Народное радио

Интернет-вещание

 

Выпуск программы 5 марта

12.03.2009


В студии – известный общественный деятель, доктор педагогический наук Николай Васильевич Маслов.


Скачать запись программы в Медиа-архиве


Игорь Шишкин: Добрый день, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Сергеевич Шишкин. В студии «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук, магистр богословия Николай Васильевич Маслов. Здравствуйте, Николай Васильевич.

Николай Маслов: Добрый день.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, представляя вас, я не случайно указал, что вы являетесь магистром богословия, потому что в сегодняшней теме я считаю целесообразным обратиться к тематике, связанной с религиозной жизнью нашей страны, с судьбой православия в России. Уже много веков между православием и католицизмом достаточно так, мягко скажем, напряженные отношения. И, причем, все эти века эти отношения характеризовались экспансией, которую иногда можно было открыто называть агрессией католицизма на территорию каноническую православия. Последний всплеск мы помним с вами начало 90-х годов на Западной Украине. Сейчас тоже очень многие говорят о возможно новой волне агрессии католицизма на территории России. Но у меня вот какой вопрос. Я хотел бы услышать вашу точку зрения, а есть ли там порох в пороховницах? И почему я к вам с таким вопросом обращаюсь? Не так давно в Англии вышел Оксфордский словарь современного английского разговорного языка. И в этом словаре уже нет таких понятий, как Бог, совесть, честь, порядочность. Соответственно возникает вопрос, есть ли там действительно порох в пороховницах ни для материальной агрессии, а для духовной, религиозной.

Николай Маслов: Меня никогда, в общем-то, не интересовал вопрос, какой порох в пороховницах католиков, потому что я всегда придерживался немножко другой своей такой доктрины, что нужно укреплять православие, как правую веру, и не тратить время на пустое, потому что это пустое. Это обычное, по словам апостола Амвросия Оптинского, католики – это обычная ересь, просто возведенная в ранг континентальной религии, потому что они подменяли под себя и светскую власть собой. Они отошли от истин правой веры, от апостольской веры. Не ездили даже на Вселенские соборы, потому что считали их, так сказать, ниже себя, потому что там Папа Римский все определяет, и он безгрешен и так далее. А потому тратить на это время? Католики многое сделали плохого для России. Мы помним Александра Невского как национального героя, который с ними боролся, все эти Крестовые походы. Поэтому в памяти народной, когда заходили разговоры о встрече патриарха с Папой Римским, это все равно как…

Игорь Шишкин: Мы регулярно об этом говорили.

Николай Маслов: Да. Как только об этом разговор заводили, у народа в памяти, знаете, вернее, память возбуждала в народе такую силу, как будто нам объявили войну. И эту, так скажем, неприязнь ее убрать невозможно.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но ведь не так давно Папа Римский посетил каноническую территорию исторической России. Это тоже нужно признать.

Николай Маслов: Вы имеете в виду Украину?

Игорь Шишкин: Конечно, Украина, извините, это наша территория. Киев – это мать городов русских. И там был Папа Римский.

Николай Маслов: Католики всегда действовали не такими божественными законами, а… Ну, слова подбирать плохие. В общем, экспансия она и есть экспансия. Поэтому там, где они уже наследили, там результаты плачевные. На той территории канонической, где есть католицизм, он все время падает. Количество прихожан, которые ходят в их храмы, уменьшается. Там обновленчество опережает, мне кажется, обновление в светской жизни. Ведь ни для кого не секрет, что церковь там это все время смуты какие-то. И церковь признает там многие вещи, порочные, порочащие, католическая, я имею в виду, которые у нас эти грехи и не знали там даже там. А у них это уже признано.  И там всякие однополые браки и прочее. И не только католическая церковь, но многие другие еще христианские направления. Но это тоже всякая ересь, поэтому она и признает. Она должна как-то на плаву держаться, понимаете. Она людей привлекает не истинной верой, не истинным служением Богу, а разными способами, вот такими пиаровскими ходами. И когда один, кажется, действующий католик, то есть этот Папа Римский сказал, что вот о предыдущем, я где-то читал в Интернете, когда только сменился Папа, было сказано, что пока Папа Римский собирал толпы людей с гитарой в руках на стадионах, храмы католические опустели. Но на самом деле так оно и есть. Мы знаем, что там происходит, и с аукционов продаются целые монастыри. И они уже не могут заплатить и за свет и так далее, и тому подобное.

Игорь Шишкин: Но ведь здесь есть еще одна сторона вопроса. Вы говорите о том, что продаются монастыри, о том, что Папы Римские собирали на стадионах с гитарами. Но при этом надо отдавать должное, не так давно католическая церковь обладала ведь колоссальной силой в Западной Европе. Это была ведущая духовная сила, ну плюс еще протестантизм.

Николай Маслов: Но дело в том, что если взять Русскую православную церковь, она все время набирала обороты с каждым годом, с каждым годом, с каждым годом. И как только туда закрадывались или в государственную власть закрадывались люди, которые роль церкви в государстве уменьшали, или же занимались обновленчеством, как тут же сила церковная падала, потому что Господь ложь поддерживать не будет. Он не творец зла.  А творец зла – дьявол и лжи, он отец всему этому. Даже наша церковь, если взять дореволюционный период, когда появились либералы там, XIX век, там еще Петр I смуту внес огромную в нравственную жизнь в устои и в традиции церкви, и вообще в жизнь народа, это все вызывало сразу протест, смуту. Но находились всегда люди, которые не хотели нести такой тяжелый крест нравственной жизни и поддерживали всегда это. А такие люди находятся всегда и среди епископов, среди священников. Их просто всегда мало бывало. И раньше государство вместе с церковью жестко убирало их из общественно-политической жизни и заточало в монастыри, как в тюрьмы. И это была бескомпромиссная позиция церкви и государства, чтобы никакая ересь не распространялась, потому что ересь может уничтожить просто государство. Источник могущества государства – это нравственность его народа. Если нравственность ложная, оно долго не просуществует, так же, как не просуществовал любой другой строй ложный. Ни одна империя при падении нравов не могла устоять.

Игорь Шишкин: Обладая колоссальной физической силой.

Николай Маслов: Все было, войска огромные, деньги там. Я не знаю, чего только у них не было, оружие самое современное. И падали перед кучкой варваров, потому что падали нравственно и не могли защищать свое отечество, и сами разлагали его и так далее. Так же и здесь. Церковь является таким фундаментом нравственности, если она является. А если у нее в этом фундаменте появляются трещины в виде всяких размышлений, толкований, отступлений, обновлений, то здание никогда не устоит, если фундамент треснул.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, коль мы с вами сейчас рассматриваем взаимоотношения Русской православной церкви и католицизма, я предлагаю послушать сюжет, который подготовил редактор «Народного радио» Алексей Пичугин.

Алексей Пичугин: В XX веке многие государства стали постепенно отходить от традиционных христианских ценностей. На фоне такого духовного упадка именно православие смотрится наиболее выгодно, так как многие пустующие католические и англиканские церкви были переданы именно православным. В 60-е годы состоялся Второй Ватиканский собор Римской католической церкви, на котором среди прочего было разрешено проводить богослужения в храмах на языке того государства, где этот храм расположен. Ожидалось, что такая реформа позволит привлечь новых прихожан, особенно из числа молодежи, для которых была чужда и не понятна тяжеловесная латынь. Однако ожидаемого наплыва верующих не случилось. Вообще страны, в которых распространено традиционное христианство, в данном случае католичество и англиканство, так как среди православных дела идут получше, так вот в странах, где исповедуют традиционное христианство, наблюдается парадоксальная ситуация. Само население довольно неплохо осведомлено об основах веры. Торжественно проходят такие праздники, как Рождество, Пасха, Конфирмация. Папа Римский воспринимается в каждой католической стране более чем национальный герой. Однако храмы остаются пустыми в течение большей части года, а многие попросту закрываются. И, кажется, здесь не упустить момент. Конечно, пустующий храм – печальное зрелище. Но православные общины могут восполнить этот пробел, взяв приходящее в упадок здание в аренду, наполнить их новой жизнью. Алексей Пичугин для программы «Русский стандарт».

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, когда мы говорим о том, почему-то печальном положении, в котором находится сейчас католицизм в Европе, то говорим об этом, конечно, не для того, чтобы позлорадствовать, а для того, чтобы понять тенденцию. Так вот очень интересную тенденцию, на мой взгляд, подметил Алексей Пичугин.  Не считаете ли вы, что сейчас пришло время, когда можно говорить уже об обратной экспансии. Об экспансии православных ценностей на Запад, а не западных ценностей на Восток.

Николай Маслов: Вы знаете, я хотел бы вернуться. Вот вы в самом начале сказали очень ценную вещь, но как-то мы ее обошли стороной. Это то, что в Англии Оксфордский университет выпустил словарь.

Игорь Шишкин: Да, причем, это не какое-то частное там мелкое издательство. Мало ли, что там решил Джеймс или Вася издать. Оксфордский словарь.

Николай Маслов: Где нет слова Бог, совесть, как вы говорили, и так далее.

Игорь Шишкин: Да, честь, порядочность.

Николай Маслов: Вы знаете, я хотел сюда больше заострить внимание, чем там на несчастных католиках. Вообще, что такое слово? То, что начало происходить в Европе, это страшнее чем то, что у нас происходило при Советской власти, с точки зрения религии. Ведь если слово – это воплощенная мысль. Слово это от избытка сердца глаголят уста. То есть все, что есть в сердце человека, в сердце нации всей, есть в разговорной речи. Вообще по разговорной речи на улице можно понять, есть ли у этого народа будущее, там какое состояние экономики сейчас, даже, не читая страниц там курса доллара, и так далее можно четко сказать, что хорошее состояние, есть будущее у этой нации и народа, или нет. Даже отдельного человека. Только по языку, потому что слово оно воплощенная мысль. Даль сказал, оно выражает состояние человека. Взять тюрьму. Там же совершенно свой язык.

Игорь Шишкин: Вполне естественно, появившийся.

Николай Маслов: Там люди, которые убивали друг друга, неоднократно там воровали, предавали и так далее. То есть это состояние у них внутреннее такое, что оно не вмещается в те слова, которые мы знаем. Нужны совсем другие слова.

Игорь Шишкин: Потому что было бы противоестественно, если бы они в таких условиях говорили совершенно другим литературным языком.

Николай Маслов: Вот вы говорите, противоестественно. И многие говорят, это противоестественно. Что такое «естественно»? Вот «естественное» это слово божие. Почему? Потому что «совесть» это слово божие. Вот «совесть» это закон Божий заложен в сердце человека. Что такое закон Божий? Это слово божие. Где оно отражено? В Евангелие, в Библии, в апостольских правилах у святых отцов. Бог через посредников таких как, еще раз говорю, как апостолы, которые разнесли слово божие 12 человек по всему миру, через них, вернее. Состояние человека внутреннее можно только по речи определить, по походке, по одежде. Внешнее проявление человека говорит о внутреннем. Так вот, если сегодня в Европе сначала они убрали из Конституции слово Бог, общее европейское. Почему там многие народы восставали? Медленно, медленно сейчас забывается это. Теперь они убирают слово Бог, совесть, честь и так далее, все, что касается души, чувств они убирают из словаря. О чем это говорит? Это говорит о том, что состояние европейских народов больше чем плачевно. И мы скоро будем от Европы ограждаться китайской стеной, как раньше был Берлин разделен на 2 части, потому что если мы захотим себя сохранить, естественно, потому что Европа демонстрирует все, она обгоняет нас по падению не экономическому. Экономика нас обгонит, падение экономическое обгонит Россию, она сейчас тоже Европа, потому что раз нет хорошего состояния внутреннего народа, нации, то их ждет только зло. А зло это убийство, воровство, казнокрадство, коррупция и так далее, и так далее. В Европе этого много. Но сейчас Европу ожидает страшная ситуация. Если в России огромными усилиями православных людей разных уровней, во власти, без власти выходят словари, учебники, книги, где, наоборот, стало появляться слово «совесть», «Бог», «вера» и так далее. Все мы видим, что идет борьба за внедрение православной культуры в систему образования, где постоянно проходят там «Глинские чтения», «Рождественские чтения», другие форумы, проходят всевозможные дискуссии ученых, где президент демонстративно говорит, чтобы семинарии и академии духовные имели дипломы государственные, то есть поднимается статус нравственный, духовный. Вводится в систему, трудно, еще раз говорю, система информации это практически все разрушает. Но, как говорил один святой, кто хочет спасаться, тот имеет возможность. Сегодня мы видим, как появились десятки тысяч православных приходов, тысячи воскресных школ. Да, пока количество, местами переходящее постепенно, постепенно в качество. Но не дремлют и враги. Поэтому, конечно, вот этот симптом европейский, что в словарях, а это значит, и дети будут только животный инстинкт исповедовать. Они будут учиться только материальное исполнять. У них не будет внутри ничего, чтобы их подвигало на добрые дела, на справедливые поступки. У совести не будет понятийного аппарата. Слово, еще раз говорю, божье слово это вообще оружие считается. И не зря сказано: «От слова судишься, от слова и оправдаешься». И не зря говорится, что от избытка сердца глаголят уста. Это все законы, которые прошли тысячелетия. Почему нужна такая вещь, как традиции? И такого слова, как обновленчество, особенно в церкви сразу воспринимается в штыки. Вот результат, который ждет Европу. И не дай Бог мы последуем их действиям. Мы уже это проходили.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, а вот это как раз и самое главное. Бог с ними, с европейцами. Это их проблемы, это их жизнь. Все же следует обращаться к этой тематике для того, чтобы не повторять чужие ошибки. А не для того, чтобы позлорадствовать, как у них там плохо. Мы в начале программы ведь говорили, что католицизм, потом и протестантизм были мощной духовной опорой. К ним можно относиться по-разному, но это была мощная духовная опора западного общества, пронизывающая все его институты.

Николай Маслов: Не духовная опора, это была идеология.

Игорь Шишкин: А вот давайте разберем, где произошла та ошибка, которая привела к нынешнему положению, чтобы мы точно также сейчас. Вы приводите примеры, открываются монастыри, открываются новые храмы, воскресные школы, ставятся вопросы, кое-где решаются о преподавании православной культуры в школах, словари издаются, где как раз есть понятия православные. Но не повторить бы то, что у них было, чтобы потом у нас через 100 лет вот это возрождение православное не обернулось тем крахом, который сейчас идет в их церкви. Вот о чем речь, чтобы на чужих уроках учиться.

Николай Маслов: Естественно, мы говорим и неоднократно говорили, что вот сила, благоустройство государства зависят от общественного здравомыслия. Здравомыслия. Чтобы общество здраво мыслило. После мыслей идет слово и идет дело. Некоторые придают слову очень маленькое значение. Я сейчас хочу заострить внимание, что слово имеет колоссальное значение как в созидательном, так и в разрушительном плане. Вот мы говорим Бог  слова. Сына Божия Иисуса Христа многие называют еще Бог  слова. Есть Бог отец, Бог сын, Бог святой, да? Бог слова. Ученые мира всего доказали, что Вселенная была создана, сначала был звук. Это ученые все доказали, этого никто не отрицает. И вот после звука были какие-то движения, и началось организовываться вот то, что мы сейчас имеем – земля и вся тварь, живущая на ней. А Бог отец, разум, который действует, принимает решения.  Бог слова словом сотворяет, по слову сотворено все, мир весь сотворен. По слову мы можем убить, можем воскресить. И Бог воскрешал людей умерших, и Лазарь воскрешал и так далее. Бог слова и Бог дух святый. Вот в Библии есть такое, что когда было сотворено, называлось и дух носился над водами. Иоанн Златоуст и другие толкователи пишут, что это именно дух святой, носившись, оживотворял созданное Богом по слову, хочу это подчеркнуть, словом созданное. Когда Бог создал человека, он вдохнул в него душу. Вдохнул, и тогда человек ожил. Так вот к слову нельзя относиться очень просто. Слово божие это оружие, это жизнь. Оно неизменно, как неизменны нравственные нормы. Но мы видим, что как нравственные нормы через изменения смысла слов меняются, когда ложь становится правдой. И вот тогда совершенно человек получается другим. Он становится, как сказано, вы, говорит, дети сатаны, и отец ваш дьявол. И это страшно. Вы знаете, мы видим на улице сегодня людей совершенно других. Я вот, когда едешь на машине, иду по улице или общаешься с кем-то, знаете, появились люди, которых раньше было или настолько мало, или они были все в местах заключения, я не знаю, но я их не видел раньше столько. Это люди, которые страшны для общения, с ними лучше бы не встречаться. Злые, они даже не уступают дорогу на машине. Они могут ударить тебя специально от злости. У них нет терпения такого уступить, такой любви нет, что ли, чтобы пропустить человека или еще что-то в очереди. Нет, этого нет уже. Это есть, конечно, у других людей. Но огромное количество людей страдает сегодня таким злым началом. И вот отсутствие слов это есть отсутствие состояния этих состояний уже в самой жизни этого человека как отдельного, так и всего общества. Если Европа сегодня исключает слово «совесть», «Бог» из словарей, это значит, что недалеко то время, когда отдельная часть, которая не обладает сегодня состоянием этим, заставит не иметь это состояние остальное население. Ведь сегодня пропагандируется другое: культ зла, наживы, убийства. Чего только нет. Телевизор лучше не включать вообще. Поэтому значение слова и его в жизни каждого человека огромное. Это не просто слово и это состояние, я хочу этим подчеркнуть это, слово – это воплощенная мысль в действии. За словом идет действие. Не зря же Господь сказал: «От слов оправдаешься, и от слов осудишься». Вот какое имеют значение слова. Поэтому у нас сейчас, конечно, ситуация такова, что мы должны понять и извлечь уроки из падесния Европы. Да, казалось бы, мы все говорим: евроремонт, там еще чего-то евро.

Игорь Шишкин: Нет, но чего отрицать. Уровень жизни у них намного выше. Качество товаров намного выше. Это реальность.

Николай Маслов: Эта реальность, это тогда, когда было в Конституции записано: Троица, Бог, и когда они читали молитвы перед началом в школах и так далее. Сегодня они изглаживают это. Мы сегодня будем видеть одну из несоздавшихся еще империй, которая будет рушиться на глазах. Если вот это все, о чем мы сейчас говорим, будет воплощено у них в жизнь широко. А оно воплощается с каждым днем. Просто бываю в Европе, но не так часто, может быть, раз в 3 месяца, и вижу, знаете, отношения такие вот… Например, семья уходит все в прошлое. Старые люди, да, традиции, все. Молодежь все договора, со стиральной машиной как будто какой-то договор заключаешь, а не с женой. Очень страшно.

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. А я напомню нашим радиослушателям, в эфире «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук, магистр богословия Николай Васильевич Маслов. И еще одна фраза прозвучала сегодня в эфире. Я хотел бы, чтобы вы ее развили. Вы употребили термин «обновленчество». Не кажется ли вам, что одна из причин того положения христианской церкви на Западе, которую, естественно, дай Бог избежать нам, это попытка в свое время пойти в ногу со временем. Звучало ведь тогда это все очень красиво и хорошо, что церковь не должна отрываться от современного общества. Что она должна постоянно модернизироваться для того, чтобы быть в ногу со временем. В результате вместе с этим обществом пришли к тому, что имеют. И соответственно этот же соблазн сейчас и в России. Вот как эти проблемы вы видите?

Николай Маслов: Знаете, как мы видим? Мы видим, что католики, которые все время шли в ногу, гитары брали в руки, литургии слушали в машине, сидя, потом к ним выносили причастие, их облатки, так называемые, и раздавали прямо в машины. Они даже не выходили из машины.

Игорь Шишкин: Но это теперь преподносится и у нас, как вот пример, как нужно работать с прихожанами, как их нужно заманить.

Николай Маслов: Нет, с точки зрения просвещения, чтобы служба шла там на радио, на телевидении, с точки зрения просвещения это хорошая вещь. Но нельзя совершать литургию по телевидению, и причащаться ты же не можешь через экран. А это должен быть дом Божий. Господь говорил, что храм это дом Божий, и мы должны туда ходить. И обновленцы были всегда. И они всегда приводили к краху как государства, так и религии. А если обновление идет вразрез с догматами церкви, например, вот я когда-то читал книгу современную. Она меня привела в чувства такого даже негодования, кто ее напечатал. Но, тем не менее. Это 70-е годы, наш советский период. Был такой архиепископ Гермаген. И опубликовали его проповеди. И кто-то мне подарил из священников эту книгу, говорит, нате вот, почитайте. Я не знаю, кто подарил, даже не могу вспомнить. Но кто-то подарил с каким-то умыслом, понимая, что я человек скрупулезный, видимо, что-то в этой книге найду. Вы знаете, еще раз говорю, 1970 год. Это проповеди ужаса. Он говорит о том, что…

Игорь Шишкин: Но это проповеди архиепископа Русской православной церкви.

Николай Маслов: Нашей Русской православной церкви, да.

Игорь Шишкин: Не сектанта какого-то?

Николай Маслов: Нет. Он пишет, что наши церкви, как корабли, знаете, обрастают ракушками, когда плавают в морях и океанах, и что надо периодически, чтобы корабль не потонул, надо его очищать от ракушек. Он церковь сравнивает с кораблем, потому что так оно и есть, действительно такие сравнения, что церковь это, как корабль в море. И он говорит, я думаю, что же это он имеет в виду за ракушки, значит, на теле церкви? Он имеет в виду, что это учения там святых отцов, значит, их разъяснения, толкования и так далее, традиции укоренившиеся. И он пишет, что в наше время нужно очищать церковь от этих накипей. Это пишет наш епископ, причем, еще раз говорю. И нужно церковь очистить от всякого слоемудрия человеческого. И он пишет, ставит в пример протестантов, что протестанты более просвещенные и критически мыслящие христиане. И они уже начали очищать свою церковь от разного мусора. И нам нужно пойти по их примеру. И нам, и католикам, а мы их ненавидим. Он обращается к своим христианам, значит, к своим прихожанам, видимо. И нам нужно вернуться к минимуму, объединиться на минимуме христово-апостольской веры. Что он имеет в виду, трудно сказать. Скорее всего, он имеет в виду начало, когда не было разделения христианского. Но он пишет, что и в Русской православной церкви неоднократно происходила чистка святцев. Я не знаю, когда в Русской православной церкви происходила чистка святцев, обрядов, церковно-послужных книг. Но он пишет, что в недостаточной степени мы вычистили  раньше наши святцы и так далее.

Игорь Шишкин: Может быть, имеются в виду никоновские реформы?

Николай Маслов: Но мы знаем, к чему привели никоновские реформы.

Игорь Шишкин: Да, сколько веков соединиться не могут.

Николай Маслов: Да. И вот, понимаете, были епископы такие вот в 70-е годы.  И они обвиняют наших священников, людей в крайнем консерватизме, что наше духовенство консервативное, невежество паствы нашей. Мы не хотим вот с протестантами, с католиками вместе служить, объединяться. Это вот епископы 70-х годов. Это отдел внешнецерковных сношений. Его рукополагал митрополит Никодим известный. Понимаете, эти книги выходят. Нам предлагают очиститься. От чего? От святых отцов? От святителя уточений, оптинских старцев, киево-печерских старцев, глинских старцев? От кого очиститься? А какие святцы мы должны чистить? И вот те, которые повычищали всю истину, ведь святые отцы зачем они нужны? Чтобы, как вы говорите, своевременно людям растолковать те заповеди Божие, те апостольские послания, учения святых отцов, донести людям, показать их глубину, значения, а не выбросить их из словаря, как выбросили из сознания, из состояния души. Появляются святые отцы, которые, в частности, оптинские старцы, сколько оставили наследия. Взять глинских старцев, учением которых я занимался и занимаюсь порядка уже 20 лет. Взять вот «Симфонию Тихона Задонского». Да, «Симфония Тихона Задонского», язык Тихона Задонского, церковный язык XIX века, кому-то что-то не понятно

Игорь Шишкин: Может быть, об этом и идет речь, что они говорили своему обществу, своему времени? А сейчас нужно говорить другими словами, в другой форме.

Николай Маслов: Форма, методы преподнесения, но не…

Игорь Шишкин: Может быть, об этом и говорится?

Николай Маслов: Нет, говорится о другом. Святцы это совершенно другое. Убрать святых и убрать их учения это совершенно другое. Упростить службу это совершенно другое. Служба не может упроститься ни на один сантиметр, ни на одну йоту. Господь сказал: «Мои законы не изменятся». Если из словаря убирают слово «Бог», это упрощение. Если из словаря убирают слово «совесть», «милосердие»? Вы знаете, что такое ликование, Игорь Сергеевич? У нас сегодня в словарях нет слова «ликование». У нас есть радость.

Игорь Шишкин: Как, разве у нас уже в словарях исчезло это слово?

Николай Маслов: Ликование это было состояние, а нет состояния.

Игорь Шишкин: Нет, состояние души.

Николай Маслов: Нет состояния ликования, но нет и слова. Нет состояния ликования, нет и слова. Оно не нужно. Не нужно обозначать, не нужно воплощать, потому что нечего воплощать. Есть слово «воруй», оно будет в разных интерпретациях и войдет в школьные учебники. Поэтому к словам нужно относиться очень осторожно. Это просто слово это мы наизнанку. Какая наша речь, можно сказать, какой человек. 

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. А я напомню нашим радиослушателям, в эфире «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук, магистр богословия Николай Васильевич Маслов.

Николай Маслов: Поэтому обновление – это очень опасная вещь. Обновление понимают под совершенно другим. И люди не принимают это. Это нарушение традиций. И то, что я сказал о какой-то там проповеди архиепископа Германа, это обновленцы для 70-х годов. Их уже нет в сознании даже. Но они уже начали книги, кто-то из их последователей выпускает. Они же все равно живут. Они все равно будут будоражить церковь, чтобы разрушить этот фундамент. Нельзя, невозможно менять. Можно, так сказать, цвет поменять храма, которым он покрашен. И то его нельзя сделать вызывающим. Он должен быть спокойным. А служба церковная, литургия она не может меняться. Она Богом самим установлена. За нее миллионы, тысячи людей жизнь отдали, за слово божие жизнь отдавали. Вселенские соборы утвердили все, что нужно для спасения. И любое изменение это ересь.

Игорь Шишкин: Спасибо. Алло, вы в эфире.

Алла Петровна: Здравствуйте. Говорит Алла Петровна, Москва. Я хотела спросить. Вот нам постоянно внушают, что мы с католиками сестры церкви. Но ведь они же еретики, поэтому получается, что это неправда?

Николай Маслов: Нет, какие сестры? Никаких сестер. А кто это, где сказал, что мы сестры церкви. Вообще тут я бы не хотел, чтобы наша передача проходила, так сказать, туда в католицизм. Он нам не нужен даром. Теперь у нас есть своя вера. Я вообще не понимаю, когда мы делаем акцент и говорим, вот католики. Бедный католик, надо вместе с ними, там протестанты. А зачем? Я ставлю себе вопрос, а зачем? Чтобы они вот тоже спаслись. Да спасай себя, и спасутся тысячи вокруг тебя. Нам нужно укреплять, сохранять свою веру. У нас недостатков своих там полно. И их нужно искоренять, в своей собственной жизни. Зачем нам уделять внимание там католической церкви, протестантской, другим? Они нам нужны, православные? Нет, абсолютно. Вот они заблудились, ну пусть исправляются. Какие могут быть союзы, совместные службы? Я не понимаю вообще целей вот этих всяких объединений, этих дискуссий. Наша жалость к ним? Или что? Что наших иерархов подталкивает на то, чтобы вот эту тему все время будировать? У нас еще много городов, поселков, деревень, которые не слышали слово божие многие десятилетия, потому что разрушены храмы и так далее. Вот куда нужно усилия, просветительская деятельность на радио, на телевидении. У нас не хватает священников, значит, семинариев. Вот что нужно делать. Книги, учебники, наполнять их нравственным содержанием, божественными истинами.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Петр: Добрый день. Меня зовут Петр, Москва. Хотелось бы спросить у Николая Васильевича следующий вопрос. Если я правильно понял, я не включился с начала передачи, речь идет о том, что на Западе, в Европе расшатаны основы христианской религии. И вслед за этим идет упадок нравственности и доброго отношения людей друг к другу. Я правильно понял?

Николай Маслов: Да, правильно. И вследствие этого уже у них появились учебники и словари, где слова «Бог», «совесть» уже нет их вообще. Вообще в словарях даже нет.

Петр: Я просто хотел уточнить, если это возможно. Я просто сам не был в Европе. У меня нет такой возможности. Я хотел уточнить, по слухам люди, которые оттуда приезжают, говорят о том, что люди там достаточно добрые. Вот я попал ровно на том месте в вашей передаче, где вы говорили о том, что сейчас на улицах Москвы очень много жестоких, неприятных людей, которые готовы там толкнуть, обидеть. В  Европе по слухам этого нет. То есть получается, что там уже началось подтачивание христианской морали, а люди еще пока, может быть, это внешнее, показное они сохраняют вот эту вот доброжелательность.

Николай Маслов: Все правильно. Вы совершенно правильно все говорите. Дело в том, что  это же нельзя ликвидировать за один день. Словарь-то появился на днях. Как говорится, осталось еще старое поколение, как у нас, которое сохраняет эту доброту. Значит, у них еще очень сильно некоторые нравственные вещи прописаны просто в законодательствах. Но суть нравов уходит. Но когда уйдет состояние человека, оно уже не будет прописано и в законодательстве. Поэтому, да, конечно. Нет, но в Европе уже появились, конечно, молодое поколение совершенно другое. Это не сравнить. И там есть все. Все то, что даже у нас уже нет.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы много сегодня говорили о проблеме слова. В связи с этим, как вы относитесь к вопросам, связанным с переводом богослужения на современный русский язык? Это обновление в этом плане?

Николай Маслов: Понимаете, во-первых, я слышал от глинских старцев результат перевода богослужебных книг на русский язык. Если это кахетизация, то есть толкование, разъяснение и так далее, это нормально. Это так и есть везде. Есть толковая Библия, есть толковое Евангелие, толковый Псалтырь, где ты читаешь. И там широко по святым отцам ты понимаешь, что это было. Как был сотворен мир, как был всемирный потоп, толкование, потому что в Библии же коротко написано, там, может быть, одной строкой. А толкование есть, в общем-то, даже многокнижное. Но что касается службы внутри, перевода, как перевести Псалтырь на русский язык? Я не знаю. Что касается службы внутри храма, люди перестанут ходить.

Игорь Шишкин: Почему? Просто вот это ваше убеждение какое-то, или есть какие-то обоснования?

Николай Маслов: Божье слово внутри себя имеет большую силу. И только святому человеку Бог открывал структуру этой силы и называл это состояние или эту структуру силы каким-то словом. И святые могли переводить там с одного языка на другой, на третий, на четвертый. Святые люди, потому что при переводе может потеряться сила, значение слова, его смысл. Но как перевести, например, Богородица, дева радуйся на украинский язык? Радуйся дивка красна. Понимаете, что-то внутри задевает человека, какой-то божественный смысл. Нет, он теряется сразу. Какая-то красна девка. Понимаете, сразу. Поэтому человек привык, что божественное для него частично непостижимое. Не зря же Господь веру утверждает, на верие. Блаженный веровавший, не видевший, а веровавший, как он сказал Фоме. Не видевший, но веровавший. Вера, многие вещи открывают верой. Так же как и слова имеют особую силу. Слово божие внутри себя имеет особую силу. Поэтому перевести его на другой язык, современный может только святой человек. Приведу пример. Хорошо, некоторые сегодня современные люди говорят, многие не понимают, нужно перевести на современный язык богослужение. Я задаю такой вопрос. В тюрьме не понимают нас, мы не понимаем тюремщиков. Как, вот ответьте мне…

Игорь Шишкин: Не тюремщиков, заключенных.

Николай Маслов: Заключенных. Вы можете перевести молитву и нужно ли это делать на тюремный язык, на жаргон? У них же это тоже язык. Мы же постепенно их язык вводим в свое понятие. Вы представьте себе, надо попросить кого-нибудь из заключенных бывших, настоящих, чтобы они какую-нибудь  молитву перевели на свой язык. У них же у заключенных даже не повернулось это. Почему? Это язык, отторгнутый обществом. И он находится в тюрьме, он за пределами закона. Так же, как и сегодняшний язык, которого в словарях уже нет слов Бог и совесть, тоже уже за пределами того божественного слова, которое Бог дал, и которое имеет внутри себя силу особую. Будет ли иметь эта молитва силу? Будет ли связь человека с Богом, если содержание человека не соответствует слову божьему, потому что есть слова другие? Не божьи, которые не имеют силу божию.

Игорь Шишкин: Мы, наверно, успеем принять еще один телефонный звонок. Алло, вы в эфире.

Слушательница: Алло, здравствуйте. Вот вы говорили, что все большее количество учителей проходят эти Глинские чтения. Вот меня интересует, как изменилось качество их преподавания? Что изменилось в их деятельности? Протестуют ли они вот от навязывания услуг в школе, против этих поборов?

Николай Маслов: Вы знаете, вот мы проводили чтения Глинские последний раз в национальных республиках так называемых наших. Мы боялись даже туда ехать. Но, как ни удивительно, оттуда такие запросы слезные, чтобы мы провели снова и снова. Изменилась дисциплина в школах, успеваемость другая. Правда в школе появилась. И на те вопросы, на которые ответили, они не решаются в один день, которые вы задали, вернее. Но и этим проблемам будет дан ответ. Государство имеет только могущество только на нравственной базе собственного народа.  

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но а наше эфирное время истекло. Я напоминаю, в эфире «Народного радио» выступал известный общественный деятель, доктор педагогических наук, магистр богословия Николай Васильевич Маслов. Вел передачу Игорь Сергеевич Шишкин. До свидания.

Николай Маслов: До свидания.

Скачать запись программы в Медиа-архиве



   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10