Народное радио

Интернет-вещание

 


Андрей Гвоздин

В далёком 1922 году государств приняло решение создать массовую организацию для работы с детьми. Труден был путь пионерии. Дети помогали Советской власти бороться с беспризорностью, в огненные военные годы боролись с фашизмом. С развалом СССР пионерская организация перестала существовать как массовое движение, но не прекратила полностью своего существования. Избавившись от формализма, «обязаловки», излишней идеологизированности, во многих уголках страны пионерия продолжала жить усилиями неравнодушных воспитателей, сумевших собрать вокруг себя наиболее активных ребят.

О современной Пионерии, о планах государства создать единую детскую организацию беседуем с пионервожатым 29-й школы города Москвы Денисом Зоммером.

Андрей Гвоздин: Денис, расскажите о вашей деятельности пионервожатого, о клубе, который вы возродили.

Денис Зоммер: Пионервожатым в клубе я стал несколько раньше, чем в школе. Моё взрослое увлечение пионерским движением, наверное, было связано с тем, что в детстве я был лишён возможности состоять в пионерской организации. В тот момент, когда я пошел в школу, пионерию уже отменили, а после этого никаких подобных организаций уже не возрождалось. У меня, уже в таком возрасте созрело желание работать с детьми, и вместе с Вадимом Пиллером мы стали возрождать пионерию — так появился клуб. Когда одна из школ района Раменки захотела видеть у себя пионерскую организацию, я стал работать в школе.

Андрей Гвоздин: Инициатива возрождения пионерской организации исходила от администрации школы?

Денис Зоммер: И от администрации, и от меня, и от других энтузиастов, которые хотели возродить пионерское движение на базе школы, в которой я сейчас работаю.

Андрей Гвоздин: В чём смысл возрождения организации? Расскажите поподробнее, чем вы занимаетесь? Какая работа проводится?

Денис Зоммер: Смысл возрождения не в том, чтобы просто что-то возродить. Ни на один день после разрушения нашей огромной страны пионерская организация не переставала существовать, она продолжала работать.

Андрей Гвоздин: Чем занимается сейчас современная пионерия?

Денис Зоммер: Она занимается отчасти своими традиционными делами, которые пришли к нам из советского прошлого и которые она преобразовывает. Современная пионерия не открещивается от своей истории, она является правопреемником всесоюзной организации. Хотя на сегодняшний момент единой пионерии не существует. Есть региональные и межрегиональные пионерские организации, но в каждой из них есть что-то своё, что–то новое, что привлекает подрастающее поколение. Ведь известно, что новое — это хорошо забытое старое, хотя это старое хотели откровенно и нарочно забыть.

Ребята устраивают свои лагеря отдыха, которые проводят вожатые-энтузиасты, и, кстати, за свой труд они не получают заработной платы. Наше государство не очень-то следит за воспитанием подрастающего поколения, в отличие от стран запада. В советское время существовала последовательность, смена. Сейчас, к сожалению, в некоторый момент она была нарушена, но, тем не менее, пионерия, являясь неполитической организацией, эту связь пытается наладить и продолжить. Ведь смысл пионерии – продолжение дел защитников, созидателей отчества и современного поколения. Живя под девизом, «Быть готовым служить родине, добру и справедливости», ребята продолжают дела своих отцов.

Андрей Гвоздин: Присутствуют ли в пионерской организации какая-то идеологичность?

Денис Зоммер: Идеологичность присутствует, но она не политизирована. Хотя, конечно, мы с вами понимаем, что в нашем мире ничего не может существовать без политики. Любая организация является определенным субъектом политики, но всё же пионерия сумела в наше время поставить себя в такое положение, что, не участвуя в политической борьбе взрослых, продолжает свой созидательный путь и патриотическое воспитание.

Ведь все те идеи, которые закладывались в идею пионерской организации изначально, были неполитичными: это помощь каждому отдельно взятому ребенку в процессе познания мира вокруг себя. Это было и в советское время, это существует и сейчас. Всё-таки есть какие-то очень важные аспекты, без которых человек не может сознавать себя человеком и гражданином, потомком того великого народа, которым является наш народ. Пионерия помогает в этом.

Андрей Гвоздин: Есть ли координациия между вами и другими пионерскими организациями – в других школах, других городах? Есть ли какое-то единство пионерии?

Денис Зоммер: Оно существует, но это единство неформальное. Нет никакой централизованной координации. Как я говорил чуть ранее, существует региональные и межрегиональные организации. У нашей региональной детской общественной организации города Москвы есть свой координационный совет, в который я вхожу как член городского совета, и мы координируем деятельность пионерских организаций по Москве.

Андрей Гвоздин: Появились сведения о создании единой детской пионерской организации. На это дал согласие новый Президент Мендведев. И организация будет называться «Юность России». Возглавит её член партии «Единая Россия». Как вы к этому относитесь?

Денис Зоммер: Мне кажется, любое начинание имеет положительный успех, если оно идёт снизу. При попытках создать сверху нет никакой гарантии, что всё это получится, хотя может быть, начинание и сверхположительное. Проблемами молодежи надо заниматься: рано или поздно этот вопрос будет стоять настолько жестко, что, возможно, в определенный момент никакие организации уже не помогут, потому что ситуация станет безвыходной.

Но при всем этом давайте посмотрим на историю пионерской организации. Для того, чтобы понять, возможна ли организация, которую пытаемся создать мы. Начало двадцатого века. Перелом в России. Скаутская организация ввиду своей откровенной классовой основы не имеет возможности принять к себе детей рабочих, детей крестьян, хотя бы по той простой причине, что эти дети вынужден работать. Таким образом, в царской России возможности объять молодежь всей страны не существовало.

После победы революции снизу, стихийно, возникают молодёжные объединения, как правило левого толка. Они не связаны между собой, но к 1922-му году удаётся создать такую концепцию, которая и легла в основу пионерской организации. Именно 19 мая Всероссийская конференция Российского Коммунистического Союза Молодежи приняла решение об использовании опыта Москвы на территории всей России по созданию пионерских организаций. То есть всё это развивалось стихийно, снизу, а объединилось, позже, уже сверху. Если же сейчас будет попытка создать что-то подобное сверху, не факт, что это получится.

Андрей Гвоздин: Исходя из своей практики работы с детьми, можете ли сказать, что идеологическая «начинка» сказывается на детях? Так ли уж важно, будет ли пионерская организация при какой-то партии или не будет, будет ли иметь ту или иную идеологию, или не будет? Будут ли дети воспринимать эти странные лозунги, которые и взрослым-то непонятны? Или для детей это всё же неважно, и они просто будут воспринимать организацию как возможность собираться вместе, и идеология не коснется их?

Денис Зоммер: Очень важно, чтобы люди, которые занимались с детьми, были адекватными – и в политическом, и в идеологическом, и в моральном смысле этого слова. Если под какой-то идеологией не существует низовых основ, то это значит, что на этой идеологии детей выращивать никогда не получится. Те всходы, которые потом получатся, будут иметь более негативные последствия, чем в том случае, если бы эти дети вовсе нигде не состояли. Именно в этом смысле есть большая опасность создания новой организации.

За последние пятнадцать лет был потерян огромный потенциал в плане организации и развития детского движения. Кадры фактически не взращивались, в школах только отдельных регионов существовала массовая ставка вожатого. Тот факт, что в Москве есть пионерские организации, во многом является предпосылкой, чтобы использовать этот опыт и передать его по всей стране.

Если, действительно, будет существовать то формальное, с не совсем выраженной идеологией объединение, которое будет массово внедряться в образовательные учреждения, к нему будет отторжение. Тогда то поколение, которое подрастает сейчас, будет расти вне всякой общественной деятельности. Наверное тем, кто сейчас занимается подобной инициативой, стоило бы обратить внимание на существующие организации и посмотреть, что можно взять положительного от них, и, может быть, даже создать конференцию по вопросам развития детского движения. А после уже стоит внедрять какие-то инициативы сверху. Это было бы, наверное, более правильно.

Андрей Гвоздин: За прошедшие два годы работы пионерской организации в вашей школе, были ли какие-либо изменения, увеличилась ли численность детей? Появились ли ваши собственные разработки?

Денис Зоммер: Да, организация все эти годы не стояла на месте. Если в самом начале кандидатов в пионеры было 3 человека, то сейчас пионерская организация 29-й школы насчитывает 35 человек. Я считаю, что это успех. Мы не стремимся к массовости. Мы хотим, чтобы каждый ребенок был личностью, и эта личность тоже могла впоследствии привлекать других ребят. Мне кажется, что те вещи, которые реализуют сами ребята, имеют огромное значение для их сверстников.

У нас есть определенные результаты. Например, в школе реализован музей пионерской организации. Таких музеев по Москве насчитывается три. Они имеют народный характер. Но наш музей фактически стал филиалом Центрального музея истории пионерии, который находился в Городском дворце детско-юношеского творчества на Воробьёвых горах.

На днях мы провели историко-патриотическую игру «Наследники Победы», и её вели сами ребята. А другие дети этому удивлялись: как это, наши ровесники и нам пытаются что-то преподать? Это для них было вдвойне интересней. Урок истории, к сожалению, не всегда может являться информативным моментом, не всегда можно этим впечатлить ребёнка. А в данном случае, конечно, важно, чтобы ребенок мог общаться на равных и на равных по полной.

Андрей Гвоздин: Предлагают ли сами дети инициативы по проведению. мероприятий?

Денис Зоммер: Множество. Они положительно отнеслись к проведению военно-спортивной игры «Зарница», захотели внести в нее свои изменения. Я хочу подчеркнуть, что ребята пытаются наполнить новым содержанием старые названия. Каждый ребенок приносит в эту «Зарницу» что-то своё, какое-то понимание и переосмысление. И в процессе этого у старого приобретаются новые формы.

Множество других инициатив исходит от самих ребят: в частности, сбор информации от ветеранов пионерского движения. Это вдвойне интересно, потому что этим сейчас никто не занимается, в том и огромная ценность этого для подрастающего поколения. И наша организация дает возможность об этом узнать.

Андрей Гвоздин: И всё-таки, что привлекает детей в пионерской организации?

Денис Зоммер: Конечно, и эстетика, и обрядовость, присущая пионерии, в определенном смысле привлекает их, но прежде всего, это общение, это возможность узнать что-то новое, или узнать старое в новом ключе. Даже то, что сейчас происходит, в определенной трактовке и с определенным пониманием, является более значимым для каждого ребенка. Вообще, проблема социальной значимости, проблема востребованности – одна из важнейших в жизни ребенка.

Андрей Гвоздин: Психологический момент: отличаются ли дети, которые входят в пионерскую организацию от тех, кто скептически к этому относится? И можно ли сказать, что в пионеры приходят те, кто испытывает дефицит общения, которого нет у тех, кому эта организация не нужна?

Денис Зоммер: Нет, так сказать нельзя. Каждый ребенок, который приходит, имеет свой потенциал общения. Но он стремится к его расширению, при том, расширению именно социальному, общественному, Это для них очень важно. Самые ищуще приходят в пионерию. Раньше таких называли активистами. Конечно, хотелось бы, чтобы ребят в организации было больше, и мы к этому стремимся. Конечно, такой возможности нет, нет возможности обхватить необъятное, тем более, что если к этому серьёзно относиться. Чем больше детей, тем должно быть больше вожатых. Что делать, многие ребята самостоятельно исполняют должность инструктора, вожатого.

Андрей Гвоздин: То есть удалось уйти от главного негатива советской пионерии, когда в пионерское движение приходили будущие маленькие карьеристы?

Денис Зоммер: Пионерская организация всесоюзного масштаба являлась не сколько кладезью карьеризма, сколько определенным правилом для всех. До определенного времени, до конца тридцатых годов, она существовала как абсолютно неформальное объединение. Впоследствии новый подъем исторической пионерии — сороковые годы. На период Великой Отечественной войны и после ее окончания выяснилось, что более 200 тысяч пионеров награждены разными медалями и орденами, четверо стали Героями Советского Союза посмертно.

Но к середине семидесятых годов приходит формализм. Происходит определенное непонимание проблемы развития детской общественной организации. Её сделали массовой, но она потеряла значимость и осознание каждым ребенком того, что он делает. Поэтому галстук для многих советских детей стал принадлежностью их школьной формы и не значил ничего, кроме того, что ребенок учится в школе.

И все равно, даже в то время были активисты, а сейчас каждый отдельный взятый ребенок ценит то, что он носит на себе галстук. Это не воплощение партии, это воплощение целой эпохи, истории страны, которая за семьдесят лет достигла такого, чего многие не могли достичь веками.

Андрей Гвоздин: Последняя инициатива государства – сделать всеобщую, видимо, массовую организацию. Нет ли опасности, что те положительные начинания, которые были достигнуты в последние годы, будут похоронены под тем валом массовости, что все школьники будут пионерами?

Денис Зоммер: Опасность формализма — и опасность очень большая — существует. Я думаю, что вполне вероятным результатом станет итоговая нереализованность этой идеи. Как я уже сказал, слишком много для этого предпосылок. Есть опасность, что люди, которые будут этим заниматься, не будут иметь ни нужного опыта, ни понимании того, зачем это нужно, ни чёткой позиции. Такие люди не будут знать, чем именно заниматься. Есть опасность, что, имея одну большую организацию, будут пытаться закрыты малые. Это неправильно.

Андрей Гвоздин: Как отмечается день пионерии?

Денис Зоммер: Сегодня с разных концов нашего города и из разных мест Московской области пионеры будут стекаться к Могиле Неизвестного Солдата и возложат по две гвоздики.
Это символично: во-первых, это память о том, что именно сегодня родилась организация, вторая символизирует девиз пионеров: «Смена смене грядет». Смена грядет нынешнему государству. Новое будет заниматься проблемой подрастающего поколения и проблемами общества в целом. Я думаю, что это время не столь за горами, и возможно, что это свершится при жизни тех ребят, которые состоят в современной пионерии.

Андрей Гвоздин

Если Вам необходимо скачать бесплатные фильмы бесплатно тогда переходите на сайт www.vserip.com


   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




Смотрите подробности купить четырехсторонний станок бу на сайте.

125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10