Народное радио

Интернет-вещание

 


Народное радио

Из программы Александра Кукушкина «Народный адвокат»

Скачать запись программы в Медиа-архиве

Александр Кукушкин: В конце 2005 года, точнее говоря, 1 декабря2005 года глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна через своего адвоката Германа Юрьевича Лукьянова подала в Генеральную прокуратуру Российской Федерации заявление о реабилитации императора Николая II и членов его семьи. А не так давно в июне 2009 года средствами массовой информации было распространено сообщение о том, что Генеральная прокуратура реабилитировала императора и членов его семьи. Сегодня вы, наши уважаемые радиослушатели, имеете уникальную возможность задавать вопросы адвокату Герману Юрьевичу Лукьянову, ведь благодаря именно его усилиям, я так считаю, удалось довести до логического конца это, как оказалось, многотрудное дело. И я бы даже сказал, безнадежное дело.

Что ж, Герман Юрьевич, давайте мы с вами начнем беседу, возможно, с самого-самого простого. Всем общеизвестно, что бывший император Николай II, члены его семьи и слуги были расстреляны. Скажем, пожалуйста, каким-то образом этот факт расстрела удостоверен, или это можно просто почерпнуть эту информации не документально, а, скажем, из учебников истории?

Герман Лукьянов: Дело в том, что после захвата государственной и политической власти в России большевиками царская семья находилась под арестом в Тобольске. И вопрос об их задержании решали непосредственно органы государственной власти, а именно советы. Вопрос о задержании государя-императора Николая II и членов его семьи неоднократно обсуждался в высших органах государственной власти, а именно в Совете народных комиссаров, а также Всероссийском центральном исполнительном комитете, который возглавлял глава государства Яков Михайлович Свердлов. И вот по публикациям в газетах, в журналах того времени, а именно и в сообщениях ВЦИКа и ЦНК можно сделать вывод о том, что государь-император содержался под стражей и, более того, было сообщение ВЦИК о его расстреле, государя-императора. И все газеты того времени писали об этом.

Александр Кукушкин: Да, но, причем, что интересно. Насколько мне известно, все газеты того времени писали о расстреле Николая II, но не писали о расстреле членов его семьи, если я не ошибаюсь.

Герман Лукьянов: Да, большевики скрывали это.

Александр Кукушкин: Вот я могу в этой ситуации ошибаться. Вы работали с архивами, поэтому вы уж, наверно, тоже эти публикации знали и видели.

Герман Лукьянов: Дело в том, что официального сообщения о расстреле всей семьи, как такового, не было. Было сообщение только о расстреле государя-императора Николая II. Более того, 18 июля 1918 года было заседание Всероссийского центрального исполнительного комитета, на котором рассматривалась телеграмма из города Екатеринбурга о расстреле государя-императора. И Всероссийский центральный исполнительный комитет признал данное решение правильным. И в этот же день 18 июля 1918 года на заседании Совета народных комиссаров Свердлов делал сообщение о расстреле государя-императора по приговору уральского Совдепа. И Совет народных комиссаров принял это к сведению. Данный документ имеется в государственном архиве Российской Федерации.

Александр Кукушкин: То есть надо полагать, что Совет народных комиссаров словно бы дистанцировался, показал, что инициатива происходит не из Москвы, а инициатива на местах.

Герман Лукьянов: Нет, он не дистанцировался. Здесь просто он принял к сведению ту информацию, то решение президиума ВЦИК состоявшегося приговора, потому что не может же он вторично утверждать данный приговор.

Александр Кукушкин: Понятно, то есть была своего рода такая формулировка бюрократическая – принять к сведению.

Герман Лукьянов: Да, и дело в том, что есть же протокол, где черным по белому написано, что состоялся приговор по решению уральского Совдепа. И это были действия не со стороны каких-то уголовников, как хочет представить Генеральная прокуратура Российской Федерации, а это именно были действия от имени советского тоталитарного государства. И конкретные должностные лица исполняли приговор органов советской власти. И дело в том, что необходимо здесь сделать небольшой экскурс в историю вопроса. Для того чтобы доказать данный факт о том, что действия происходили не от имени каких либо частных, а именно от имени советского государства, необходимо уйти в архивные документы, а именно в историю большевизма. Дело в том, что в 903-м году, когда возник большевизм, — писал Ульянов-Ленин на 2-м съезде РСДРП, — ставился вопрос об отмене смертной казни. И Ленин буквально вот пишет о том, что начали возгласы раздаваться: «Отмена казни для Николая II?». «Даже меньшевики, — пишет Ленин, — не посмели поставить вопрос об отмене смертной казни государю-императору Николаю II». То есть это было политическое решение, принятое на 2-м съезде РСДРП, который проходил в Лондоне. И после прихода к власти большевики это политическое решение, а именно смертную казнь, воплотили в жизнь. И, более того, нельзя ведь забывать следующий момент. Самыми главными свидетелями по делу о реабилитации государя-императора Николая II и членов его семьи являлись лидеры большевистской партии советского государства, а именно Ленин, Свердлов. Это в тех своих исторических документах, именно в партийных решениях, это самые неподкупные свидетели, они писали что? Вот, например, есть такая резолюция Центрального комитета РСДРП (б), принятая 21 апреля 1917 года, где в пятом пункте написано: «Агитаторы партии должны протестовать еще против гнусной клеветы, выпускаемой капиталистами, будто наша партия стоит за сепаратный мир с Германией. Мы считаем Вильгельма II таким же коронованным разбойником, достойным казни, как и Николай II». То есть партия считала, что он подлежит казни.

Александр Кукушкин: Вот, уважаемые друзья, те, кто имеет возможность слушать нашу передачу в Интернете, и имеет возможность пользоваться Интернетом, вы можете зайти на ресурс «Народного радио», включиться в нашу беседу посредством подключения к телекамере, если такая возможность у вас есть. И даже то, что происходит в студии, вы можете очно наблюдать. Вот те, кто сейчас этим занимается, я вам как раз и показываю копию этой резолюции Центрального комитета РСДРП (б), принятую 21 апреля (или 4 мая) 1917 года. Вот этот документ, который вы имеете возможность просто даже увидеть своими глазами. Но у меня к вам вопрос, Герман Юрьевич, как к юристу-профессионалу. Значит, первое, для того, чтобы возбудить дело о реабилитации того или иного человека или, как говорят казенное, лица, необходимое, конечно же, составить заявление. В этом заявлении сформулировать, построить некую правовую конструкцию, логические связки, правильно?

Герман Лукьянов: Да.

Александр Кукушкин: Но еще же необходимо и какими-то документами подтверждать каждую выкладку логическую?

Герман Лукьянов: Да.

Александр Кукушкин: Как технически происходило, ведь вы же этим занимались, как технически вы добывали документы? Опять же расстрелян царь, с чего я и начал. Есть свидетельство о его смерти?

Герман Лукьянов: Да, действительно, свидетельств смерти членов царской семьи не было. И небольшой экскурс в историю вопроса. После падения коммунистического режима глава Российского императорского дома княгиня Мария Владимировна поручила мне вести это дело. Сначала я вел это дело по поручению ее августейшей матери княгини Леониды Георгиевны с 95-го года. И вот великая княгиня Леонида Георгиевна поставила данный вопрос передо мной, а зарегистрированы ли факты смерти убиенных членов Российского императорского дома? При выяснении данного юридического вопроса выяснилось, что большевики, в общем-то, даже и не занимались своими юридическими обязанностями, которые они декларировали в своих законах. А именно в 17-м году был принят декрет о регистрации актов гражданского состояния, именно организация. И после того, как на территории Российской империи было уничтожено 17 членов Российского императорского дома, большевики не зарегистрировали факт смерти. И вот в 95-м году я начал заниматься изучением данных вопросов. И произвел, то есть написал соответствующие документы. И была произведена государственная регистрация актов гражданского состояния всех членов Российского императорского дома, в том числе и государя-императора Николая II и членов его семьи.

Александр Кукушкин: Как вам это удалось, скажите мне? Я не знаю.

Герман Лукьянов: Дело в том, что все это очень сложно происходило, потому что…

Александр Кукушкин: Но вот у вас какие-то помощники были?

Герман Лукьянов: Я работал один. И, в общем-то, на регистрацию простого факта смерти для простого гражданина это где-то около часа. У меня ушел практически один год. Пришлось собирать документы, что нигде, ни в каком органе ЗАГСа данные лица, смерть их не регистрировалась. Запрашивался в городе Санкт-Петербурге, в городе Екатеринбурге. И оттуда приходили сообщения о том, что факт смерти государя-императора Николая II и членов его семьи не регистрировался. И в связи с этим великая княгиня Леонида Георгиевна обратилась в Центральный ЗАГС города Санкт-Петербурга, с заявлением о регистрации смерти своих августейших родственников. ЗАГС рассмотрел данное заявление и произвел государственную регистрацию. Причиной смерти в свидетельствах было указано — расстрел. То есть здесь был положен один из краеугольных фундаментальных камней, которые позволили потом обосновывать правовую позицию в суде. Прежде чем прийти, в общем-то, в наш российский суд, необходимо было провести работу по сбору всех необходимых документов.

Александр Кукушкин: Но вот вы – адвокат, вы приходили в архивы, вы же показывали не только свое адвокатское удостоверение и ордер, который свидетельствует о том, что вы приняли некое поручение. Наверно, какие-то добрые люди вам тоже помогали входить в архивы? Я думаю, что там архивные работники отнюдь не радовались, когда вы начинали раскапывать те или иные документы?

Герман Лукьянов: Нет, нет, было все не так. Дело в том, что эти документы, в общем-то, они известны для архивистов, для историков. И просто приходилось изучать эти документы. Например, ГАРФ там всегда с любезностью люди подсказывали даже какие-то документы, но никто не запрещал исследовать, искать и находить эти документы. Самое главное здесь и сложное было в чем, чтобы составить правовую позицию, с которой необходимо прийти в суд. И именно собрать все документы, связать их в логическую цепь и изложить их уже в судебных инстанциях. До этого ведь глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна в 2005 году 1 декабря обратилась с заявлением о реабилитации, никто, приложив огромные документы, то есть большое количество документов, объем документов. И были направлены 1 декабря заявления, и в феврале мы получили отказ в реабилитации членов Российского императорского дома.

Александр Кукушкин: Причем, обратите внимание, наши уважаемые радиослушатели, кто имеет возможность видеть нас по Интернету, вот папка обращения в прокуратуру, первичное обращение в прокуратуру с заявлением о реабилитации, с приложением доказательств. Триста листов, вот посмотрите со всех сторон. Триста листов со всеми приложениями. И принято 1 декабря 2005 года. А вот какой ответ дается на все 300 листов. Всего-навсего один лист формата А4 и 4 абзаца, в которых уложена, собственно говоря, вся позиция и Генеральной прокуратуры и, по всей вероятности, тогдашних представителей некоторых властных структур.

Герман Лукьянов: Да, и здесь всего 4 абзаца. Я все-таки хочу их прочитать, чтобы все это было, так сказать, наглядно:

«Уважаемый Герман Юрьевич!

Ваше обращение по поводу реабилитации бывшего императора России Николая II и членов его семьи рассмотрено. Обстоятельства гибели бывшего императора Николая II, членов его семьи и лиц из их окружения тщательно исследования в ходе проведенного генеральной прокуратурой Российской Федерации расследовании. Достоверных свидетельств существования каких-то официальных решений судебных или несудебных органов о применении к погибшим репрессий по политическим мотивам, как того требует действующее реабилитационное законодательство, не имеется, что не позволяет нам, руководствуясь им, признать погибших жертвами политических репрессий и принять решение об их реабилитации. Умышленное убийство, пускай и имеющее политическую окраску, совершено лицами, не наделенными соответствующими судебными и административными полномочиями. Какого-то хотя бы формального обвинения властями императора и членов его семьи предъявлено не было. В этой связи совершенное убийство с правовой точки зрения является уголовным преступлением. Требование о реабилитации, основанное не на законе, а на соображениях, значимых для заявителя, не могут быть удовлетворены правовыми средствами, а иными прокуратура не располагает. Подпись – Начальник управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Анкудинов». Как радиослушатели слышали, здесь нет ссылки ни на одну норму права, ни на один закон.

Александр Кукушкин: Да, здесь зато есть четкая позиция, которая, кстати говоря, в дальнейшем, поскольку мы теперь это уже знаем, дело доведено до конца, которая имеет свой дефект. Значит, теперь это, пускай хоть политическая подкладочка, но уголовное преступление. Но поскольку мы даже из курсов истории, мы с вами учились примерно в одно и то же время в школах, мы знаем, что именно Владимир Ильич Ленин одобрил этот акт, назовем это так, и сказал, что правильно, иначе Николай II стал бы знаменем враждебных революции, будем так это называть, сил, то получается, согласно ответу прокуратуры Генеральной, то была бандитская шайка, санкционирующая фактически уголовное убийство. А вот когда произошла реабилитация…

Герман Лукьянов: Я не согласен с вами, я сразу говорю.

Александр Кукушкин: Хотя бы была формальная функция судебного органа, то есть хоть какой-то признак законности. Не согласны?

Герман Лукьянов: Я не согласен с вами. Дело в том, что решение о репрессиях членов царской семьи принимали органы советского тоталитарного богоборческого коммунистического режима. И после того, как глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна получила подобное решение, она не согласилась с ним. И поручила мне готовить материалы для подачи в суд для защиты прав и законных интересов Российского императорского дома.

Александр Кукушкин: И вот о дальнейших уже судебных перипетиях мы поговорим во второй части нашей передачи. Сделаем просто перерыв на нашу постоянную рубрику «Правовые новости».

Герман Юрьевич, пока мы не перешли к судебной стадии, ведь развернулась же еще целая дискуссия, а надо ли вообще затевать реабилитацию? Помните, как один из наших коллег, доктор юридических наук, который сказал, что если мы будем реабилитировать Николая II, а он уже был канонизирован, в этом случае нам надо будет заняться реабилитацией Христа. Помните, такая аргументация была из уст правоведа?

Герман Лукьянов: Да. Дело в том, что вот все эти суждения, которые были высказаны по радио, и сейчас вы сказали, они не соответствуют требованиям закона. Директор канцелярии Российского императорского дома Александр Николаевич Закатов на пресс-конференции в Интерфаксе сказал, что, требуя реабилитации великой княгини, преследует исключительно в цели поддержания правовой культуры в нашей стране, а также морально-нравственные аспекты. К великому сожалению, за период, прошедший с момента реабилитации членов царской семьи во главе с императором Николаем II, никто из тех лиц, кто клеветнически утверждал, что представителей царской фамилии преследуют некие корыстные цели, не извинился перед главой Российского императорского дома. Глава Российского императорского дома великая княгиня Мария Владимировна, когда подавала заявление о реабилитации, прежде всего, преследовала цель защиты не имущественных прав Российского императорского дома. Доброго имени династии, доброго имени государя-императора Николая II. Дело в том, что когда был государь-император расстрелян по приговору уральского Совдепа, он был признан виновным в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом. Это следует из текста телеграммы. И дело в том, что государь-император, члены его семьи никаких преступлений не совершали. Противоправные действия тем более. В момент захвата политической государственной власти в России большевиками они находились в Тобольске под стражей. Для советского государства они представляли опасность большевистской идеологии, но они никаких действий не могли совершить.

Александр Кукушкин: Но, кстати говоря, у нас интересная здесь на «Народном радио» аудитория, люди верующие и люди, исповедующие светлые идеи коммунизма. Так вот, дорогие мои друзья, и для тех, и для других цитата. Патриарх Московский и Всея Руси Алексий сказал: «Процесс реабилитации нужно как можно скорее завершить. Не понятно, какие здесь могут быть принципиальные препятствия. — Конечно, он не с такой это интонацией говорил. — Неужели в нашей стране найдутся люди, до сих пор считающие, что император Николай и его семья на самом деле были преступниками, достойными смерти?». Сказал патриарх, к сожалению, ушел из жизни. Но вот митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, наш, сегодняшний патриарх Московский Всея Руси. Он говорил: «Почему нельзя реабилитировать невинных жертв?». Это случилось уже после первого судебного процесса. А мы остановились на том, что, когда получили первый отказ из Генпрокуратуры, вы, в частности, обратились в Верховный Суд, обжалуя вот этот самый отказ прокуратуры.

Герман Лукьянов: Нет, решение Генпрокуратуры об отказе в реабилитации членов царской семьи было обжаловал Тверской районный суд города Москвы. Хронология событий такова. 1 декабря 2005 года великая княгиня Мария Владимировна обращается в Генпрокуратуру с заявлением о реабилитации своих августейших родственников. 2 февраля 2006 года пришел ответ, где изложено решение Генпрокуратуры об отказе в реабилитации, поскольку здесь написано, что нет оснований для их реабилитации. Но Генпрокуратуры данные слова расценивает то, что мы не принимали никакого решения как об отказе в реабилитации, так и решение о реабилитации. То есть вот здесь мы видим, юридический троцкизм применяется: ни да, ни нет. То есть, когда вам говорят, у вас нет оснований для удовлетворения ваших требований, с точки зрения Генпрокуратуры в вопросе о реабилитации царской семьи это ни есть отказ, нет принятия решения о реабилитации. Вот в такой ситуации оказались все стороны. И поэтому великая княгиня Мария Владимировна не согласилась и обжаловала данное незаконное решение в Тверском районном суде города Москвы. 14 ноября 2006 года Тверской районный суд города Москвы принял решение и обязан Генпрокуратуру повторно рассмотреть заявление великой княгини Марии Владимировны в соответствии с требованиями закона. Поскольку действия прокуратуры были незаконны, заявление великой княгини Марии Владимировны рассматривалось не в соответствии с законом, не составлялось заключение, не составлялись материалы проверки, не было составлено, Генпрокуратура рассмотрела повторно заявление. И более того, сам уникальный случай. Здесь было возбуждено исполнительное производство.

Александр Кукушкин: То есть обязывали проследить.

Герман Лукьянов: Судебные исполнители возбудили исполнительное производство, чтобы Генпрокуратура исполнила закон, хотя Генпрокуратура сама должна обязывать других, чтобы они исполняли закон. И здесь судебные приставы смотрели, чтобы был исполнен закон. Закон был исполнен. Была проведена проверка, было сделано заключение, и дело было направлено в Верховный суд с заключением прокурора.

Александр Кукушкин: А зачем?

Герман Лукьянов: Потому что закон, статья 8-я закона Российской Федерации о реабилитации жертв политических репрессий требует, что в случае отказа в реабилитации при отсутствии оснований в реабилитации дело должно быть направлено в суд. То есть государство и общество устанавливают двойной контроль. Не просто прокурор должен принять решение, но еще и судебный контроль, есть ли основание в отказе в реабилитации. И судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации приняла решение о том, что нет оснований для реабилитации. И вот великая княгиня Мария Владимировна не согласилась с решением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации и обратилась в президиум Верховного суда.

Александр Кукушкин: Да, сейчас, видимо, речь идет о 2008-м году, да, о событиях?

Герман Лукьянов: Да, 1 октября было решение. Это царское решение президиума Верховного суда Российской Федерации, где были рассмотрены все доводы великой княгини. И всем представленным доказательствам была надлежащая юридическая оценка дана. И самым главным юридическим фактом, обстоятельством, которые никто никогда не давал оценки, вот нахождение царской семьи под стражей более 8 месяцев. Ни Генеральная прокуратура Российской Федерации, ни судебные коллегии по уголовным делам Российской Федерации вот этому юридическому факту, обстоятельствам не давали никакой юридической оценки.

Александр Кукушкин: Причем, я так понимаю, что была, наверное, вот извините, может быть, я скажу это простонародно, не обижайтесь только. Возникла некая, может быть, даже паника в рядах заявителей, потому что, если не ошибаюсь, на вашей пресс-конференции прозвучало, что мы будем обращаться в президиум Верховного суда, но не исключено, что мы обратимся и в Европейский суд по правам человека.

Герман Лукьянов: Дело в том, что здесь нет никакой паники. Никто не собирался…

Александр Кукушкин: Эмоциональной, я имею в виду.

Герман Лукьянов: Никакой паники не было. Просто никто не собирался складывать никакие крылья. В данном случае журналисты спрашивали, а какие у вас будут действия, если наступит то или иное решение. Вот при отказе президиума, если принимают решение об отказе в реабилитации, у нас есть правовой путь, а именно международный институт, предусмотренный Конституцией Российской Федерации, международная инстанция обращение. Это Европейский суд по правам человека. Но великая княгиня Мария Владимировна считала и считает, что все вопросы, связанные с членами Российского императорского дома, с династией должны решаться внутри России.

Александр Кукушкин: Внутри России и это, в общем-то, логично.

Герман Лукьянов: И президиум Верховного суда Российской Федерации принял объективное, справедливое решение, которое соответствует закону, требованиям закона о реабилитации жертв политических репрессий. Почему? Потому что в законе этом написано, что целью реабилитации является реабилитация всех невинных жертв, которые подверглись репрессиям по социальным, классовым и религиозным признакам.

Александр Кукушкин: Вот вы рассказываете все очень легко. Скажите, пожалуйста, сколько томов дела в Верховном суде лежит по этим заявлениям?

Герман Лукьянов: Сначала процесс проходил в гражданском производстве. И здесь около 12 томов было.

Александр Кукушкин: 12 томов!

Герман Лукьянов: Только в гражданском производстве.

Александр Кукушкин: Это учтите, уважаемые друзья, что каждый судебный том это где-то в среднем порядка 300 страниц формата А4. Так?

Герман Лукьянов: Дело было очень насыщенным, острым. И для меня много было неожиданностей, о которых я хотел бы сказать радиослушателям. Например, вот мы доказывали простые юридические факты, что государь-император Николай II и члены его семьи стали жертвой произвола тоталитарного государства и подверглись политическим репрессиям по социальным, классовым и религиозным признакам. Согласно закона Российской Федерации о реабилитации жертв политических репрессий, советское государство было тоталитарным. Я не обязан это доказывать в суде. Так вот, по мнению Генпрокуратуры, что в советском тоталитарном богоборческом коммунистическом режиме члены царской семьи подвергались политическим репрессиям. А то, что с ними было, это не репрессии. Поэтому сразу…

Александр Кукушкин: Это акт социальной справедливости, причем, с социально близким элементом – уголовниками, совершенным ими.

Герман Лукьянов: Дело в том, что, когда произошел отказ в реабилитации в Российской Федерации, в российском обществе было много откликов на всех уровнях – и в прессе, и на телевидении, и даже в СФ политическом. Вот в «Огоньке» было опубликовано, например, такое эссе. Это 27 февраля – 5 марта «Не жертва» Дмитрия Быкова. Это письма счастья, где написано: «На минувшей неделе Генеральная прокуратура оказалась признать Николая II жертвой политических репрессий». И вот этот яркий публицист пишет следующее: «Прекрасное еще случается порой. Вот прокурор, как сообщают в прессе, не хочет сообщать, что Николай II явился жертвой политических репрессий. Конечно, он (не понятно) сидел и был со всей семьей безжалостно расстрелян. Однако это был банальный беспредел, который был тогда буквально беспределен. Такая версия, бесспорно, породит восторг у жуликов, убей и укради там и возгордись собой. Юровский был бандит, и Свердлов был бандит, и Ленин был бандитом. Подробности, увы, погружены во тьму, убит несчастный царь, помянутый в молебнах. Но нет свидетельства причастности к тому ни в властных органах, ни в органах судебных. Должно быть, это так, ведь, грубо говоря, ни разу наш Ильич настолько не забылся, чтоб написать письмо: прошу убить царя или статью «Марксизм в залог детоубийства». И общество было не готово к такому повороту событий.

Александр Кукушкин: Да, конечно, оно было не готово. Оно и сейчас не готово. Оно и сейчас не готово к такому повороту событий. Мы говорим об убитых людях, убитых практически безвинно. Николай II, члены его семьи, дети, слуги. Но при этом, конечно, с пеной у рта мы доказываем, что нет. Не в этом дело. Но, в конечном итоге, президиум Верховного суда вынес свое решение. Почему еще это должно подтверждаться прокурорами?

Герман Лукьянов: Нет, дело в том, что вы немного ошибаетесь, милостивый государь. Дело в том, что прокурорам не надо это подтверждать. Просто, когда вы в начале нашей беседы сказали, что реабилитирован государь-император Николай II – это неправильно. Реабилитация членов царской семьи состоялась 1 октября 2008 года. А вот в июне были реабилитированы другие члены российского императора, а именно великий князь. Это брат Николая II Михаил Александрович и алапаевские узники, которые были заживо сброшены в шахту. И вот на сегодняшний момент реабилитированы 17 членов Российского императорского дома. Это алапаевские узники, великий князь Михаил Александрович, члены царской семьи, великие князья, которые были расстреляны, 4 великих князя, которые были расстреляны в городе Санкт-Петербурге в период красного террора.

Александр Кукушкин: Герман Юрьевич, вы меня очень извините, но я бы хотел, чтобы вы нашли еще время прийти к нам на передачу и рассказать вот об эти узниках и об этих процессах, потому что сейчас, к сожалению, время нашей передачи подошло к концу. Мы говорим: до свидания.

Обсудить материал можно на нашем форуме

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10