Народное радио

Интернет-вещание

 


Александр Грязев, председатель Московского областного совета ВОИР

Пора обществу изобретателей и рационализаторов дать статус и льготы общества инвалидов. Не скрою, что пищу эти заметки с налетом иронии, но лишь потому, что она, как наркоз приглушает боль.

Скоро двадцать лет, как я избираюсь и работаю в должности председателя Московского областного совета ВОИР. Повидал много и многих и, думаю, что имею право поделиться своими наблюдениями и сделать, возможно, парадоксальные выводы.

Изобретатель – это, в сущности, всегда менее счастливый человек, нежели всякий другой. Почему? Да хотя бы потому, что он видит недостатки и проблемы вокруг себя лучше, чем другие. Он не просто озабочен несовершенством мира, а постоянно пытается конструктивно разрешить преследующие его проблемы. (своеобразная мания преследования).

Мне могут возразить, что наслаждение, которое изобретатель получает с криком «Эврика» в момент озарения искупает все его предыдущие страдания. Но не тут-то было: его менее продвинутые коллеги, а тем более начальники незамедлительно сломают радость сакраментальными фразами: «Этого просто не может быть!» или «Тебе что, больше всех надо?» (психологический шок).

Не всякий после этого продолжит свои усилия. Но пусть Вы еще почти здоровый изобретатель настойчиво и умело убедили кого надо, что изобретение реально и нужно оформлять заявку на выдачу патента.

Выясняется, что это вовсе не простое и не дешевое дело. Стоимость полного цикла оформления и подачи заявки в Москве лежит в интервале от 400 до 2000 долларов США и выше (финансовый удар).

Правда, если заявка служебная, т.е. выполнена в ходе проведения Вами плановых работ, порученных работодателем, платить должен он, но он является и владельцем патента. А это означает, что всю возможную выгоду от коммерциализации Вашей разработки получит, прежде всего, он (материальное ущемление)

Но и Вы не лыком шиты и, опираясь на достаточно хорошо изученный к тому времени Патентный закон, требуете, как там сказано, заключения с вами соглашения  о выплате соразмерного вознаграждения за ваш творческий труд. В этот момент (а может быть и годы) скорее всего Вы будите слышать примерно следующее: «Сделал в рабочее время, в коллективе, а хочет урвать один», «Я это еще раньше тебя предлагал!» и тому подобные приятности (несправедливые упреки).

Конечно, если Вы догадаетесь вовремя пригласить в соавторы нужных людей вопрос разрешиться более благополучно. К тому времени Вам уже растолкуют, что принуждение к соавторству преступление, а приглашение… нет (сделка с совестью).

Исходя из принципов гуманности по отношению к читателю, опустим подробности изнурительного этапа внедрения, когда Вы, забыв о времени, доводите свое детище до ума, думая при этом лишь о том, как будут ликовать Ваши «оппонененты», (а они есть всегда), если вдруг что-то сорвется, не получится (хроническое переутомление). 

Но вот акт внедрения подписан, и, о чудо, треть или даже половина причитающегося вознаграждения приятно наполняет Ваш карман. Но что это? Мерзкая мыслишка, что рожденное Вами в творческих муках изобретение «усыновили» еще несколько человек и без зазрения совести могут называть его в отчетах и статьях своим детищем, непоправимо портит праздник (стресс от несправедливости).

Совсем по другому сценарию будут развиваться события, если в борьбе за вознаграждение Вы начнете настаивать на заключении справедливого соглашения. Кто Вы, а кто работодатель? Тем более спор с Вашим начальством будет решаться в самом «быстром» и «справедливом» российском суде общей юрисдикции. Правда, заманчиво? (ощущение безнадежности).

Поэтому в подавляющем большинстве случаев авторы служебных изобретений демонстрируют свою лояльность начальству, на рожон не лезут, лишних вопросов не задают, а потом и заявок на изобретения тоже (инстинкт самосохранения).

Разберем счастливый случай, когда изобретение целиком Ваше. Изысканы средства, оформлена заявка и, наконец, получен патент. Исключительные права у Вас. Вы стали собственником! Ну, так платите «налог на собственность», т. е. ежегодные патентные пошлины. Но и тут у изобретателей не так, как у других нормальных людей.

Если налог на обычное имущество платят, владея, пользуясь и распоряжаясь им, то патентные пошлины за изобретение чаще всего платят, не имея реальной возможности получать хоть какой-то доход от него в связи с отсутствием возможностей его реализации.

Любое имущество амортизируется, а значит, дешевеет, уменьшая тем самым сумму сбора налога. У нас же изобретателей, наоборот: с годами сумма пошлины увеличивается.

Скажите, какая жена будет считать своего мужа нормальным, если он весь свой заработок будет отдавать на поддержание в силе своих патентов? (постоянное нахождение в агрессивной среде).

Вот и посудите сами, может ли нормальный человек систематически заниматься изобретательством? Конечно, нет!

Обобщая сказанное выше, предлагаю вместе с первым патентом высылать медицинскому учреждению  по месту проживания автора уведомление о попадании оного в группу риска.

Со вторым патентом автоматически устанавливать автору третью группу инвалидности и вручать удостоверение инвалида умственного труда.

Вторую и первую группу инвалидности устанавливать совместным решением Минздрава и Роспатента по ходатайству местных организаций ВОИР.

Конечно, будет справедливым, если и общественная организация изобретателей получит статус и льготы инвалидной, так как заболевание это тяжелое, нередко неизлечимое и протекает опять же не как другие недуги. Если оные лечат дорогими лекарствами, уходом и вниманием, то изобретательство в нашей стране успешно лечат как раз отсутствием внимания и ухода, поэтому и встречаться оно стало в нашей стране все реже и реже.

 

P.S. Автор сообщает, что прекрасно осведомлен, что Конституционный Суд решил не относить патентные пошлины к разряду налогов, и просит заинтересованных лиц и организации не отзываться.

 

  Опубликовано впервые в журнале «Изобретатель и рационализатор»

Александр Грязев

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10