Народное радио

Интернет-вещание

 


Николай Холявченко

В эти дни  54 года назад в нашей стране на территории Южно-Уральского военного округа впервые были проведены войсковые учения с применением ядерного оружия.

Есть мнение, что «каменный век может вернуться к нам на сияющих крыльях науки». Во всяком случае именно эти слова сказал когда-то Уинстон Черчилль. Нельзя допустить, чтобы это предупреждение, сделанное человеком, который, мягко говоря, не очень любил Россию, но, тем не менее, был выдающимся политиком, стало пророческим. С середины прошлого столетия, а точнее, сразу после окончания Второй мировой войны, между Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки началось беспрецидентное ядерное противостояние. США, не очень-то напрягавшиеся в годы войны (хотя и приписывают себе чуть ли не все лавры в победе над немецким фашизмом), сумели раньше нас не только создать атомную бомбу, но и испытать её на мирных японских городах – Хиросиме и Нагасаки. Следующей территорией для подобных испытаний намечалась наша страна. И для того, чтобы этого не случилось, нам пришлось пойти, как сейчас говорят, на адекватные меры.

Первая ядерная бомба была испытана в России 29 августа 1949 года. Произошло это на специальном полигоне в 70 километрах от Семипалатинска, что находится в нынешнем Казахстане. А 14 сентября 1954 года в Оренбургской области на Тоцком полигоне начались общевойсковые учения под общим названием «Прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением ядерного оружия». В этих учениях приняли участие 45 тысяч военнослужащих (из них – 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, а также 6 тысяч офицеров). Во время учений главной задачей было проверить воздействие атомной бомбы на боевую технику, здания, сооружения, животных и людей. Первая плутониевая атомная бомба была подорвана на высоте 358 метров над землей. Мощность ее составляла от 40 до 60 килотонн. Участники тех событий были обязаны давать подписку о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Даже самые близкие люди не имели права знать всей правды о том, что делали их родные во время этих учений.

Если бы политическому руководству США, получившему тогда в своё распоряжение атомную бомбу, не был поставлен некий противовес, ядерная война на Земле была бы гарантирована. И, пожалуй, не возникает вопроса, кто стал бы очередной жертвой заокеанских ястребов после Хиросимы и Нагасаки, где была проведена своего рода генеральная репетиция такой бойни. Поэтому испытание нами ядерного оружия имеет жизненно важное значение не только для нашей страны – оно имеет глобальное значение. Опасность получения адекватного ответа заставила американцев пересмотреть свои подходы в этой области. Такова историческая значимость этого события. О том, чем было вызвано включение нашей страны в ядерную гонку, я попросил рассказать первого вице-президента Академии геополитических проблем, доктора военных наук Константина Сивкова.

 

Константин Сивков: «Вернемся в те далекие годы, когда у нас было проведено первое испытание. Что происходило в мире? С одной стороны, Соединенные Штаты Америки провели испытания ядерного оружия на живых людях, на двух городах – Хиросима и Нагасаки. Не будем говорить о военной необходимости этой операции – это вопрос достаточно спорный. Никакая другая страна таким оружием не обладала: европейские страны в то время лежала в разгромленном виде, и Советский Союз в тот момент мог спокойно, без особых осложнений решить любой военный вопрос в Европе.

С другой стороны, начал интенсивно формироваться лагерь стран социализма, причем, он был достаточно мощным и широким: от Китая и до Германии. В этих условиях искус применить ядерное оружие против Советского Союза или стран социалистического лагеря со стороны США был очень велик. Назревала «Холодная война». Помимо прямого военного соперничества СССР и США, было огромное количество малых локальных войн, на полях которых по сути дела шла война между СССР и США.

Если бы у Советского союза в тот момент не было ядерного оружия, то оно было бы применено и в Корее, и в других подобных странах. Поэтому сам факт возможности безнаказанного применения сверхоружия одной из стран был крайне дестабилизирующим фактором. В нашей стране прекрасно понимали, что если политическому руководству США, обладающему ядерной бомбой, не будет противопоставлено никакое другое мощное оружие, ядерная война в мире произошла бы значительно раньше.

Испытание ядерного оружия имеет значение не просто для обороноспособности страны — оно имеет глобальное значение. По сути дела, мы должны констатировать, что факт испытания ядерного оружия Советским Союзом предотвратил ядерную войну на все последующие годы, вплоть до наших дней. Опасность адекватного ответа заставила американцев пересмотреть все свои подходы в этой области».

 

Таким образом, то, что мы в середине прошлого века испытали атомную бомбу, имело исключительную историческую значимость. Она заключалась в том, что американцы, создавшие это оружие чуть раньше нас, и предполагавшие с его помощью править всем миром, осознав опасность получения жёсткого равнозначного ответа, пересмотрели свои подходы в этой области. Пересмотрели, но от гегемонизма не избавились, да и вряд ли это когда-нибудь произойдёт. И то, что американцы идут сегодня на некоторое сокращение ядерного оружия, происходит вовсе не из-за того, что они вдруг стали пацифистами. По мнению Константина Сивкова, всё дело в том, что за океаном делают ставку на другие виды оружия, которые могли бы лишить Россию адекватного ядерного удара.

 

Константин Сивков: «Одним из таких видов оружия является проект «ХАРП». Существо «ХАРПА» состоит в следующем. На Аляске сделаны громадные антенные поля. Эти антенные поля способны генерировать СВЧ-излучения очень больших мощностей. И когда эти лучи сходятся в какой-то одной точке, то там возникает плазменное облако, то есть управляемая шаровая молния гигантских размеров. И в той зоне, где она перемещается, возникает сильнейшая деструктуризация ионной сферы. В итоге предполагается, что боеголовки ракет, попадая в эту область, будут сходить с траектории или попросту сгорать. То есть этот проект – своего рода система ПРО. У нас в советское время задел технических разработок был больше и не хуже, чем у американцев, но потом началась «демократия» и всё это было свёрнуто и уничтожено. Мы синхронно начали, но за счёт того, что плановое социалистическое хозяйство позволяло сосредоточивать усилия на перспективных направлениях, мы имели превосходство. Вот возьмите простой пример: до сих пор американцы не сумели преодолеть тот порог, которого достигли советские космонавты в 70-х, 80-х годах по продолжительности пребывания на орбите!». 

 

Это, конечно, здорово, что говорит о нашем пока ещё мощном научном и человеческом потенциале. Но всё же хотелось бы знать, каково сегодняшнее состояние российского ядерного щита, и насколько надёжно оберегает он безопасность страны? Насколько гарантированны мы все от возвращения в каменный век, о чём в своё время говорил Уинстон Черчилль? К сожалению, не все наши специалисты, отвечая на этот вопрос, разделяют оптимизм представителей высшего военного руководства, утверждающего то, что нам есть чем ответить потенциальному противнику. Что ж, как говорится, дай Бог, если наш бронепоезд находится в полной боевой готовности, и всего лишь стоит на запасном пути, ожидая своего часа. Впрочем, лучше бы этот час не наступал никогда!

Николай Холявченко

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10