Народное радио

Интернет-вещание

 

Если Вам нужен кирпич гиперпрессованный цветной тогда стоит обратится к компании ООО «Гиперпресс»  более подробная информация о продукции на сайте www.giperpress.ru/

 

 

Из программы Сергея Герасимова «Русский ковчег»
 

Сергей Герасимов: Добрый день, дорогие радиослушатели. Сегодня у нас в гостях Михаил Викторович Назаров, писатель, историк, руководитель издательства «Русская идея» и одноименного сайта в Интернете. Но после некоторого перерыва Михаил Викторович опять у нас в студии и опять у нас в гостях. И все-таки так, чтобы немножечко оживить как-то то пространство, которое вокруг Михаила Викторовича существует, его как-то так выражаться заумным языком, дискурс его в современной такой исторической перспективе русской, нельзя не обратить внимание на то, что, конечно, свой такой вот путь патриотический и русский путь он, как ни странно, начал в эмиграции. У него огромный опыт жизни в эмиграции. Там он 19 лет, да? И одна из первых книг, которая появилась у нас здесь, в России, Михаила Викторовича называлась «Миссия русской эмиграции». Вот мы хотели бы, наверно, сегодняшнюю беседу собственно вот и посвятить миссии русской эмиграции и опыту самого Назарова, который он обрел, живя там, в этой среде, потому что, как мне кажется, собственно сама эмиграции в том понимании, как она была актуальна после 17-го года, да, практически весь XX век и ее актуализация, она, если можно так выразиться, к сожалению, сходит на «нет». И собственно той эмиграции, того, что предполагалось под этим наименованием русской эмиграции, пускай там были разные полюсы. Понятно, что там были правые, левые, центристы и так далее. Но все равно сам вот этот феномен он исчезает. Вот интересно было бы послушать анализ этого явления. И, наверное, начнем мы с того, Михаил Викторович, как вы сами оказались в этой эмиграции? И какой опыт вы там почерпнули?

Михаил Назаров: Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Рад снова пообщаться с вами. Ответить на ваш вопрос, Сергей, я хотел бы с того дополнения, что в этом году исполнится 15 лет, как я вернулся в Россию. И к эмиграции с тех пор отношения не имею, это – раз. Второе, как только отпали причины политические в том, что русские люди находились за пределами родины, люди православные, патриотических убеждений. Вот как только отпали эти причины, то и сам феномен русской эмиграции перестал существовать. Во всяком случае, она перестала иметь оправдание. Оправдание ненахождения со своим народом.

Конечно, я не сторонник таких резких упреков, потому что можно быть полезным России на любом месте на земном шаре, даже на Огненной Земле. Вот был там один эмигрант, я точно это знаю, который посылал литературу в письмах, на такой тонкой бумаге мы печатали. Даже с Огненной Земли это можно было делать. И сегодня с любой точки земного шара при помощи современных средств массовой информации можно быть полезным, прежде всего, тем, что тот опыт, знание других стран, опыт знание каких-то сил, которые там действуют, и дружественных, с которыми мы должны искать контакты, и враждебных, которые против России действуют на протяжении веков, вот опыт познания этих сил доносить до тех соотечественников на Родине, которые еще не удосужились это рассмотреть.

Хотя уж в России-то эти илы развернулись во всю. И где, как ни в России, они себя разоблачают более всего. То есть вот, что касается эмиграции, прежде всего, нужно говорить и обращать внимание на то, какова идейная основа этой эмиграции. Ведь сейчас русских людей за границей, куда не приедешь, в какую страну не попадаешь, везде слышишь на улице русскую речь. И в арабских странах, и в африканских, я не говорю уж о Германии, где там миллионы русскоговорящих живут, и русские немцы, и русские, и евреем там очень много сейчас собирается, благодаря правительству, которое их поощряет, немецкое.

Но разве их можно сравнить, этих людей, их цели с тем, что было, скажем, в 20-е годы, в 30-е? Да еще и вторая эмиграция после Второй мировой войны. Сейчас это, в общем, экономические переселенцы за лучшей жизнью. И многих можно понять. Скажем, если ты ученый, и ты разрабатываешь очень важную и для тебя, и для страны, и для человечества, может быть, идею, и у тебя нет возможности это делать на родине, кто-то предлагает это за границей, я прекрасно понимаю таких людей, что они принимают такие предложения. Едут, работают там. Желательно бы было, конечно, чтобы результаты этой работы возвращались на родину, да и сами люди. Таких, к сожалению, очень мало. Но я подчеркиваю, что это другой тип эмиграции.

А русская эмиграция, как духовный феномен, она возникла из неприятия того богоборческого режима, который оккупировал Россию в ходе Гражданской войны после революции, который стал заниматься гонениями на церковь, на русские национальные традиции. И вот из борьбы с этим режимом и возник феномен русской эмиграции. Это были люди, которые надеялись, что, во-первых, они сохранят какое-то русское наследие, которое на родине искореняется, сохранят в зарубежной Руси. И это во многом удалось. Они также надеялись, что придется им еще, будет такая возможность вернуться в Россию, продолжить борьбу. Поскольку Белые армии не распустились, а реорганизовались в Русский общевоинский союз, который надеялся, что вот наступит новый весенний поход, и мы пойдем снова бороться с жидо-большевиками.

<Жидо-большевики это, между прочим, слово в эмиграции тогда было типичным для обозначения той власти, которая была в 20 – 30-е годы на родине. И, когда осуждают эмиграцию, предателей, все, они никого не предавали. Они были верны исторической России, сохраняли верность до конца жизни. Многие даже гражданство не принимали других стран и, как могли, служили России. И третья как бы их задача была, может быть, ее выполнили далеко не все, а единицы, но это была задача познания разных общественных систем, познание мировой раскладки сил на примере Первой мировой войны, Гражданской войны и даже Второй мировой войны. И донесение этого опыта до посткоммунистической России, как надеялись.

Вот профессор Иван Александрович Ильин писал с этой целью статьи, которые потом вышли в двухтомнике «Наши задачи». Он ввел тогда понятие «мировая закулиса», как силы, которые обладают реальной денежной властью в мире, и которые, конечно же, будут бороться против любой России. Сегодня она советская, они борются якобы против коммунизма. Но не будет советской России, будет национальная Россия. Они против нее также будут бороться, может быть, под другим лозунгом, с другими аргументами, потому что они борются против России, как геополитического явления, как другой цивилизации, которая в истории человеческой не давала размывать грань между добром и злом, сохраняла подлинные христианские критерии и в политике, и в военном деле честолюбивое воинство российское, и во всем отношении к жизни, к смыслу жизни.

И вот этим русская цивилизация всегда была бельмом на глазу у этих сил антирусских. И они всегда против нее боролись. И сейчас именно они главная причина и главный наш враг, а не какие-то их подручные инструменты наподобие Чубайса там и прочие. Они – марионетки, которые служат этой силе из корыстных интересов.

И вот, когда мы посмотрим такую причину русской эмиграции, а я напомню, что первым таким эмигрантом был Иисус Христос, было святое семейство, которое спасло свою жизнь, эмигрировало, когда было побоище Вифлеемских младенцев, они со своей родины и с Вифлеема эмигрировали в Израиль, в Египет, простите. И потом вернулись оттуда, когда отпала опасность, эта причина.

Вот так и русская эмиграция, с моей точки зрения. Когда отпали причины, нужно было возвращаться в Россию, нужно было включаться в жизнь и политическую, и экономическую. К сожалению, от русской эмиграции к этому времени осталось уже очень мало подлинно русского, подлинно деятельного. Это были уже либо очень преклонного возраста люди, либо их дети, внуки, которые подверглись уже очень сильной ассимиляции, не могли ничего предложить для России полезного. И можно по пальцам пересчитать те удавшиеся попытки, когда эмигрантские организации пытались перенести свою деятельность в Россию, и что-то из этого, хотя бы минимум какой-то полезный вышел. Большинство таких попыток это была, в общем-то, капитуляция перед теми людьми, которые пришли к власти в России.

Сергей Герасимов: Мы сейчас перейдем к такому анализу вот этих организаций зарубежных, эмигрантских, которые пытались как-то встроиться в жизнь постсоветской России. Но вот мне хотелось бы предварительной такой общий вопрос задать. Как вы объясняете сам феномен затухания, так сказать, вот этого импульса русскости, который произошел там, на Западе. Скажем, если сравнить с еврейской диаспорой, мы знаем, что евреи распространялись по разным странам, голуса – у них даже такой термин есть с такой даже несколько сакральной подоплекой. Они сохраняют свою инаковость, так сказать, сохраняют ядро своего еврейства внутри себя, своей культуре, прежде всего, своей религиозности, метафизики, всего чего угодно. Когда как, вот возьмем нас, да, первая, вторая вот волна, а потом люди просто там растворяются. Они становятся французами, американцами, испанцами, я не знаю, немцами. Как вы это объясняете, каковы причины этого?

Михаил Назаров: Главная причина этого – утрата духовного понимания, что такое Россия. Утрата уже и родителями этих поколений. И, тем более, этими новыми родившимися, выросшими там.

А утрата этого она объясняется, вот вы привели сравнение с еврейским народом, прежде всего, тем, что истинные ценности гораздо труднее сохранять в том океане мировой всеобщей апостасии, то есть отхода от Бога, глобализации, которая все сметает, все абсолютные ценности духовные и заменяет их денежными. В таком мире сохранять твое истинное национальное лицо, истинные русские национальные ценности очень трудно. Это требует приложения неимоверных дополнительных сил и родителями, и духовными наставниками церкви. И, конечно, от самих детей это требуется. И далеко не все находят в себе силы, чтобы этому сопротивляться, потому что люди, как правило, не склонны бороться, а более склонны идти по течению, принимать что-то готовое.

У евреев же, у иудеев на основании иудейской религии совсем другое положение. Тот мир, который мы называем постхристианским, или антихристианским, апостасийным, это их мир. Это мир, созданный ими на их ценностях. Ведь главная ценность в иудаизме это материальная ценность, это деньги. И даже такие представители еврейского народа видные, как банкир Жак Атали, он написал примечательную книгу, может быть, точно не вспомню название, но примерно такое «Мир, еврейский бог и деньги». И он там откровенно признает, что у евреев деньги обожествлены, потому что евреи, зарабатывая деньги, служат этим богу. Их богу, их миссии.

А что такое их Бог? Христос сказал, что ваш отец – дьявол. Это он соблазнил этот бывший богоизбранный народ на такое понимание богоизбранности, господства над всем миром. Только они люди, а мы не люди. Они не стесняются это и сегодня издавать в своих нравственных кодексах, как Шуйхана Рух. И вот в таком мире они, конечно, имея уже огромную денежную власть, информационную власть, они могут уделить больше внимания сохранению своих каких-то национальных организаций, музеев различных там, школ, мероприятий. Но это денег всегда хватает. Но сам дух современного мира это их среда. И вот такой американский профессор еврейского происхождения Слёзкин выпустил пару лет назад книгу, которая называется, по-моему, в русском переводе она названа что-то такое типа «Эра Меркурия», а в оригинале он там имел в виду «Еврейская эра». Мы сейчас вошли в еврейскую эру, где именно еврейские ценности стали общечеловеческими, стали доминирующими. Конечно, им в таком мире проще сохранять свою идентичность.

Сергей Герасимов: Давайте на вопрос ответим, Михаил Викторович. Первый у нас. Пожалуйста, слушаем.

Геннадий Михайлович: Добрый день. Меня зовут Геннадий Михайлович. Михаил Викторович, вот скажите, пожалуйста, вы не говорите о том, что наша эмиграция была связана с зарубежной церковью, прежде всего. И не кажется ли вам, что, прежде всего, утрата веры, вот какой-то силы нашей зарубежной церкви за границей как-то все сказалось на том положении, на том, что она не смогла сохраниться? Спасибо вам большое.

Михаил Назаров: Я соглашусь с вами. Об этом, что много говорить? Да, я вы правы. Но я добавлю, что все-таки вот по сей день, по сию минуту в зарубежной церкви осталась представлена та традиция, которая считает своим долгом сопротивление мировой апостасии, верность монархической России, этим идеалам православия – самодержавие и народность, и которая, пусть это осталась крохотная часть народной церкви, но она все-таки это знамя держит. И тут дело не в количестве, а в качестве. И в том, что сама истина все-таки желающим видна, благодаря этому.

Сергей Герасимов: Вот рухнул советский режим. И все-таки имеющий дух подлинной эмиграции, подлинного сопротивления организации, которые существовали тогда в Европе, наверное, и в Соединенных Штатах Америки тогда русские, эмигрантские, они пытались встроиться в постсоветскую жизнь, пытались воздействовать на ход событий исторических на Родине. Давайте сейчас поговорим какое-то время о них и уже об этих организациях уже на постсоветском пространстве.

Михаил Назаров: Вот тут как раз, так сказать, ничего особенно оптимистичного сказать мне не удастся, потому что русская эмиграция не смогла оказать влияние на катастрофическое развитие событий, которыми закончилась перестройка. Не смогла оказать влияние, прежде всего, из-за своих крохотных сил, из-за отсутствия стратегических мощностей влияния, потому что те русскоязычные, западные радиостанции, как «Свобода» там, «Голос Америки», «Немецкая волна», Би-Би-Си, которые имели эти стратегические мощности воздействия, были нацелены совсем на другое, чтобы привести к власти в посткоммунистической России людей западного склада мышления, людей, которые отчасти обмануты Западом. И в их представлении вместо реального Запада какой-то миф существовал. Как у всех западников, они не знают реального Запада. У них всегда картинка того доброго, честного, справедливого Запада, который они хотели бы видеть в России.

Но реальный Запад ведь не такой. И вот таких полезных идиотов отчасти, и отчасти уже злонамеренно корыстных своих марионеток и привели к власти вот эти русскоязычные структуры. С другой стороны и эмигрантские организации, такие наиболее заметные, к сожалению, переродились, выродились вместе с уходом старших поколений эмиграции.

Вот возьмем, скажем, «Народно-трудовой союз» (НТС), в котором я в издательстве «Посев» проработал около 10 лет, где-то с 78-го по 87-й год примерно, то есть до начала перестройки. Это была организация, которая возникла в 30-е годы в русле возникавших тогда во всем мире, в Европе и на Дальнем Востоке таких национальных, националистических, патриотических режимов авторитарного типа, которые сопротивлялись победителям Первой мировой войны, еврейскому и масонскому засилью. Это и в Италии режим Муссолини, правда, он был несколько языческий такой вот, не совсем то, что желала видеть русская эмиграция. Но, скажем, Франко и Салазар в Испании, в Португалии это было вполне приличное явление примечательное. И вот НТС возник как организация такого корпоративистского, их тогда еще называли фашистским. Но такого имело другое значение. Сейчас фашистскими называют нацизм и расизм Гитлера, а это, в общем, исторически неверно так называть.

И вот эта организация, которая еще после войны сохраняла в своей программе вот какие-то такие черты по устройству будущей России, она с приемом новых членов из России, к сожалению, выродилась в обычную демократическую организацию. И ничего нового Россия дать не могла. Если назвать ее кумиров российских, это Егор Гайдар, Чубайс, Немцов, то это крест очень жирный на истории вот этой славной организации.

Но можно взять другую организацию, скажем, Русский имперский союз «Орден». Он раскололся в 70-е годы на сторонников, потомков великого князя Кирилла, лишенного прав на престол, и которые почему-то называют себя легитимистами, то есть законниками, и подлинных легитимистов, которые считают, что восстановление монархии возможно только на четком соблюдении законов, легитимности, дореволюционных законов и гражданских, и церковных, и фамильных династии Романовых. И то, что только Всероссийский земский собор вправе будет решить этот вопрос легитимным образом. И вот настоящие легитимисты, к сожалению, не смогли утвердиться в России, и в силу личных каких-то недостатков руководителей этой ветви, и в силу того, что у Кирилла еще оказалось, конечно, гораздо больше денег. И деньгами они просто многих монархистов перекупили на свою сторону. И те, кто еще не так давно возмущался претензиями Марии Владимировны, государыни Марии Первой на российский престол, сегодня принимают от нее и самодельные ордена всякие, чествуют ее на всевозможных банкетах. И в церкви, к сожалению, этот процесс заметен очень сильно, и губернаторы соглашаются, и генералы принимать дворянство от нее.

И, в общем, это, конечно, выглядит смешно, если бы не было так грустно, потому что вот такое эмигрантское явление, как Кирилловичи, если его удастся выдать за серьезное в России нынешней властью, в ее собственных планах сохранение власти, то это, конечно, будет страшный удар по всей идее русской монархии, страшная дискредитация. А заодно и дискредитация полная вот православного понимания, что такое русская монархия.

Но вот, чтобы не заканчивать на такой грустной ноте, я отмечу, что, может быть, такие маленькие удачи эмигрантским организациям удались в плане молодежного воспитания. В эмиграции было довольно много систем внешкольного молодежного воспитания, типа пионеры, но с обратным знаком. Это и организация российских юных разведчиков, которая смогла перенести свои структуры в Россию, проводит летние лагеря православно-патриотические. И более такая консервативная, монархическая организация «Молодежные витязи», тоже удалось перенести, правда, в меньше, может быть, объеме. Есть вот, не знаю, 3 лагеря в Псковской области, в Нижегородской, и подмосковный есть лагерь «Витязей». Вот такие маленькие плюсики, маленькие капельки воды, которые все-таки какую-то пользу маленькую приносят. Но как вот задавал вопрос человек, который спрашивал про зарубежную церковь, к сожалению, и зарубежная церковь к концу существования духовного феномена русской эмиграции в лице своих новых поколений, новых возглавителей перестала должным образом нести это служение в России. И, конечно же, Русская зарубежная церковь могла бы сыграть гораздо большую роль в истории посткоммунистической России, если бы в ней были сегодня такие люди, такие светильники и светочи православия, как архиепископ Аверкий Таушев, как святитель Иоанн Шанхайский, причисленный к лику святых. Даже просто как такие церковные писатели, публицисты, как Андреев, как Ильин, как архимандрит Кирилл (Зайцев).

Но, к сожалению, таких людей нет. Однако написанные ими труды они сыграли все-таки огромную роль в православной среде современной России.

Вот, когда я впервые приехал в Россию в 92-м году, смог впервые приехать, я поразился, что православные наши соотечественники на Родине, гораздо лучше, чем эмигранты знают и почитают, и переиздают вот те имена, что я назвал, которые для многих людей в эмиграции, людей православных, благочестивых просто были неизвестны. Вот я должен сказать, что настоящую жизнь на русском языке, труды, например, отца Серафима Роуза получили именно в России. В эмиграции, если я не ошибаюсь, очень немногие были изданы по-русски, в основном, по-английски. Были доступны англоязычной пастве зарубежной церкви. А в России их перевели, переиздали, и это, конечно, имело большое значение. Тут и православие, и религия будущего, и душа после смерти, и многие его статьи.

Но вы знаете, дорогие слушатели, этого автора. Ильин, конечно, со своими трудами большое имел значение и тогда, и сейчас. То, что его полное собрание сочинений именно в России издано, причем, не только то, что было известно на Западе, но и то, что было там неизвестно.

Вот Юрий Трофимович Лисицын, мой сосед по улице, он, можно сказать, сделал это делом своей жизни. Он с помощью единомышленников в эмиграции в Америке смог обработать архив Ивана Александровича Ильича, выявить в нем очень много неопубликованных, важных работ, и больших, и маленьких. И поначалу планировалось издание 10-ти томов полного собрания сочинений Ильина, сейчас уже перевалило за 30. И, правда, они уже без нумерации идут, потому что издательство обещало только 10 издать. Но тут нумерация не при чем. Придет время, они будут изданы все и под полным таким порядковым номером, с порядковой нумерацией. Вот вам тоже пример воздействия эмиграции, одного эмигранта, одного человека на духовную, политическую жизнь России в наше время.

Сергей Герасимов: Спасибо. Сейчас еще вопрос у нас. Пожалуйста, мы вас слушаем внимательно.

Татьяна Васильевна: Здравствуйте. Извините, пожалуйста, что я вас побеспокоила с вопросом. Вот не могли бы вы мне объяснить, все-таки христианство это вселенская религия, да? Но глобализация это что-то такое мирское понятие. Но если бы все христиане, например, объединились, и (не слышно) тоже христианское, как бы это выглядело? Вообще и это было бы возможно? Или это тоже пахнет глобализацией? Спасибо большое.

Михаил Назаров: Я вопрос понял. И он очень уместный и правильный. Мы противники глобализации не потому, что она глобализация, а потому, что она идет от антихристианской идеологии. Если бы это была глобализация для приведения всего мира к истинным ценностям, которые Христос принес человечеству для всех людей, это была бы правильная глобализация.

И нужно сказать, почему Господь вообще разделил человечество на разные народы, как это произошло? Это произошло, когда люди в своей гордыне решили построить башню до небес, Вавилонскую башню. И поставить себя на место Бога, возгордились. И вот, чтобы зло не торжествовало сразу во всем человечестве, Господь Бог дал строителям Вавилонской башни разные языки. Они перестали понимать друг друга. И вот так возникли разные народы. То есть появились преграды в мире для распространения зла. Когда Христос принес на землю церковь, принес свое учение, произошло обратное явление. Апостолы, ученики Христа, которым миссия была предназначена нести евангелие всем народам, получили знание всех языков мира, чтобы каждому народу принести одно и то же христианское учение. Вот этот процесс был настоящей, правильной, подлинной глобализации. Но мы знаем, чем окончится земная история, что сатане все-таки удастся построить свое всемирное царствие антихриста на земле. И вот сейчас эта глобализация это процесс обратный христианской всемирной проповеди. Эта глобализация направлена на удушение христианства, в конечном счете. И это есть не что иное, как очередное построение вавилонской башни. То есть вот глобализация, конечно, это сложное вот такое явление.

Сергей Герасимов: Еще вопрос, Михаил Викторович. Пожалуйста.

Валентина Федоровна: Здравствуйте. Это Валентина Федоровна. Я вопрос просто хочу задать обоим вам. По-моему, эта Мария Владимировна, так сказать, претендующая на престол какой-то у нас, да? Ведь она как бы потомок Багратиона. А Багратион он во время войны участвовал 1812 года. Он же еврей грузинский.

Михаил Назаров: Но Багратиона она потом – не потомок. Это со стороны ее мамы – Леониды Георгиевны Багратион-Мухранской. Там есть какая-то кровь Багратидов. Багратиды, если их считать евреями, то это очень древняя еврейская кровь. Они, по-моему, от царя Давида производят свой род. Так что в этом смысле это вряд ли можно считать еврейской династией. Но у Леониды Георгиевны, возможно, это кровь присутствует со стороны мамы, которая имела фамилию Золотницкая. И у нее были такие сведения.

Я не берусь точно судить в этом вопросе, потому что это и не столь интересно. Гораздо важнее, что эти люди, претендующие на православный российский престол, не имеют элементарных понятий о православной монархии. Не раз заявляли они, что они готовы служить любой власти: и социалистической, и демократической. И демократия вообще это светлое будущее человечества. И что они готовы даже современной нынешней власти в России вот служить неким таким «национальным достоянием», как они выражаются. Вот вроде фигового листка, такого прикрытия. Вот в чем беда. А то, что там какого они происхождения, это вопрос со стороны Леониды Георгиевны не уточненный. Со стороны отца Марины Владимировны, да, они происходят от Романовых, от великого князя Кирилла Владимировича, который нарушил все мыслимые гражданские, церковные и фамильные законы. Например, он женился на своей двоюродной сестре, отбив ее, она была женой брата императрицы Александры Федоровны. Он отбил ее, женился на ней, внеся смуту вот в свою собственную династию Романовых. Нарушил церковный закон, который считает такие браки кровосмесительными, и тогда было, и сейчас брать в жены двоюродных сестер. Нарушил гражданские законы империи, которые запрещали это, за что был лишен престолонаследия государем Николаем II.

Вот в своей книге «Кто наследник российского престола» я опубликовал эти документы. И, в общем, это давно не секрет, как и то, что, не соглашаясь с таким решением государя, Кирилл принял участие в февральской масонской антимонархической революции. Снял свою воинскую часть с охраны царской семьи. Причем, не все военнослужащие захотели ему подчиниться. Двое были убиты, застрелены. И привел эту свою воинскую часть, она называлась гвардейский экипаж, к заговорщикам, масонам, в Таврический дворец. И выпустил призвание к воинским частям Петербурга переходить на сторону новой власти. Вот после таких фактов, а это не весь компромат, который я перечислил, в моей книге гораздо больше вопиющих совершенно сведений об этой семье, вот претендовать на российский престол могут только люди, глубоко порочные, глубоко нечестные, которым не свойственно малейшая личная порядочность.

Сергей Герасимов: Про кризис что сказать? Думаю, может, про него сделать передачу?

Михаил Назаров: Можно сделать. Я в двух словах могу сейчас сказать, что кризис это не просто экономический кризис. Это, конечно, кризис всех ложных ценностей той западной цивилизации, которая спешно навязала их всему миру, заставив всех жить по своим экономическим законам. А кто стоит во главе этой цивилизации, я уже говорил в первой части передачи, когда говорил, почему вот сравнение еврейского народа с русским в пользу их, а не в пользу нас получается. И вот это, конечно, процесс, который можно рассматривать и в политической сфере, как политическое такое единение всех правительств с утратой суверенности всех государств.

Можно в экономическом плане рассматривать, как экономический контроль над всей экономической жизнью их государств, и в скором времени каждого отдельного человека через дарование ему возможности покупать и продавать.

И можно рассматривать этот процесс как духовный, на духовном уровне. Это предсказано в Священном писании, построение того самого царства сатаны, царства антихриста, который из гордости в соперничестве с Богом вот попущено ему будет из людей, отступивших от Бога, отступивших от христианства, утративших первоначальное знание о смысле мира, попущено будет создать вот такое кратковременное царство.

Но будет он побежден Христом во втором пришествии. И это будет не конец мира. Это будет конец мира неправды и лжи. А все достойные люди из всех поколений войдут в преображенный мир, в царствие Божье. И это будет наша победа, поэтому служить этой цели, этой истине, этой идее мы призваны независимо от надежд на политический, экономический и прочий успех в земной мире. Победа будет за нами, потому что за нами истина.

Сергей Герасимов: Потому что Христос победил.

Михаил Назаров: Да.

Сергей Герасимов: Собственно тема-то интересная, животрепещущая. Люди в основе своей, конечно, все-таки материальная сторона для них является, мягко выражаясь, довольно существенной. Я почему говорю, передачу сделать про кризис? Может быть, вот как бы начать с Джона Лоу, с введения вот этих бумажных денег, чисто так, фрагментарно, сам этот процесс, как он начинался. И кончить миссией или антимиссией в мире Федеральной резервной системы. И вот так внутри все это дельце так разобрать.

Михаил Назаров: Мы можем, конечно, посвятить этому отдельную передачу, если руководство радиостанции позволит, да, готов прийти и обсудить.

Но все-таки я хочу подчеркнуть, что главное в этой проблеме не столько те инструменты, которыми обманывают и порабощают человечество, это деньги, различные финансовые махинации, там цифры, кодировки, ИНН там и прочее. А главное, кто пользуется этими инструментами, и с какой целью. Потому что, например, налоги собирали во всем мире, во все времена. Это нормальная вещь. И налоговый учет велся. Но одно дело, когда это ведет, скажем, православное, русское государство для общенародных целей для укрепления государственности. А другое дело, когда это становится средством контроля над всем человечеством той самой мировой закулисы. И правители, которые у власти, только поощряют этот контроль. Вот это, так сказать, как нужно смотреть на этот вопрос.

Сергей Герасимов: Спасибо большое. Напомню, что сегодня у нас в гостях был писатель, историк, руководитель издательства «Русская идея» Михаил Викторович Назаров. Мы беседовали о миссии русской эмиграции. И надеюсь, что вскоре, если Михаил Викторович нас посетит, поговорим уже о причинах и о самом кризисе.

Михаил Назаров: Я прощаюсь. Рад был у вас побывать снова после долгого перерыва.

Обсудить программу можно здесь

 

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




  • Windows7: Управление учетными записями пользователей здесь
    paysto.ru

125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10