексеевна. Принимаем. Потом продолжим. Пожалуйста, говорите.

Валерий Аркадьевич: Доброе утро. Валерий Аркадьевич. Крайне тезисно постараюсь. Первое, что напомню, враг хитер и коварен. Огонь. Помните это, да? Вот все это ползучее действо, которое идет, оно с одной стороны неизбежно. Но нет нравственных граней. И здесь хотелось бы осветить с вашей помощью 55-ю статью конституции, как действовать, как противостоять подзаконным актам. Но в любом случае кадры решают все. Какое мировое правительство, я не наивен, они существуют, а их надо менять. Спасибо.

Ольга Яковлева: Вы знаете, в чем дело? Я вообще не уверена, что должно существовать мировое правительство. Господь Бог дал каждому народу свою территорию. У каждого народа своя территория, свои традиции. Если сравнить с животным и растительным миром, это отдельный вид, созданный, в общем-то, не по нашему замыслу. И поэтому объединять это, перемешивать, это, знаете, как, взять сосну и подорожник и создать нечто среднее. Вот то, что геномодифицированные организмы, да, я, когда задумалась над этим, я поняла. ГМО, ГМО, слышали об этом. А что это такое, геномодифицированные организмы. Это ни растения, ни животные, да, когда, например, геномодифицированная соя, в нее внедрен ген саранчи. Так вот и перемешивание нас, людей, африканцы, европейцы, азиаты. У нас у всех есть своя территория. У нас у всех есть, так сказать, родина, есть законы, традиции, религия. И не нужно перемешивать это все в одну Вавилонскую башню, потому что кончится это все очень печально. Не мы это создавали, и не нам это переделывать.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, вы возглавляете Союз православных юристов. Я знаю, что к вам приходит очень много граждан, обращаются со всей страны люди. Можете ли вы свидетельствовать, что люди понимают это происходящий процесс превращения человека в полукибернетический организм? Это первое. Но нас не спрашивали, когда принимали программу и стратегии. А спрашивают ли нас сегодня на том моменте внедрения, в котором мы сейчас происходим?

Ольга Яковлева: Да, очень правильный вопрос. Вопрос он затрагивает самую суть этого процесса глобализации. Понимаете, в чем дело? Все хорошее оно должно вызывать у людей желание к этому присоединиться. Желание это использовать. Все то, что внедряется принудительно, что душа человеческая не принимает, к тому надо относиться с большой осторожностью. И посмотрите, вот эти удобные средства идентификации человека, везде, в магазине там карточка платежная, в поликлинике этот полис и так далее, почему идет сопротивление огромного количества людей этим хорошим и удобным системам? И почему ведомства и власти применяют принуждение, нарушая конституцию? Смотрите, конституция Российской Федерации статья 28-я, гарантирует гражданам иметь религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. Верующие граждане православного вероисповедания, видимо, духом чувствуя вредоносность вот этой системы, этих программ электронных, внедряемых в их жизнь, как единственного способа общения человека с государством, они, как могут, с таким пассивным образом они протестуют. Люди отказываются получать пластиковые, например, медицинские полисы, где имеется штриховое кодирование, безусловно, уподобляющее человека товару, да, предмету. Более того, в этом штрих-коде закодирована информация, которая этому человеку недоступна. Не может гражданин узнать, что в этом штрих-коде о нем написано. И граждане отказываются от этих полисов. Но, казалось бы, какой труд выдать человеку традиционный документ, дающий право на медицинское обслуживание. Ведь по конституции граждане Российской Федерации имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных медицинских учреждениях. Что происходит в жизни? Если человек отказался от медицинского полиса вот такого электронного, он лишается медицинской помощи. Человеку отказывают в медицинской помощи, в выплате пенсий. Вот у меня лежит перечень нарушений конституционных прав граждан основополагающих. Например, отказ инвалиду в медицинской помощи. Человек парализован (это Москва), скован болезнью Паркинсона, это выдержки из письма, передвигается по квартире на ходунках. Не имеет инвалидности, не имеет возможности обратиться в поликлинику, получает платную медицинскую помощь. Я уже не говорю о бесплатных лекарствах, другие льготы и дотации. Почему в угоду вот этой автоматизированной системе человека лишают как бы и средств к существованию, и медицинской помощи? Значит, еще один случай. Уже отказ выплаты пенсии и медицинской помощи, город Москва. Отказ от начисления трудовой пенсии, Санкт-Петербург. Незаконный отказ в медицинской помощи, получения льготы и расчете пенсии и оформлении инвалидности, город Зеленоград. Незаконный отказ в медицинской помощи в больницах города Москвы. И я могу эти списки продолжать бесконечно. Вся наша передача может уйти только на перечисление этих случаев. И, кстати, сейчас Союз православных юристов и общественные организации ставят вопрос о дискриминации верующих, о нарушении конституционных прав. И мы собираем эти сведения для того, чтобы подготовить обращение к президенту и в правительство. И затем обратиться в суд с жалобой на бездействие органов власти.

Татьяна Федяева: Ольга Алексеевна, есть ли у вас примеры, когда вы побеждали вот в этой борьбе, в суровой борьбе такой?

Ольга Яковлева: Вы знаете, огромное количество случаев, когда грамотно составленные юридические документы и, конечно, желательно, чтобы с человеком пошел на прием в поликлинику юрист. У нас есть такой юрист – Михаил Михайлович Оболенский. Раньше он был работник прокуратуры, так что человек боевой. И огромное количество случаев, когда людям оказывают медицинскую помощь, принимая это учебное учреждение. Он помогает тому, чтобы добиться выплаты пенсии, назначение пенсии. Такие случаи есть. Но понимаете, что плохо. Не может юрист Оболенский или я, адвокат Яковлева ходить с каждым пенсионером по поликлиникам, да еще и к каждому врачу. Мы недавно с ним разговаривали. Он говорит, да, терапевт принял, хирург принял, а гинеколог женщину принимать не хочет без медицинского полиса. Говорит, значит, если у вас нет кровотечения, я без полиса вас не приму. Понимаете, это просто дикость, но эта дикость происходит во всех регионах России.

Татьяна Федяева: У нас звонок. Пожалуйста, представьтесь. Мы вас слушаем.

Софья Константиновна: Это Софья Константиновна. Ольга Алексеевна, у меня вопрос. С какого же года они хотят нам такие биообъекты присвоить?

Ольга Яковлева: Н о вот эта стратегия до 2025 года. И поэтому период вот такой. Но мы видим, что электронные документы уже внедряются сегодня. И более того, внедряются они принудительно. Другого как бы определения этому процессу я дать не могу. Поэтому на каком этапе, когда сочтут авторы этих программ и стратегий, когда они сочтут. Но дело в том, что нам не нужно ждать. Нам нужно использовать конституцию и отстаивать свои права, не превращаться тупо в биообъекты, в которых внедряются микро-, наноэлектронные устройства, улучшающие нашу жизнь и контролирующую состояние нашего здоровья. Мы можем сами его проконтролировать, пусть нам просто медицинскую помощь оказывают надлежащим образом.

Татьяна Федяева: Но там в той же стратегии говорится «сокращение социальных расходов». Сокращение социальных расходов как раз предусматривает это. Дорогие радиослушатели, мы работаем в прямом эфире. Передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Звукорежиссер Герман Алексеев. Сегодня у нас в студии почетный адвокат России, председатель Союза православных юристов Ольга Алексеевна Яковлева. И говорим мы о внедрении биометрических данных и о правовых методах формулирования нашего отношения к этим процессам. У нас еще звонок. Примем? Пожалуйста, говорите. Мы вас слушаем.

Лидия Владимировна: Спасибо большое. Это Лидия Владимировна из Москвы. Вы знаете, я хочу спросить вот наша страна сейчас, вот вы говорите, все это будет внедряться и все, а мы сейчас на каком месте-то? Что, уже вся планета что ли имеет эти чипы и это все? И нас уже к этому принуждают, да?

Татьяна Федяева: Спасибо.

Ольга Яковлева: Разные страны находятся на разных этапах. И зачем нам думать о том, что происходит в мире. Я там считаю, нам нужно думать, что происходит в нашей стране. В какой-то стране граждане, используя конституционное право, да, участвовать в управлении государством, это право закреплено у многих стран, как-то высказывают свое мнение. Может быть, они все решат дружно, что хотим вживить себе микрочипы. Понимаете, надо думать, что происходит в России, и стараться этому противодействовать. И еще я хотела бы сказать всем гражданам. Я уверена, что сейчас их много слушает нашу передачу, кому отказывают в медицинской помощи. Обратить внимание на положение конституции, которая гарантирует наше право на охрану здоровья и получение бесплатной медицинской помощи. Статья 41 конституции гарантирует это право, да, бесплатную медицинскую помощь в государственных муниципальных учреждениях. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан 93-го года они действуют. И постановление правительства Российской Федерации, в котором утверждена программа государственных гарантий оказания гражданам медицинской помощи, бесплатной медицинской помощи на 2009 год. И ни в одном из этих документов, включая конституцию, право на получение медицинской помощи не обусловлено наличием какого-либо специального документа определенной формы, например, медицинского полиса. И конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Если право на бесплатную медицинскую помощь записано в конституции, это право мы имеем возможность реализовать в той поликлинике по месту жительства, где мы живем. И медицинское учреждение обязано нам эту помощь оказывать.

Татьяна Федяева: Еще звонок у нас. Пожалуйста, представьтесь. Скажите, откуда вы.

Слушатель: Добрый день. Филимонов говорил о том, что книга его продается в Союзе защиты памятников. Вы не можете сказать почтовый адрес?

Татьяна Федяева: Позвоните, пожалуйста, после окончания эфира. Вам скажет наш специалист. Я, к сожалению, не могу сейчас этого сказать. Ольга Алексеевна, очень хотелось бы узнать, что по этому поводу, о чем мы с вами говорим, думает Православная церковь. Какие документы, если есть, то хотелось бы на них сослаться.

Ольга Яковлева: Да, это тоже очень необходимый вопрос, о котором хотелось бы поговорить. Иногда мы слышим в каких-то радиопередачах, в публикациях очень много выступает комментаторов этой темы того, когда православные граждане отказываются от документов, содержащих вот такие электронные устройства и штриховое кодирование, то есть отказываются принять новые технологии. И эти специалисты, как бы полностью игнорируя позицию Русской православной церкви, говорят, называют таких людей сектантами. Нередко называют этих людей и сектантами, и неадекватными людьми и в различных государственных ведомствах. Пенсионные фонды, поликлиники, то есть это те места, где люди подвергаются унижениям, оскорблениям за свои религиозные убеждения. И никто не хочет обратиться к официальным документам Русской православной церкви, которая защищает право верующего человека иметь религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, как сказано в нашей конституции. И говорит Русская православная церковь о недопустимости принуждения в целях изменения религиозного убеждения. Об этом говорит статья 29 конституции, запрещая принуждение граждан в целях изменения религиозного убеждения. И посмотрите, пожалуйста. Вот священный синод Русской православной церкви еще 7 марта 2000 года, еще 9 лет назад предупреждал о том, что происходит сегодня. Я прочту выдержку из заявления священного синода Русской православной церкви: «Вскоре люди, не имеющие налогового кода или пластиковой карты, могут оказаться практически лишены возможности получать социальную и даже медицинскую помощь. Если подобное произойдет, возникнут все основания усомниться в принципах равноправия граждан и свободы совести, принципа, который так активно пропагандирует современная цивилизация. Именно поэтому мы настаиваем на необходимости иметь альтернативную систему учета граждан и предоставления им социальных, медицинских, страховых и прочих услуг». Вот какую позицию занимала Русская православная церковь в 2000 году. Смотрим дальше. Как бы она не менялась, она только усиливалась. 2004 год. Послание Архиерейского собора к президентам России и Украины. Значит, также цитата: «Учитывая опасения многих верующих граждан, собор призывает государственную власть принять во внимание их озабоченность при разработке новых образцов основного документа гражданина России. Это паспорта, который, как мы считаем, не должен содержать отметку о личном коде, а также какие-либо данные, не известные или не понятные владельцу документа. Необходимо приложить все усилия, чтобы развитие законодательства могло обеспечивать, не ущемляло вероисповедования и мировоззренческой свободы. Мы также считаем, что власть должна со вниманием отнестись к просьбам верующих, которые, заботясь о сохранении своей благодатной свободы, выступает против обязательного присвоения идентификационных номеров». Церковь совершенно твердо и четко говорит о том, что нельзя принудительно вводить ту систему, которая противоречит религиозным убеждениям граждан. И обращается к властям с посланиями и заявлениями. Дальше еще были обращения 2005 года. И в последующем принимались документы в этом же направлении, я о них еще скажу.

Татьяна Федяева: У нас еще звонок. Пожалуйста, говорите. Представьтесь, мы вас слушаем.

Вера Петровна: Доброе утро. Вера Петровна. Ольга Алексеевна совершенно правильно сказала, что граждане абсолютно не участвуют в управлении государства. И самое главное, вот не слушают граждане наши послания президента к Федеральному собранию. Вот в первом послании Медведева у него есть такая фраза: «Мы будем продолжать интегрироваться с Западом». Кто это, мы? Наших граждан спросили? Нет, не спросили. И далее вот о законах, которые принимает Государственная дума. Мы в весенней сессии должны принять 300 там законов. Каких законов? Вы опубликуйте названия тех проектов, чтобы граждане России могли обсудить и написать свои возражения какие-то или чего-то еще. Мы сами неинициативные граждане. Спасибо.

Татьяна Федяева: Спасибо.

Ольга Яковлева: Правильно замечание. И я также как бы продолжаю наше образование по радио и назову еще вам нормы конституции. Ведь посмотрите, в конституции статья 3, что нам говорит. Что единственным источником власти в Российской Федерации является ее народ. И только народ может решать, нужно ли нам интегрироваться с мировым сообществом, входить в глобальные информационные системы и в глобальное мировое сообщество. Давайте вспомним события в Осетии. Кто поддержал Россию? Я что-то не могу назвать, чтобы ее поддержало мировое сообщество. А мы хотим с ним интегрироваться, не спрашивая собственный народ. Поэтому совершенно правильно, такие вопросы не могут решаться кулуарно, да еще на уровне подзаконных актов. Если это даже какой-то федеральный закон, он должен быть опубликован и должно быть всенародное обсуждение этого законопроекта. Я очень сомневаюсь, что он бы получил наше с вами одобрение.

Татьяна Федяева: Я недавно получила такую информацию, что в одном городе, крупном городе-миллионнике, больше миллиона жителей там, предложено всем студентам получить социальные карты. И им предлагается прийти, оформить все документы. Они будут получать обеды со скидкой, продукты со скидкой, транспортный проезд тоже со скидкой и так далее, и так далее. Трудно удержаться, сейчас тем более кризис. Собственно человек всегда склонен сэкономить. Понимаете, вот такой крючок бросается. Ольга Алексеевна, это же жизнь. Никуда от этого не денешься. Хорошо призывать, быть принципиальным, если у человека все хорошо в материальном положении.

Ольга Яковлева: Вы знаете, здесь уже дело как бы силой духа каждого человека. И студент может получить эту карту, если он понимает, что это вот тот маленький кусочек информации о нем, ест в студенческой столовой, это пойдет в его файл-досье. Это будет сложно. А учится бедный там, получается, по этой социальной карте. Сейчас кто-то пойдет в соседний ресторан и будет там. Но и этот состоятельный студент, приезжающий на машине, и который питается в ресторане по другой карточке будет также учитываться. И эти сведения, этот поел в студенческой столовой, а тот поел в соседнем ресторане, это все будет складываться в досье. Поэтому здесь даже не так важно, получает человек эту карточку в студенческой столовой. Важно его мировоззрение, его отношение к этому. И если человек это понимает, он просто не имеет право не высказать свое мнение, отношение и протест против внедрения вот этой тотальной системы слежения за человеком. Как за некой такой, понимаете, подопытной крысой, которая ходит в лабиринтах, и компьютер отслеживает, куда она пошла, через какой лабиринт: в аптеку, на лекцию или к девушке куда-то заглянула, да.

Татьяна Федяева: Валерий Павлович Филимонов, выступая у нас на радио в этой же студии, на примерно такой же мой вопрос сказал следующее. Если вы хотите оставаться свободными, зарабатывайте, сдавайте комнаты. Вы знаете, не у всех есть эти возможности. И люди предпочитают получить социальную карту москвича, получить какие-то социальные скидки и так далее, и так далее. Где вот этот баланс? Где сохранить себя и в то же время выразить свое отношение к происходящему?

Ольга Яковлева: Вы знаете, о конституции я уже сказала, что мы с вами единственный источник власти. Да, мы с вами, граждане России. Но и поскольку сейчас сопротивление вот этой системе пока оказывают по моим наблюдениям, по тем обращениям, которые приходят в Союз православных юристов, в основном верующие граждане и православного вероисповедания. И к ним я обращаюсь, а, может быть, через них услышат и остальные люди. Вы понимаете, что можно подумать о верующем человеке, тем более, это, так сказать, православие призывает вроде бы непротивлению злу. Но давайте опять обратимся к документам Русской православной церкви. Призывает ли она не противиться злу, либо отстаивать свое право на свободу вероисповедания. Значит, собор Архиерейский, который состоялся в Москве в июне 2008 года, он принял беспрецедентный документ, который необходимо использовать каждому человеку в защите своих конституционных прав. Оценив современную ситуацию в сфере соблюдения прав граждан, этот Архиерейский собор, значит, принял основы учения Русской православной церкви о достоинстве, свободе и правах человека. И принятие этого документа выводит проблему защиты прав верующих, на мой взгляд, просто на новый уровень. Архиерейский собор признал, что земная жизнь невозможна без удовлетворения материальных потребностей человека. И это создает возможность обеспечения социально-экономических прав граждан, которые включают в себя доступ к образованию, медицинской помощи, заботу о людях, не способных обеспечить свои материальные возможности. Собор констатировал, факт принуждения христиан со стороны общественно-государственных структур в целях изменения религиозного мировоззрения. Дальше в документах собора констатируется, что в современном мире права человека нарушаются транснациональными корпорациями, государственной властью, субъектами экономики. То есть это написано в церковном документе. Я повторяю, что это одновременно и церковный, и правовой документ. Вот цитата из него: «И сегодня мы призваны ревностно не только на словах, но и на деле заботиться о сохранении права и достоинства человека. При этом мы осознаем, что в государственном мире права человека подчас нарушаются, а достоинство его попирается не только государственной властью, транснациональными структурами и субъектами экономики». Это цитата. То есть о нарушении прав граждан говорит Русская православная церковь, в том числе и со стороны государства.

Татьяна Федяева: Еще звонок у нас. Пожалуйста, говорите. Мы вас слушаем. Здравствуйте.

Мария Ивановна: Здравствуйте. Это Мария Ивановна из Москвы. Я вот по этому поводу говорю. У нас есть Общественная палата, которую Онищенко создал. Но я не знаю, палата или как это назвать, объединение общественное. У нас есть наш Леонид Аркадьевич. Он всегда выступает по радио и говорит, мы даже не можем определиться, сколько нас. Но как мы можем определиться, если мы даже не знаем телефона. Кто нам даст туда телефон? Я знаю, например, на ваше, а на это нет. Вот у меня вопрос. Теперь другой. Я всегда говорила, что это безобразие, что у нас убрали национальность из паспорта. У нас вот это я помню, что вот Людмила Сергеевна говорила, что у нее внучки, что ли, кто-то зародился. Так их так гоняли, чтобы найти где-то в каком-то документе, что эти правнуки у нее русские. Это целое дело. Вот татары они, например, отстояли. И платок, головной убор одевают. И все. А мы все разрозненные. И вот сейчас еще говорят, что нам не надо такого праздника, когда объединяться. Тогда этот праздник соединяться при одних условиях. А теперь при других условиях.

Татьяна Федяева: Понятно, понятно, Мария Ивановна. Все-таки ваш вопрос? Это целое выступление развернутое. Очень коротко, будьте добры.

Мария Ивановна: Я против этого ИНН.

Татьяна Федяева: Понятно. Спасибо.

Ольга Яковлева: Да, вы затронули важный вопрос. Исключение из паспорта главы национальность. И обращение огромного количества граждан вот по этому поводу. И посмотрите, сегодня убрали национальность, а завтра, наверно, вместо имени у нас останутся только цифры или какие-то штрих-коды. А ведь посмотрите, конституция Российской Федерации, у меня на каждый ваш вопрос цитата из конституции, прошу меня простить, но я хотела бы, чтобы вы это запомнили. Конституция гарантирует гражданам России, указывает свое право указывать свою национальность. Где человек может указать свою национальность? Конечно, в основном документе, устанавливающем его личность. Поэтому нарушено конституционное право указывать свою национальность при утверждении бланка паспорта. Бланк паспорта вообще вызывает огромное количество нареканий и протестов со стороны граждан. Огромное количество граждан отказались получить по этой причине паспорт гражданина РФ, и проживают со старыми паспортами. Я думаю, что это тема отдельной передачи. Но права этих граждан также нарушаются. Они лишены возможности получать и медицинскую помощь, и совершать какие-то сделки со своим имуществом. То есть это отдельный блок нарушения конституции.

Татьяна Федяева: Итак, на стороне граждан конституция Российской Федерации, документы Русской православной церкви. Но что делать людям? Как защитить себя все-таки от произвола?

Ольга Яковлева: Общественные организации православные и общественные организации других направлений очень активно действуют в этом направлении. Подготовлен нами законопроект о внесении изменений в Закон о персональных данных. Предлагается закрепить законодательно существование традиционной системы учета данных. То есть то, к чему люди привыкли, что свойственно человеческой цивилизации. Бумажные документы без штрихового кодирования, без микрочипов. И те граждане, которые не желают использовать новые технологии, имеют право пользоваться традиционными документами. Такие же изменения предлагаются внести в законодательство по здравоохранению, по пенсионному обеспечению, то есть все законодательство должно содержать гарантии возможности реализовать свои конституционные права при наличии традиционных документов.

Татьяна Федяева: Насколько реально обсуждение этого законопроекта?

Ольга Яковлева: Законопроект подготовлен общественностью. Очень трудно найти пока депутатов, фракцию, которая внесла бы этот закон на проект. Есть какие-то возможности, может быть, он будет внесен. И я очень надеюсь на поддержку Русской православной церкви в этом вопросе. Ее мнение очень важно. Поэтому я надеюсь, что они эту статью поддержат.

Татьяна Федяева: Я понимаю, что, придя сюда, вы надеетесь на поддержку слушателей «Народного радио».

Ольга Яковлева: Нет. То, что мы все, это наша инициатива, понимаете. Поэтому я считаю, что наша с вами инициатива. Кроме того, еще судебный процесс, о котором я говорила, ситуации надо называть правовыми терминами. Отказ граждан от реализации конституционных прав называется дискриминацией. Ее необходимо прекратить.

Татьяна Федяева: И необходимо вещи называть своими именами, что дискриминация эта продолжается. Дорогие радиослушатели, наша передача подошла к концу. Напоминаю, что сегодня в студии работала Ольга Алексеевна Яковлева, почетный адвокат России, руководитель Союза православных юристов. Вела передачу Татьяна Федяева. Всего вам доброго. До свидания.

Ольга Яковлева: До свидания.

Обсудить материал можно здесь

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




Недорого купить академическую справку с занесением в реестр на выгодных для вас условиях;Недорого купить диплом ссср в Москве на выгодных условиях

125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10