Народное радио

Интернет-вещание

 


В студии известный общественный деятель, доктор педагогических наук, исполняющий обязанности главы города Сергиев Посад Николай Васильевич Маслов.

Скачать запись программы в Медиа-архиве

Игорь Шишкин: Добрый день, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Сергеевич Шишкин. И в студии «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук, исполняющий обязанности главы города Сергиев Посад Николай Васильевич Маслов. Здравствуйте, Николай Васильевич.

Николай Маслов: Добрый день.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы уже более месяца, если я не ошибаюсь, исполняете обязанности главы города Сергиев Посад. И вполне естественно, что в сегодняшней нашей передаче мы будем говорить о проблемах, в первую очередь связанных с этим городом. Но у меня к вам тогда сразу вопрос. «Народное радио» слушают не только в Сергиевом Посаде. Его слушают в Москве, его слушают на Северном Кавказе, в Сибири, в Поволжье. В какой мере проблемы, с которыми вы столкнулись в этом городе, по вашему мнению, характерны для России в целом? И в какой мере правомерна точка зрения некоторых, что в каждом городке, как в капле воды, отражается Россия в целом?

Николай Маслов: Вы сами ответили на этот вопрос. В каждом городке, как в капле воды, система местного самоуправления формируется кособоко. Ряд законов, которые были приняты до этого, в общем-то, разбалансировали городское хозяйство, жилищное хозяйство, коммунальное хозяйство. Многие годы города были вотчинами отдельных людей, как государственных чиновников, так и криминального мира. Иногда это совпадало, иногда это действует на противостоянии. В частности, в Сергиевом Посаде у нас здесь около 7 лет противостояние городской власти, районной власти, областной власти. Как следствие, город запущен. Капитального ремонта не проводилось уже многие годы. Ветхий фонд огромный, дорожное хозяйство, благоустройство, все запущено. Но самое страшное, что стратегические объекты, такие как теплогенерирующая, котельная и так далее попали в частные руки. Законодательство, к сожалению, не регламентирует, например, сегодня такую вещь, как банкротство предприятий, на которых, условно говоря, была точно такая же котельная, которая обеспечивает еще монопольно целые микрорайоны, жилые дома, детские сады, больницы теплом, горячей водой, иногда электроэнергией. При банкротстве предприятий частная собственность тоже банкротится, как котельная. И город может попасть там в систему эвакуации. Законодательно не отрегулировано. И ряд других вопросов. Мне кажется, что федеральная власть увлеклась всякими реформами законодательными, не отслеживая качество исполнения уже ранее принятых законов. А многие новые законы идут вразрез уже с действующими, например, с градостроительным кодексом. Пример приведу. Районные власти в городах выделяют землю, не смотря там на то, как город развивается, куда он хочет развиваться. Потом предприниматель, имея право собственности или долгосрочной аренды, начинает как-то с этой землей, значит, баловаться, так скажем, не получая в городе, не утверждая проекты, разрешения не имея. Потом через суд оформляют строение в город, как Шанхай. В частности, в Сергиевом Посаде застроена там привокзальная площадь, которая потеряла вид, как площадь. Она не имеет статуса площади. И здания разной архитектуры, разного назначения. При отсутствии четкой транспортной схемы, схемы уборки территории и многое другое. Вот такая разбалансированность принятия решений в законодательном плане под какую-то политическую сиюминутную выгоду и не дало многим городам возможности четко, планомерно по генплану с заданной архитектурой развиваться.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но та проблема, о которой вы сейчас говорили, действительно характерна для всей страны. Мы постоянно слышим о противостоянии губернаторов и мэров областных центров, районных глав и глав районных городов. То, что вы говорите про отсутствие генерального плана, это, по-моему, одна из основных тем, связанных со строительством в Москве. То есть можно сказать, что это действительно единая система, то есть единое бессистемье.

Николай Маслов: Но это системное разбалансирование управления государством.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, и еще один вопрос. Вы сказали, что очень долго, в течение хотя бы последних 15 или больше лет, города воспринимались, как вотчины. То есть вы согласны с теми, кто говорит, что одна из главных проблем, это то, что главы городов, главы районов были чаще всего временщики, и в какой-то мере они возрождали традиции очень древней системы кормлений.

Николай Маслов: Да, так оно во многих поселениях и есть. Понимаете, мне кажется, вот это ошибка – разделение на государственную власть и федеральную власть, муниципальную власть. Когда государству нужно, условно говоря, президенту исполнять свои обязанности, защищать права граждан там на конституционном уровне, и права там на жилище и так далее, а муниципальные власти каким-то образом отделена от государства. И губернатор становится между двумя, как говорится, огнями, между молотом и наковальней. С одной стороны он вынужден отчитываться там президенту и федеральной власти об исполнении этих конституций развития регионов, с другой стороны он на них не имеет практически никакого влияния. Тут губернаторы были вынуждены и вынуждены сейчас создавать какие-то ухищрения, схемы для того, чтобы как-то в узде держать малые поселения, города через бюджетные вливания, законодательную собственность через инициативу и так далее, и тому подобное. Мне кажется, что это вот заблуждение в сфере того, что мы идем к европейской какой-то модели развития. Вот я вижу на месте, что схема срабатывает плохо, потому что вот даже разделение полномочий по градостроительству это город, как развивается город, а от водоземель это район. Идет раздрай.

Игорь Шишкин: Понятно. Николай Васильевич, одну секунду, уточните, пожалуйста, как так? Район распоряжается землей в самом городе?

Николай Маслов: Не только в городе. В любых поселениях. Выделение земли идет решениями администрации района. А исполнение всех решений, то есть что строить, как строить, за поселениями, за главами администраций, так сказать, городов. И вот, понимаете, одни продают, другие должны реализовывать эту продажу, то есть наполнять эту продажу, куски землей какими-то архитектурными, градостроительными решениями. И частник, инвестор получается в кабале. Он там договаривается, ему где-то продают землю. Потом город, любой город не доволен, что кто-то на его территории чего-то продал. Начинает этого частника, так сказать, «застраивать» в кавычках. Страдает, в общем-то, город, поселение, потому что не платятся налоги, не развивается в нужном направлении город, идет противостояние. И хорошо, когда 2 руководителя нацелены не на личный карман, вот, например, как у нас в городе и районе, а мы нацелены на созидательный труд. И, в общем-то, договариваемся сегодня уже. Если выделяем землю, то мы сразу смотрим вместе с районом, подо что она будет выделяться и так далее. Например, мы несколько дней искали место под городской парк отдыха для сергиевопосадцев. Я с трудом нашел несколько гектаров земли на окраине, которые еще не проданы. Все продано, даже тротуары там, так сказать, и то в некоторых местах заняты. Площади там перед городской думой и перед городской исполнительной властью проданы. Люди, знаете, жили, как одним днем. Нас же все равно завтра выгонят или народ не изберет. Поэтому продавали все, что могли.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но на этом же строиться не может система, если хорошее отношение у главы города и у главы района? Они могут быть хорошими и могут быть плохими. Когда все завязано на личный контакт, до добра не доведет.

Николай Маслов: Нет, когда личный контакт у людей серьезных, то нормально. Но это не может так продолжаться, потому что должны быть четкие и понятные действия от президента до главы, условно говоря, Сергиева Посада. Вообще взгляд сегодня мой на Москву, на действия москвичей, я имею в виду властей, из Сергиева Посада он немножко скорректировался, потому что здесь видно, как на ладони, потому что ты общаешься с конкретным жителем, у которого нет жилья, с конкретным погорельцем, как ему помочь, когда у тебя никаких полномочий нет, когда, например, сгорел частный дом, и человек остается один на один. Ты смотришь, что с конкретным инвестором ту или иную задачу. Мне кажется, вот эта система разделения федеральная, там государственная власть или муниципальная, это, повторяю, не дает и не даст положительного эффекта в развитии нашего государства. Очень много выборов. Знаете, выборы, еще раз говорю про Сергиев Посад, есть последние выборы, их тут десятки проводили, фактически людей приводят за деньги. То есть все об этом говорят, то есть там 100 рублей, там 200 рублей. Но на выборы приходит 10 – 15% населения, потому что остальные не хотят за деньги ходить на выборы, но и не понимают, зачем им ходить, потому что от них ничто не зависит. Приходит там любой глава, и завтра, я помню, Упырев здесь пришел – глава района, на следующий день к нему пришел следователь по просьбе, так сказать, вышестоящей администрации. Так же тоже работать нельзя. Поэтому мне кажется, вот эти выборы их очень много там депутатов различных. Есть здесь партии, 3 – 4 – 5 партий. Выбрали президента страны, он сформировал правительство. Мне кажется, вот назначили губернаторов нормально, надо немного спустить эту ситуацию вниз до муниципалитетов. Проигрывает партия, народ не поддерживает саму партию на федеральном уровне, не поддерживает, значит, и президента. Не поддерживает, значит, и вертикаль меняется. А так получается, знаете, в одном городе коммунисты, в другом зеленые, в третьем еще коричневые. Результатов не видно, понимаете, вот эта разбалансированность политическая она не дает возможности в хорошем смысле развитию поселений. Заниматься людьми, благоустройством города, строительством, так сказать, жилья, инфраструктуры, соцкультбыта. Какие-то, знаете, все-таки противостояния есть.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но тогда у меня к вам следующий вопрос. Если я вас правильно понимаю, вы считаете, что так называемую вертикаль власти нужно довести и до муниципального уровня. Одновременно сейчас много говорится и о том, что необходимо как раз на этом уровне развивать самоуправление, и что чуть ли не главная проблема состоит в том, что это самого самоуправления практически не осталось. Инициатива на местах пресекается. Как сочетать и то, и другое?

Николай Маслов: Очень просто. Глава города должен быть федеральным чиновником, но у него должно быть меньше полномочий. Больше полномочий нужно передать все-таки жителям. Такие вещи, как принятие генплана. Значит, любая стройка должна согласовываться на сходе. Это сегодня есть.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, подождите, что значит, жителям? Прямая демократия, то есть жителям в целом или каким-то их представителям?

Николай Маслов: Нет, это домкомы, товарищества собственников жилья, территориальное общественное самоуправление. Я имею в виду это, конечно, оформленное отношение жителей с администрацией. Конечно, оформленное. Но еще раз говорю. Ведь практически во многих поселениях, скажем, блеф это выборы. И сегодня очень маленькая явка, потому что пробуксовывает система выборов. Люди избирают власть, но она, понимаете, как? Она от народа практически не зависима до следующих выборов. И она не зависима от федеральной и государственной структуры там, области, например. Получается, что избирали князька, и он, если не имеет внутреннего и морального облика, то 4 года просто издевается просто над поселением или над городом. Вот и все.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сейчас говорили о взаимодействии руководителя поселения, города, района, области и федерального центра. Но есть еще и депутаты в городе. Какая здесь картина? Насколько мне известно, в Сергиевом Посаде и выборы депутатов тоже проходили весьма и весьма, так скажем, неоднозначно.

Николай Маслов: Так скажем, на выборы депутатов не пришло даже 20% населения. То ли 17, то ли, не знаю, такая цифра маленькая. Но о чем это говорит? О том, что люди не верят ни депутатскому корпусу, ни исполнительной власти. Люди разочарованы. Они отстранены от управления своим городом. Так вот местное самоуправление оно должно быть ни на уровне главы города и депутатов, оно должно быть на уровне дома, двора. У людей, еще раз говорю, должно быть больше полномочий. Слушайте, но люди полностью бесправны. У нас, например, управляющая компания, так же как в других городах. Управляющие компании просто издеваются. Люди просто платят деньги, но не получают услуг ни по благоустройству, ни по домоуправлению, тех, которые записаны даже в договорах. Люди приходят на собрания, а все равно каким-то образом там оформляются документы на управляющие компании. Оформить товарищество собственников жилья, знаете, я бы даже не рекомендовал, потому что огромная отчетность, огромный нужно штат содержать, нужно лицензии какие-то иметь для энергетиков и так далее. Вот нет таких простых законодательных вещей, которые федерация бы приняла, чтобы подвигнуть на самоуправление в конкретном доме. Это и есть местное самоуправление, местная власть. Это дом. Понимаете, большой многоквартирный дом, который могут потом в квартальное объединение сделать на себя. И чтобы власть меньше имела там полномочий, чтобы больше имели жители. Тогда это было бы правильно. А сегодня жители не имеют этих полномочий. Им понавязывали многим управляющие компании, через них проходят огромные деньги. Вот у нас была проблема, когда деньги управляющей компании приходят, а дальше они никуда не идут. У нас сложились большие задолженности перед системой «Газпрома». Нам отключали газ, практически там полгорода. Сегодня мы эту проблему сняли. Но это и есть, знаете, такие недоработки законодательные, где не прописаны четко права жителей. Управляющие компании там на них жалуются, пишут письма. Они даже не отвечают жителям, которые платят за их содержание.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сейчас рассказали о системных проблемах, связанных с городом, которые неизбежно порождают те или иные нестыковки на уровне глава города – Совет депутатов, глава города – глава района и так далее, и так далее, в том числе глава города и городская власть и собственники – земля, собственники – предприятия в этом городе. Но что в этих условиях делать? Сидеть, ждать, когда наверху приведут систему в норму и сделают ее сбалансированной? Или что сейчас можно? Вот вы возглавили город. Вы столкнулись с этими проблемами. Да, вы можете ставить и предлагать свои решения этих проблем на федеральный, на областной уровень. Но нужно же что-то делать и для граждан? Вот что сейчас может глава администрации города в этих условиях, которые вы описали, сделать для улучшения жизни граждан?

Николай Маслов: Во-первых, я представляю в жизнь вот то, что я сказал. Я местное самоуправление от себя отдаю жителям. Я их убеждаю, что нужно создать товарищество жилья. Я предложил коллективам муниципальных предприятий выбирать руководителя и вводить там самоуправление на предприятии, чтобы коллектив больше имел прав, имел возможность посмотреть, как расходуется бюджет и многое другое. Вот это и есть самоуправление.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, извините, перебью. Вы предложили, но это пошло уже в жизнь. Или пока это только пожелание?

Николай Маслов: Нет, у нас, знаете, многие сегодня дома начали проводить собрания, и отказываться от управляющей компании, вводить собственное управление. Это, во-первых, дешевле. Но это нужно было людей разбудить, показать им, что действительно они получат права, а не только обязанности. И управляющие компании поняли. Люди, в общем-то, политически активны с одной стороны становятся, если они видят, что слова, например, мои не расходятся с делами. Поэтому пошел этот процесс.

Игорь Шишкин: То есть вы полагаете, что справедливость это одно из условий доверия граждан к руководителю? И только реальными делами можно разбудить их инициативу, потому что ведь все привыкли, что перед выборами говорят красивые слова, обещают золотые горы. Затем приходят к власти, и на 4 года, как вы сами сказали, становятся на кормлении?

Николай Маслов: Я в Сергиевом Посаде демонстрируют на практике то, что я делал всю свою жизнь. Я сам избирался еще в Водоканале коллективом. Я рад, что такая схема возможна. И я…

Игорь Шишкин: Это Водоканал Москвы, да?

Николай Маслов: Да. И я бы эту схему закрепил бы даже законодательно, чтобы без мнения коллектива руководства не назначалось. Очень важно, чтобы люди имели власть. Важно, чтобы без их мнения не принимались серьезные решения. Как хотят люди развивать свой город, так они его и должны развивать. Почему один или два человека должны навязывать им свою волю? Это неправильно.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, в передачах на «Народном радио» примерно 2 или 3 года последние, когда вы выступали, вы постоянно говорили о том, что нравственность – ключ к решению любых и социальных, и экономических проблем. Одно дело это говорить в теории. И, кстати, были даже письма и звонки слушателей о том, что все это хорошо, все это красивые картинки, но с реальностью стыкуется очень плохо. Вот сейчас вы получили возможность воплощать все это в жизнь. В какой мере те принципы, которые вы провозглашали, оказались жизненными?

Николай Маслов: Во-первых, нравственность или мораль руководитель города должен показывать ни на словах, а собственным примером, что я делаю ежедневно. Сегодня нет ни у одного человека в городе упрекнуть меня в каком-то аморальном, безнравственном поступке. Это первое. Я стараюсь и показываю, и требуют от своих подчиненных того же. Вы знаете, люди в администрации изменились, потому что линия руководителя города изменилась. Город, значит, управляется другим человеком с другой доктриной на этот город, с другим подходом к решению проблем. Вы знаете, мы не пишем ни одного письма жителям, по крайней мере, стараемся это делать, чисто отказных. Мы всегда пытаемся возможность помочь этому человеку, хотя бы чуть-чуть помочь, чтобы он увидел, да, он обратился к нам в безвыходном положении. Может, он обратился даже не совсем по адресу, потому что это не наше дело, муниципальной власти, например, а государственной. Но, тем не менее, мы даже в этом деле пытаемся сделать этому человеку какой-то шаг навстречу и в чем-то ему помочь, хотя бы сопровождение его дела в суде. Даже такую практику вводим, когда юристы и администрация выступают условно в роли адвокатов, сопровождают жилищные проблемы, сопровождают отношения человека с управляющими компаниями, которые не выполняют своих обязательств. И это тоже наш новый подход. Когда есть что-то на практике, тогда люди начинают верить и сами участвуют в жизни города. Например, нами выделены средства, например, большие на благоустройство сейчас. Так вот, туда, куда они выделены, я встречаюсь с населением, создаем такой какой-то комитет временный из жителей, чтобы они приняли участие в приемке работы, в проверке качества работы, чтобы они видели, что строители выполняют так, как надо. Знаете, вот у меня был вчера прямой эфир. Люди за это говорят, разметка там на такой-то улице выпала не по стандартам. Мы следили. Через месяц разметки не будет, потому что там не выполнена технология. Я сказал сразу по телевидению, если через месяц не будет разметки, то не будет того чиновника, который эту разметку принял в эксплуатацию. Вот и весь наш подход. Например, есть там спортивное сооружение, стадион и так далее. Мы собрали совет тренеров. Без них мы не будем принимать генплан, например, и они не рассмотрят и не согласуют нам все спортивные точки в городе. Они лучше знают, где они были, где они должны быть. Будем советоваться с ними. Уже такие советы начались. Мы начали обсуждать генплан с населением. Хотя он еще не готов, но уже мы проводим такие консультации на разных предприятиях, у нас в администрации в актовом зале. Мы, например, провели встречу, я провел встречу со старшими по домам. И принято такое решение, сейчас вот будет подписан документ о том, что все строительные работы, раскопки там и так далее, не закрываются, если там нет визы по благоустройству старшего по дому или по улице. Такие мероприятия они позволяют нам постепенно входить в режим самоуправления.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, а экономическая составляющая? Возглавив город, в одном из своих первых интервью вы говорили о том, что необходимо навести справедливость и в сфере экономике, в сфере в первую очередь торговли и ценообразования. Приводили пример того, что цены в Сергиевом Посаде значительно выше, чем в соседних городах. Здесь удалось что-то сделать?

Николай Маслов: Что удалось сделать? Мы, во-первых, проехали рынки всевозможные, посмотрели там на цены. Попросили прокуратуру, она проверила все аптеки городские. Цены были завышены примерно от нормативов, значит, до 30%. Все аптеки, которые нарушали, были оштрафованы, причем, оштрафованы очень серьезно. Там это десятки, может быть, сотни тысяч рублей. Таков закон суровый, но справедливый. Дальше, и закон, и торговля, торговля, так сказать, спиртным для молодежи были обнаружены нами. Торговля, которая удавалась предыдущей администрации, так скажем, своим личным интересам, но без учета мнения граждан, на сегодняшний день в городе практически ликвидирована. Почему? Потому что мы делаем следующим образом. Сход жителей. Если жители против, чтобы какой-то ларек торговал у них ночью и так далее, и они готовы ходить в соседний магазин, мы предлагаем этому магазину дневную работу. Если он не справляется, вокруг него грязь и все, мы его закрываем. Вот в городе уже закрыто несколько таких кафе. Хотя мы уже открыли и новые точки, хорошие. Именно тоже, где согласились жители. Это первое. Второе, у нас открывается вот первая суббота, 5-го числа рынки выходного дня. Такие социальные рынки. На рынках не будет ни одного посредника. То есть это будут торговать только производители. Приоритет отдан, конечно, местным производителям города, района, дальше Московская область, дальше регионы России. Цены будут 15 – 30% дешевле продукты, чем, например, в магазинах. Почему? Нет посредников. Если такие рынки у нас приживутся, а я в этом уверен, то первый рынок сейчас в самом центре, мы ему выделили площадь прямо у здания администрации, расчистили ее от транспорта. И вот в первую субботу будет такой первый социальный рынок. В следующее воскресенье, если будет добро, и население подтвердит, что это им выгодно, мы откроем еще 2 рынка. Мы уже такие площади наметили. Так каждую субботу будут организованы такие мероприятия, чтобы люди с небольшим достатком могли тоже обеспечить качественно свою жизнь.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но ведь есть и еще одна проблема. Те, кто привык кормиться с города, они рассчитывают это делать и дальше. С какой стати они просто так отдадут все эти возможности? С чем вам пришлось столкнуться здесь?

Николай Маслов: По большому счету, ни в чем. Я это знал.

Игорь Шишкин: То есть никто не стал даже сопротивляться? И сразу сложили лапки?

Николай Маслов: Нет, со мной никто не сопротивляется. Мне никто не звонил, мне никто ничего не предлагал. Позиция моя известна, озвучена. Ни на какие переговоры с криминальным миром, ни на какие переговоры с крышей какой-то там, как это принято говорить, я не пойду. Здесь компромисса быть не может. Мы будем, еще раз говорю, развивать любую деятельность, которая будет приносить пользу городу, жителям, и будем помогать торговлю тем, строительству, благоустройству. Город у нас исторически город туристический. Вот все, что будет приносить пользу, все, что будет приносить бюджету доходы, мы это будем, как говорится, поощрять. Мы даже снижаем ставки на аренду той муниципальной собственности, которую имеем, для тех, кто, еще раз говорю, открыт для города. Те, кто хотят, и здесь раньше работали и наживались на теневой экономике, тем места под нашим солнцем сергиево-посадским не будет.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сейчас говорили о самых насущных проблемах, связанных с городом, наведении порядка в самых различных областях. Но это первые необходимые условия для развития города. Второе, это стратегия, куда развиваться городу, и как развиваться городу.

Николай Маслов: Город, мы планируем, что он стал федеральным.

Игорь Шишкин: Что значит, федеральным?

Николай Маслов: То и значит, что еще я могу сказать вам? Федерального значения.

Игорь Шишкин: Федерального подчинения?

Николай Маслов: Игорь Сергеевич, город федерального значения. Потом будем конкретизировать. Это все-таки Сергиев Посад – столица духовная, столица православия. Это исторический центр с большим прошлым. И я уверен, что на базе этих трех составляющих мы примем план развития города, генеральный план. Территория города очень большая. У нас еще 26 небольших поселений есть вокруг города. Это тоже входит в черту города. Нам еще развиваться и развиваться. Поэтому будет четко отслеживаться развитие вокруг Троице-Сергиевой лавры. Это будет сугубо историческая, больше пешеходная, больше туристическая. Это гостиницы. Дальше будут выделены зоны под такие федеральные, а может быть международные центры образования. Мы сегодня уже смотрели несколько поселений в черте города, условно говоря, типа Гарвардского университета. Сегодня очень большой потенциал у города. В город приезжает много педагогов, докторов наук и так далее помолиться в Троице-Сергиеву лавру. Они многие готовы остаться здесь жить и трудиться. Мы хотим Сергиев Посад сделать таким центром не только высокого образования, но центром высокой культуры и нравственности, где бы готовились кадры, в том числе и для Москвы. Мне бы хотелось, чтобы не сергиевопосадцы ездили работать в Москву, а чтобы из Москвы приезжали сюда преподавать из Москвы и других унтов. Вот сейчас мы уже такой один из центров рассматриваем. Это будет еще центр, где мы думали, центр по здравоохранению. Еще раз говорю, это та же самая концепция. Очень много нравственных людей вокруг лавры, которые могли бы потрудиться в сфере здравоохранения. Многие наши сограждане имеют большие даже деньги, и не только деньги, но едут за границу лечиться, потому что система там выстроена лучше, чем в России. И уход, и подход, и качество лечения. Мы тоже бы хотели, чтобы в Сергиевом Посаде появился такой медицинский центр наш собственный. Но в генплан смотрим. Это зона и сити, и бизнеса. Но главное это сохранить историческое ядро Лавры и вокруг нее, чтобы город изменил облик в этом плане, потому что это является очень большим притяжением для туристов. А туристы нам должны оставлять хорошие деньги в бюджет для развития города. Вот мы сейчас занимаемся инфраструктурыми вещами для туризма, центра.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сказали, что Сергиев Посад должен стать столицей православия в России. В общем, Сергиев Посад всегда и воспринимался в общественном сознании, как православная столица России. Но в какой мере эта ваша концепция находит понимание в патриархии? Ведь для того, чтобы воплотить ее в жизнь, нужно взаимодействие города и лавры, города и патриархии?

Николай Маслов: Необходимо это взаимодействие. Оно есть. Концепция, которая нам предлагает, это документ, конечно, мы будем ее обсуждать. Мы обсуждали ее в разных форматах раньше год назад, и 2 года назад. И не только я, и до меня это обсуждалось. Поэтому эта идея не новая. Я практически приступил к ее реализации даже. Де-факто ведь Троице-Сергиева лавра является главным монастырям патриарха Московского и всея Руси. Поэтому здесь, в общем-то, столица не как юридически, не как Москва, а столица…

Игорь Шишкин: Символически больше.

Николай Маслов: Символически больше, конечно. Это первое. У меня намечена встреча со святейшим патриархом. Тоже это обсудить, каково его мнение, как это могло бы развиваться. По опросу населения, это около 10% только эту идею не поддерживает населения. Но это нормальный процент, даже по Коммунистической партии и так далее. Это нормальный процент. Подавляющее большинство жителей понимает ее, поддерживает и готово принимать в этом участие.

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. Наше эфирное время истекло. Желаю вас успеха в той работе, которую вы сейчас взяли на себя.

Николай Маслов: Спасибо. Всего вам доброго. До свидания.

Игорь Шишкин: До свидания. Напоминаю, в эфире «Народного радио» выступал известный общественный деятель, доктор педагогических наук, исполняющий обязанности главы города Сергиев Посад Николай Васильевич Маслов.


   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10