Зинаида Дерягина, кандидат филологических наук

Из программы о русском языке «Слово»


Вопрос: Как появилось выражение малиновый звон? Об этом нас спрашивает Валентина Николаевна Селезнёва

Ответ на этот вопрос мне бы хотелось начать со стихотворения “Городок” Николая Гумилёва (оно было написано им в 1918 году).


Над широкой рекой,

Поясом-мостом перетянутой,

Городок стоит небольшой,

летописцем не раз помянутый.

Знаю, в этом городке –

Человечья жизнь настоящая,

Словно лодочка на реке

к цели неведомой уходящая

…………………….

крест над церковью вознесён,

символ власти ясной, Отеческой,

и гудит малиновый звон

речью мудрою человеческой.



Надо сказать, что здесь это выражение – малиновый звон – употреблено в переносном смысле. И речь идёт о течении жизни, спокойной, уравновешенной, соразмеренной, которая может быть только при наличии мудрой и сильной власти, не допускающей разногласий, раздоров и народных волнений…

Объяснений, как возникло выражение малиновый звон существует несколько. Поскольку наши журналисты не получили полного и настоящего филологического образования, то они зачастую берут из существующих объяснений происхождения слова, как правило, наиболее яркое и чаще всего связанное с той или иной народной легендой.

Но легенды – а это прекрасно знают языковеды – не раскрывают подлинную историю слова. Легенды как раз строятся, исходя только из внешнего облика слова, то есть они учитывают лишь кажущуюся близость с другими словами или же с названиями географическими. К примеру, существует легенда, по которой, название села Подол возникло якобы после посещения этого места Екатериной II. И возникло это название потому, что Екатерина II, гуляя по берегу реки Пахры, замочила подол своего платья. И что вот отсюда и пошло название села Подол. Так гласит легенда. Это село позднее превратилось в город Подольск. Но на самом деле подолом в русском языке, начиная с древней поры, называют пологий берег реки. Подол был в Москве, но он не сохранился. А вот в Киеве Подол есть и в наше время. То есть подмосковное село Подол получило своё название потому, что оно было расположено именно на берегу реки, и это географическое название никак не может быть связано с подолом платья, даже с подолом платья русской императрицы.

Или возьмём другую легенду, которую тоже любят часто повторять журналисты. Эта легенда связана с происхождением названия реки Яхромы. Якобы в этих местах князя Юрия Долгорукого сопровождала его княгиня, и она, естественно, ехала верхом на коне. И когда она решила спешиться, то есть сойти с коня, то она спешилась неудачно (может быть, ногу подвернула) и при этом вскрикнула: «Ой, я хрома!» И по легенде, именно с этого случая и стала, якобы, река называться Яхромой. На самом деле это название очень древнее, дославянское и относится оно к числу финно-угорских заимствований, а буквальный перевод названия реки Яхромы — «озеро-река», то есть это была, видимо, река, вытекающая из озера.

Но, как видим, каждая легенда – это яркий, запоминающийся образ, именно поэтому часто легенды, а не строгие научные объяснения привлекают журналистов. Но я ещё раз повторю, что легенды строятся уже на основе существующего названия, в них всегда присутствует одно и то же и только внешнее сопоставление слов, которые совершенно случайно совпадают в одном звучании.

Так и в нашем случае. Когда говорят о происхождении выражения малиновый звон, то журналисты (именно они!) чаще всего приводят легенды, по которым малиновый звон, вернее, прилагательное малиновый соотносится с названием бельгийского города Мали́н или Мéхелень (флам. Mechelen, франц. Malines), в котором находится знаменитый собор святого Ромбо с уникальным подбором колоколов. Также в этом городе есть и знаменитая школа колокольного звона. И, кроме того, этот город с давних пор считается центром литья колоколов, то есть здесь издавна существует колокольное дело.

И по одной из легенд, Пётру 1, побывавшему в этом городе во время своего путешествия по Европе, так понравилились эти колокольные звоны, что он назвал их малиновыми. Но это не что иное, как народная легенда, потому что не существует достоверных сведений о том, что Пётр 1 действительно посетил этот бельгийский город. Об этом нет письменных свидетельств, а между тем, существует (и опубликован) полный архив всех деловых бумаг Петра 1.

Также существует и другая легенда. И она также связана с городом Мали́н, вернее, с тем, что в 1813 году через этот город проходили русские войска, когда они освобождали Европу от Наполеона. По этой версии, уже русские солдаты, вернувшись в Россию после военного похода, стали рассказывать о чудесном колокольном звоне, который они слышали в городе Мали́н. И что именно отсюда и пошло выражение – малиновый звон.

Но здесь нужно обратить внимание на то, что в русском языке от названий географических прилагательные, как правило, образуются только при помощи суффикса -ск- или же при помощи более сложных суффиксов
(-овск-, -евск-, -инск-, -енск-, -анск-, -янск), в которые входит этот же суффикс –ск-. Причём, это в равной степени относится, как к русским географическим названиям, так и к зарубежным. Например, от названия Москва прилагательное будет – московский, от Рязань – рязанский, от Чита – читинский, от названия Астрахань – Астраханский, от Рига – рижский, от Париж — парижский, от Вена – венский, Польша – польский, Лондон – лондонский. Так же точно и от названия бельгийского города Мали́н прилагательное будет — малинский, но никак не малиновый. Ещё раз подчеркнём, что по законам русского языка от названия бельгийского города Мали́н нельзя образовать прилагательное малиновый.

Но как же в таком случае появилось выражение малиновый звон? По мнению петербургского учёного В.Н.Сергеева, это выражение может быть связано с другим и тоже очень известным выражением – красный звон. Так в старину у нас называли «звон во все колокола, кроме большого; пасхальный звон». И звон этот не однообразный, одинаковый, а отличающийся оттенками звуков, то есть звон с подзвоном, с перезвоном, с трезвоном. Это очень радостный, светлый звон, он бывает в самый большой для православных людей праздник — в Пасху.

Но как всё-таки можно связать эти два выражения – красный звон и малиновый звон? В этом случае нам следует обратить внимание на два обстоятельства. Первое — это то, что прилагательное красный (в его цветовом значении) раньше входило в такой синонимический ряд: «рудой, алый, чермный, червлёной; кирпичный, малиновый, огневой и пр.разных оттенков и густоты». Пример мы взяли из Словаря В.И.Даля. Как видим, малиновый входит в тот же синонимический ряд, что и прилагательное красный.

И второе обстоятельство, на которое следует обратить внимание, — это само слово малина. В русском языке оно служит для обозначения не только «многолетнего полукустарника из семейства розоцветных, с ароматными плодами обычно тёмно-красного цвета»; «ягоду этого полукустарника»; «продукт (варенье, сок), приготовленный из этих ягод». Также это слово употребляется и в переносном значении, когда речь идёт о чём-либо очень приятном, хорошем, доставляющем удовольствие». И здесь сразу же вспоминаются такие русские выражения:



Возможно, именно это переносное и оценочное значение слова малина («очень хорошо, очень хороший») способствовало тому, что у прилагательного малиновый и развилось значение «весьма приятный, хороший, красивый». А ещё позднее произошла замена слова красный его синонимом – малиновый. Вот так можно объяснить связь выражений красный звон и малиновый звон.

И в заключение этого сюжета ещё раз повторим, что выражение малиновый звон никак не соотносится с названием бельгийского города Мали́н. Эта связь слов основана лишь на их внешнем, звуковом сходстве. И такого рода объяснения происхождения слов в языкознании принято называть ложной или народной этимологией.

Зинаида Дерягина



© Народ Инфо, 2007-2008