Народное радио

Интернет-вещание

 


Народное радио

Из программы Татьяны Федяевой "Народный интерес"

Скачать запись программы в Медиа-архиве

Татьяна Федяева: Добрый день, дорогие радиослушатели. В эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Звукорежиссер Василий Котов. Сегодня мы поговорим, как обычно, о том, что интересно народу. А сейчас я предлагаю нашему собеседнику Юрию Юрьевичу Болдыреву поговорить как раз о том, что было самого интересного на прошедшей неделе.

Юрий Болдырев: Мне кажется, все-таки есть такие переходные периоды каждый год циклические, когда хочется говорить о самом хорошем. Вот все-таки самое начало лета, самая такая прекрасная, радостная пора. День защиты детей. Наши дети, кто-то освободился от школы, и сейчас побежал играть в футбол.

Татьяна Федяева: Ой, вы сказали: кто-то освободился от школы, как освободился на волю.

Юрий Болдырев: Освободился, в детстве это освобождение на волю, можно так считать. А кто-то приступил к сдаче ЕГЭ.

Татьяна Федяева: Это вы сказали с печалью.

Юрий Болдырев: И чтобы наша конфетка не была такая уж слащавая с одной стороны День защиты детей, то есть мы должны думать о будущем, о том, что будет с нашими детьми. С другой стороны вещь, которая мне представляется крайне угрожающей, Россия опять выходит на рынок внешних заимствований. Объявлено, что мы собираемся разместить облигации сначала на 10 миллиардов долларов и так далее. Массированная пропаганда, целый цикл статей о том, что нам обязательно надо выйти там. Лившиц – бывший министр финансов в Интернете кочует его статья «Шесть аргументов за то, чтобы выйти на рынок». Посмотрите эти аргументы. Я знаю, что главный аргумент один – вот сейчас нам могут дать дешевле кредиты, а завтра, когда у нас кончатся золотовалютные резервы, нам уже дадут дороже. Вопрос о том, а зачем? Зачем нам эти кредиты, которые отдавать придется этим самым детям, которых мы вчера так дружно защищали якобы. Вопрос: зачем? Насколько это безответственно втягивать страну опять в долги, в кабалу и так далее, как будто даже не рассматривается. Я хотел бы в связи с этим самым началом лета, Днем защиты детей напомнить, что вообще в обыденной жизни одна из главнейших ответственностей родителей или предшествующих поколений, да, это создать какую-то базу для развития детей, дать им образование, воспитание. И ни в коем случае не переложить на них свои долги. В рамках здравого смысла, в рамках семьи все это понимают. В рамках государства нам вновь и вновь упорно внушают, что мы должны, просто обязаны, все так делают. Мы вновь и вновь просто должны влезть в долги, и эти долги переложить на своих детей. При этом хотел бы обратить внимание на то, что те, кого нам показывают, как на образцы, например, те же Соединенные Штаты Америки, у которых долги, конечно, по (не понятно) внутреннему продукту несопоставимо превышают наши. Но это долги в их национальной валюте. Когда они вдруг оказались в золоте, и им в 72-м году предъявили претензии, берите свои доллары, давайте нам золото, Франция, прежде всего, они просто взяли и отказались от своих прежних обязательств, Соединенные Штаты Америки. Соединенные Штаты Америки набирают огромные долги, но в своей национальной валюте. И они всегда в случае чего, в случае вот такого уж краха могут взять и отказаться от этих долгов, да. Отказаться в том смысле, что просто взять и напечатать доллары. Не говоря уже о том, что эти долги, в которые влезла Америка, они до сих пор полностью покрывались практически функциями Америки.То есть нельзя сказать, что американские рабочие работают на нас всех. С одной стороны они в долгу, и вроде бы должны платить по ним проценты. Но с другой стороны мы работаем на них, потому что пользуемся их резервной валютой. Мы им поставляем реальные товары, а в ответ получаем зеленые бумажки. Но когда Россия после 90-х годов, когда мы знаем, что такое долговая кабала, мы уже знаем, что такое политические условия, которые начинают предъявлять должнику, когда он не может расплатиться. И вот после этих, казалось бы, усвоенных уроков, когда мы лицемерно празднуем День защиты детей и одновременно начинаем системно втягиваться снова в кабалу и перекладывать долги на своих детей, вот эта вещь совершенно недопустимая. Если нужен нам День защиты детей, конечно, в День защиты детей надо обсуждать все проблемы, связанные с беспризорными, связанные с детдомами, связанные с огромным количеством просто неблагополучных семей, насилием в семьях и так далее. Но в то же время один из ключевых вопросов, который, мне кажется, тоже нужно защищать, обсуждать и в День защиты детей, — это недопустимость перекладывания на детей грехов и долгов родителей. Это вот принципиальная позиция.

Татьяна Федяева: Как интересно. Вы знаете, наверно, все в жизни так связано, что вы сказали нельзя долги как бы передавать своим детям. А посмотрите, а забирать у детей недра, газ, нефть это не то же самое? У детей и у внуков?

Юрий Болдырев: Значит, вы знаете, я всегда сам был сторонником того, чтобы пытаться, вот когда я даже работал в Комитете государственного строительства Верховного Совета СССР, еще почти 20 лет назад, одна из идей, которую я настоятельно пытался проводить, но она не нашла никакой поддержки ни тогда, ни теперь. Дело в том, ведь есть замечательная идея сменяемости власти. Подразумевается, что сегодня есть одна власть, завтра другая. Сегодня власть совершила какие-то ошибки, но другая власть придет и исправит. Но это ведь даже как модель даже теоретически может работать только в том случае, если вы не даете возможность никакой власти принимать необратимые решения. А если вы какой-то власти даете возможность принимать какие-то решения, которые абсолютно необратимы, например, как с историей улучшения (не понятно) продукции, когда нашей тогдашней власти предоставлялась возможность, нашей прекрасной, некоррумпированной в середине 90-х годов, предоставлялась возможность все, что есть, оптом взять и отдать на 30 – 50 лет под контроль западных корпораций, то меняй власть, не меняй. Следующая власть придет, а у нее уже реальных полномочий не будет, потому что реальных ресурсов-то нет. Все, что касается, скажем, потока нефти и газа в этом случае регулировалось бы просто другими. И в этом смысле, конечно, то, что вы сказали, касающееся и природных, водных ресурсов, недр и так далее, это все принципиально важно. Но мир устроен так, я это всегда с одной стороны подчеркиваю, что мы не вправе за бесценок, задарма, на каких-то идеально невыгодных условиях отдавать кому бы то ни было что бы то ни было наше общее государственное, потому что мы не знаем, зачем завтра нам самим это может потребоваться. Я напомню, в 94 – 95 году массовая пропаганда утверждала, что нефть и газ вообще скоро не будут нужны. Пройдет 10 лет, и будет термоядерный синтез и все такое прочее. Прошло 15 лет почти, и ничего этого нет, разумеется. Но важно другое. В то же время мы не знаем, как будет развиваться научно-технический прогресс, какие новые возможности завтра появятся. В этом смысле я бы сказал так. По приоритетности, конечно, население, мозги, воспитание, образование, раз. Природные ресурсы, два. Третье, что я переместил бы на нулевое или перед первым местом, недопустимость загонять в долги, потому что вы не знаете, как изменится мировая конъюнктура. Вы не знаете, что изменится. И почему вы считаете, в принципе, морально возможным какие-то долги перекладывать на детей. Вот это мне кажется, самое первое и самое понятное. Самое очевидное, что абсолютно, категорически недопустимо.

Татьяна Федяева: Дорогие радиослушатели, в эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Сегодня у нас в студии работает политик, общественный деятель, публицист Юрий Юрьевич Болдырев. Юрий Юрьевич, мы говорим о событиях прошедшей недели. Вот мне кажется, стоило бы обсудить то, о чем сегодня говорится много. Это ситуация не только в России, вообще общемировая – рост безработицы. Это банкротство предприятий, в том числе и такого гиганта, как «Дженерал моторс». Мы будем говорить, допустим, об этом предприятии, и проводим параллель с тем, что происходит в России, чтобы как бы представлять, как мы вписываемся в эти мировые какие-то тенденции, что у нас лучше, что хуже, и как корректировать.

Юрий Болдырев: Но вот очень хорошо, что вы поставили этот вопрос. В качестве примера, когда нам предлагают, прошу прощения за тавтологию, брать пример с других. Но пример в подлинном виде мы взять просто не можем, потому что Америка живет в долг, но Америка выпускает резервную валюту. И всякая попытка вот в последнее время, помните, Россия и Китай заявляли, мы сейчас введем другую мировую резервную валюту, это все полный блеф в условиях, пока США самое сильное, в том числе и в военном отношении, государство в мире. Да не позволят США до тех пор, пока они самые сильные, а мы загниваем и разваливаемся, а Китай еще не набрал достаточную мощь, не позволят США отнять у них функцию мирового резервного центра. Центра печатания мировой резервной валюты, валютосбережения. Любыми путями, перевороты, ЦРУ, все что угодно, значит, прямая военная агрессия, но не позволят. Это очевидно. Это как бы долго думать об этом не нужно. Сначала набрать мощь, потом поставить под сомнение. Или прежде чем громко заявлять на G20, на G8, что мы сейчас, давайте, это все пустые разговоры. Самим у себя внутри проводить более рациональную политику, не держать такие огромные резервы в долларах, а вкладывать их в развитие. То есть о чем мы говорили, и год, и 2, и 3, и 4 назад, на этом радио, в том числе. Это вещь очевидная. И если ты большую долю своих ресурсов вкладываешь в свое собственное развитие, это не подвергает в такой степени сомнению американскую мощь, как если ты является вот таким провокатором взрыва и говоришь, а вот давайте, чтобы была не американская валюта, а вот мы чего-то другое придумаем. Но тут тебя срочно нужно начать бить по голове, потому что ты просто говоришь, а давайте отнимем у Америки счастье. Но кто же согласится, если ты такой слабенький, извините, рахитик…

Татьяна Федяева: Который — с сумой ходит.

Юрий Болдырев: Который был сильным, но ленивым, пьяным, безответственным, вороватым. И превратился вот в такого слабого, каким мы сейчас являемся. То есть надо еще понимать, кто это заявляет на мировой арене. Китай может заявить все, что угодно. Ему за это ничего не будет, почти ничего. А мы если будем подобное заявлять, просто нам дадут по голове, и правильно сделают. Не выступай, как провокатор, а наводи порядок у себя и проводи ответственную политику. Тут все очевидно, да. Так вот применительно к банкротствам, применительно вообще к экономической политике. Смотрите, из Америки нас учили и продолжают учить. Вся Высшая школа экономики, все Министерство экономики надо работать, что государство не должно вмешиваться, ограничить вмешательство, государство не должно частные бизнес и так далее, и так далее до бесконечности. Что происходит в американской автомобилестроительной промышленности? Ключевые автомобилестроительные компании банкротятся? Они, что, плохие? Это что, плохая автомобилестроительная компания? Она, что, выпускает не современную плохую продукцию? «Дженерал Моторз» или «Форд», или «Крайслер»? Все это современные высокотехнологичные предприятия. Если они отличаются от «Тойоты» — первого в мире производителя, «Дженерал Моторз» — это второй производитель, то эти различия, по сравнению с тем, как мы отличаемся от них, просто микроскопические, почти незаметные. Значит, «Тойота» считается лучше, чем машины у «Дженерал Моторз», но не радикально лучше. То есть это действительно современные, прекрасные предприятия. Почему они банкротятся? Мы об этом раньше с вами говорили. Потому что вот эта ростовщическая система финансирования и развития она сначала в мирное время, в период нормального развития вышибает с рынка всех, кто исповедует идею, условно говоря, экономического чутья, опоры на собственные силы, то есть не залезает в безответственные кредиты, а действует с каким-то запасом прочности. А ну, как завтра спрос упадет, а ну, как завтра стоимость кредитов повысится и так далее, и так далее. Так вот этих всех целенаправленно вышибают с рынка в период нормального экономического развития. А потом, когда доходит до малейшего ограничения спроса, выясняется, что все, кто на рынке есть, это те, кто залезли в безответственные кредиты и расплатиться по ним не могут. То есть, строго говоря, виновата ни «Дженерал Моторз», ни «Форд», а навязанная вот эта вот, какие-то совершенно безответственные тараканьи бега. Очевидно это. Но теперь, что происходит дальше? Американцы, публика американская, предвидя банкротство «Крайслера», «Дженерал Моторс», «Форда», перестают покупать автомашины этих марок, и начинают отдавать предпочтение в еще большей степени, чем раньше, скажем, «Тойоте» или «Хонде». Почему? А потому, что «Тойота» не банкротится, а «Дженерал Моторс» может обанкротиться. Мы купим машину «Дженерал Моторс», гарантия там, скажем, 3 года. А компания обанкротилась, значит, никто не будет нам там обеспечивать их обслуживание, никто не будет обеспечивать гарантийные обязательства и так далее. Казалось бы, это личное дело частного бизнеса. На что заявляет президент Обама. Президент Обама заявляет, граждане США, не беспокойтесь, американское государство берет на себя все гарантийные обязательства по американским корпорациям автомобилестроительным, если они будут обанкрочены. Вот вы вдумайтесь.

Татьяна Федяева: Но еще, наверно, надо сказать о том, что акции государство скупает. Вот это тоже очень интересно, да?

Юрий Болдырев: Я специально обращу ваше внимание на вопрос о том, что такое социализм, что такое капитализм. Вот я только что был на встрече, 20-летие региональной депутатской группы. Выступал один из бывших лидеров и говорил о том, что Россия должна была уйти от социализма и все прежние заклинания. Я тепло отношусь к своим бывшим коллегам в региональной группе. Нас связывает общая борьба 20 лет назад. Мы тогда были субъективно честны. Но мы выходили из сверхжесткой, до абсурда централизованной системы. После этого нас развели совершенно другие битвы и линии фронта и баррикады, большинство из нас. Мы там все совершенно разные люди, совершенно разные истории, совершенно разные представления о нынешнем. И когда нам вдруг один из бывших лидеров региональной группы начинает, извините, лепить всю ту же туфту о выходе из социализма, я не стал на эту тему выступать. Мне хочется сказать, да ты посмотри, что в мире-то происходит. Ты сходи у Обамы поучись. Капиталистическое американское государство. Если это дело частного бизнеса, обанкротились и обанкротились – ваши проблемы. Нет, нужно защитить свои рабочие места, свои высокие технологии, свой промышленный образ жизни. Все-таки до 10% американской экономики завязано на автопром. И поэтому они идут на небывалое. Они заявляют, что мы, все налогоплательщики за счет всего государства, американское государство. Они не используют слово «социализм», они против социализма. Но по существу-то общество берет на себя, государство берет на себя гарантийное обязательство частных корпораций. Ради чего? Ради того, чтобы не оказались американские частные корпорации автомобилестроительные в положении хуже японских. Хотя объективно хуже. Рынок-то сделал выбор, казалось бы, рынок сделал выбор. Все, закрывайте навсегда. Нет, они будут банкротить так, чтобы и технологии, и производство, и образ жизни, и рабочие места тем или иным способом сохранить. Вот мне кажется, это важнейший урок для нас. Специально обращаюсь, правда, они, наверно, нас не слушают, ребята из Министерства экономики, большие либералы, ребята из Высшей школы экономики, большие либералы, прислушайтесь, посмотрите, что в мире происходит. Как мир пытается искать способы солидарно всем обществом, всем государством защитить то, что для них важно и ценно. Хотите, называйте это социализмом, хотите, называйте солидаризмом, как угодно. Хрен редьки не слаще. Но важно, что это то, что во всем мире делают и должны делать. И мы не должны тут быть глупее и тупее всех остальных. Мы должны действовать также разумно и ответственно и защищать не ставки по кредитам, не в пользу банков работать, не финансировать ставки процентные частично, когда человек покупает машину за кредит, а финансировать помощь при покупке автомобиля напрямую. Не ростовщику помогать, а гражданину и высокотехнологичному производству. Но, к сожалению, у нас все, как в искаженном зеркале. Мы все повторяем, как обезьяны, либо не понимая сути, либо сознательно поворачивая акцент помощи всегда на пользу ростовщикам.

Татьяна Федяева: Юрий Юрьевич, я попросила все-таки провести параллель еще немножко, чтобы мы вернулись к конкретным таким событиям у нас в России. Вот, например, сейчас город Пикалево, Ленинградская область. Мы о нем поговорим. Вот примем звонок.

Светлана Григорьевна: Светлана Григорьевна, Москва, вас беспокоит. Я хочу сказать 2 слова, хотя много есть, чего сказать, что наши безграмотные руководители, которые последние годы руководят, они извратили социализм и допустили развращенный капитализм, не используя то, что надо было нашей великой Родине. Все это предательство безграмотными сделано.

Татьяна Федяева: Это реплика. Спасибо. А все-таки возвращаемся. Ленинградская область, город Пикалево, где рабочие и члены их семей, оказавшиеся в безвыходной ситуации, лишившись работы, пошли на администрацию, заняли. На штурм практически. Не является ли это повторением Новочеркасска?

Юрий Болдырев: Вы знаете, что у нас есть практика гонять на разгон народа не местные ОМОНы, а чужие, из других регионов. Типа, когда приезжает рязанский или тамбовский ОМОН в Москву, нам объясняют, что нужно этим зажравшимся москвичам дать по морде. Или, наоборот, из центра России гонят во Владивосток разгонять там местный народ. Слава Богу, все-таки в этом смысле мы живем в более открытой стране. И просто взять и вот так расстрелять людей, как когда-то при царе было на Ленских приисках, или как было в советское время, скажем, в Новочеркасске, сейчас это уже практически невозможно. В рамках какой-то обычной морали это как-то слишком. И я надеюсь, что до этого не дойдет. Важное другое, что приняты всякие законы против экстремизма и так далее, по которым, в принципе, могут попытаться начать сажать и всячески давить вот этих людей, которые от отчаяния просто пошли на штурм мэрии, потому что их лишили жизнеобеспечения. Получается абсурдная ситуация. Вот если я возьму деньги у вас в долг и нагло не верну. Я их проем, прокучу в ресторане, и у меня, кроме моей квартиры, ничего нет, вы с меня взыскать ничего не можете, потому что вроде как наложить арест и взыскание на то, что обеспечивает мою жизнь, на мою единственную квартиру невозможно. А вот если люди ни в чем не виноваты, они работали, но градообразующее предприятие обанкротится, в результате у людей нет денег ни на еду, ни на оплату ЖКХ, и поэтому отключают ЖКХ, отключают жизнеобеспечение. Никого не волнует, что жизнеобеспечение выключается у людей, да, причем, у людей, ни в чем невиновных. Вот это принципиальный вопрос. Он у нас не решен никак, ни на каком вот таком, знаете, даже теоретическом уровне. Так за что государство отвечает? Государство отвечает за то, чтобы там, где оно приватизировало градообразующее предприятие и допустило затем его банкротство, чтобы оно брало на себя жизнеобеспечение этих людей? Вот я специально рисую такую цепочку. Нет такого, чтобы вольные люди просто устроились на вольное предприятие. Это было все государственное. Государство допустило приватизацию так называемому фиктивному собственнику, который был эффективным только тогда, когда нужно было выкачивать сверхприбыли. Набирал кредиты, а при малейшем изменении конъюнктуры банкротится. Значит, тогда, кто отвечает? Отвечает все государство, все общество, так же как применительно к автомобилестроительным компаниям в США. Значит, тогда государство должно принимать на себя четко и ясно ответственность за это. Возьмите бюджет, возьмите антикризисную программу. Вы ни слова не найдете о том, что государство принимает на себя ответственность за это. Государство прогнозирует объем денежных обязательств в этой части вот примерно такой и выделяет на это силы и ресурсы. Ни слова про это не найдете. Вот так.

Татьяна Федяева: Дорогие радиослушатели, у нас в студии работает Юрий Юрьевич Болдырев. Передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. Мы продолжаем. Юрий Юрьевич, зарегистрировано у нас официально 2 миллиона 230 тысяч безработных. Это за апрель прибавилось еще 230 тысяч. Это такой город, как, например, Тамбов примерно целиком. 10%…

Юрий Болдырев: Прошу прощения, это больше, потому что вы берете целиком город, а здесь речь идет об экономической активности населения. А его менее 50%. То есть существенно более крупный город.

Татьяна Федяева: Да. У нас межгород. Пожалуйста, говорите, мы слушаем вас.

Людмила Николаевна: Юрий Юрьевич, недавно вот в последней передаче «Народ хочет знать» у Киры Прошутинской зам. главы Комитета по безопасности Гудков высказал такую мысль. Но передача была посвящена реформе в милиции. И он высказал такую мысль, что 2 человека в стране, это глава государства и глава правительства могут реформировать милицию. И более никто. Вот меня интересует, что действительно только 2 человека могут сказать свое слово и в экономике, и на телевидении что-то изменить, и вообще в образовании, в медицине. Только 2 человека?

Юрий Болдырев: Спасибо, хороший вопрос. Вопрос замечательный. Давайте так, чисто формально. Есть конституционная система, в ней Конституционный суд, Верховный, Арбитражный, есть все, Счетная палата и так далее. А есть неформальная система, уж извините, полумафиозных связей, в рамках которой мы знаем, кто кого ставил, и кто кого в любой момент может сбросить. Вот давайте совсем просто. Вот хорошо мы относимся к Степашину, или плохо, это совершенно не важно. Но можем ли мы себе представить, что Счетная палата во главе со Степашиным сейчас начнет жестко, нелицеприятно контролировать деятельность правительства во главе с Путиным? Вопрос риторический, абсолютно риторический. Все совершенно очевидно. Начало это еще почти 10 лет назад с абсурдной ситуации, я подчеркиваю. Совершенно не важно, хороший человек Степашин или плохой. Но с совершенно абсурдной ситуации, когда Степашин был перемещен с должности председателя правительства сразу на должность зампреда Счетной палаты. И Счетная палата во главе с председателем Степашиным, подчеркиваю, не важно, хороший человек или плохой, умный, глупый, это совершенно не важно. Счетная палата во главе с председателем Степашиным осуществляла контроль за деятельностью правительства постфактум, за исполнением бюджета и так далее, за деятельностью правительства во главе со Степашиным. Работа-то за прошлый год осуществляется постфактум. Абсурд, небывалый в мире абсурд.

Татьяна Федяева: Борьба нанайских мальчиков.

Юрий Болдырев: Тогда 10 лет назад никто не возмутился, все в порядке и все нормально. Скажите, а Конституционный суд нынешний может ли всерьез оспорить что-нибудь, что делает правительство или президент? Это абсолютно риторический вопрос. Значит, когда надо было, Конституционный суд принял решение о том, что губернаторы должны избираться, потом не прошло там и года, кажется, когда понадобилось власти другое решение, Конституционный суд решил, что можно не избирать, а вот так назначать, как сейчас и так далее. То есть действительно получается так, что есть некоторая группировка, во главе которой, как минимум, вовне вот для публики находятся сейчас 2 человека: Путин и Медведев, президент и премьер-министр. Они ли на самом деле все решают? Либо за ними стоит какая-то группировка полускрытых каких-то людей, часть которых мы знаем, часть не знаем какого-то полустарого – полунового олигарха? Конечно, так. Я приведу простой пример. Если Медведев и Путин никак не зависят от такого гражданина, например, как Чубайс, то чего ради они ему сбросили наших бюджетных денег 130 миллиардов долларов? Я подчеркиваю, не госгарантии предоставили на реализацию проектов в области нанотехнологий, а взяли и вытащили из бюджета и дали. Тот не знает, куда девать, положил на депозит в коммерческие банки 130 миллиардов долларов без всяких страховок, без всяких гарантий. Пропадают банки, пропадают и эти деньги. Слава Богу, сейчас 85 миллиардов долларов додумались все-таки вернуть в бюджет, а 50 оставили на безбедную жизнь. У меня вопрос. Если вот эти замечательные люди никак не зависят от такого простого гражданина, как Чубайс, зачем ради они ему такие подарки делают. У меня закрадывается большое сомнение, что нашей страной управляют Медведев и Путин. У меня есть большое подозрение, что вообще за всем этим стоят такие люди, как Чубайс. И что бы там я не говорил, мы встаем с колен, мы то, другое, третье, но не бывает так, что ты такой добрый, вот такому парнишке просто так дал такие огромные деньги для того чтобы он сам просто изображал, что он там якобы с нанотехнологиями что-то там делает. Не бывает такой доброты просто так. Это значит, ты от него зависишь. А вот какими механизмами зависишь, что там за этим скрытое происходит? Значит, наша беда не просто в какой-то неэффективности нашей власти. Наша беда не просто в непрозрачности власти. Наша беда в том, что вот та власть, которую мы видим, похоже, это лишь какая-то верхушечка айсберга. А вот что там на дне, там все, что мы так красиво осуждаем, преступные 90-е, вот это все, дикая, варварская приватизация. Варварская, все очевидно сейчас уже признано. Вот эти дикие, варварские махинации с бюджетными средствами и так далее. Мне очень нравится, сейчас наш премьер-министр снова заявил о необходимости ускорить доведение денег до реального сектора экономики. Здорово? Здорово! Так, и кому же он заявил? Я понимаю, был бы у нас наместник, я не знаю, Бога – министр финансов. И премьер-министр вынужден ему вот как-то так что-то говорить там, как-то уговаривать его, вот доведи деньги. Нет, не буду. Нет, все-таки доведи, пожалуйста. Но министр финансов – ставленник того же президента, теперь премьера Путина. Что бы министр финансов не творил, он остается на месте. А это бывший аспирант того же Чубайса. Значит, человек из команды Чубайса. Понимаете, и с одной стороны вроде все мы так дружно говорим: да, все зависит от Путина, все зависит от Медведева и Путина, все зависит от тандема и так далее. А вот как начнешь вникать и разбираться, и начинаешь как-то видеть, что за этим стоят какие-то Чубайсы, Кудрины и Грефы. За этим стоит олигархат, который произносит все время какие-то красивые либеральные лозунги, но сам почему-то все время сидит на государственном. И тот же Игнатьев, которого сегодня снова переназначают, это тоже человек из команды Чубайса. Я его хорошо знаю еще по Петербургу. А он сидит на Центробанке, на самой главной власти – финансовой власти, которая у нас властью к тому же не называется. Степень подконтрольности Центробанка обществу там…

Татьяна Федяева: Нулевая.

Юрий Болдырев: На порядки ниже, чем степень подконтрольности даже этого правительства. При всем бардаке в правительстве. Так вот сегодня подконтрольность Центробанка еще на порядок меньше. Вот ситуация. Поэтому с одной стороны мы уже привыкли. Да, Путин – Медведев, Медведев – Путин – хорошо, или Путин что-то не очень хорошо. А за этим-то стоят все те же, извините, знакомые хорошо по 90-м годам физиономии.

Татьяна Федяева: Я вспоминаю, помните слова знаменитые Мао Цзэдуна: «Мне не важно, какой ты специалист, мне важно, какой ты коммунист». Мне не важно, капиталист, коммунист. И вот Чубайс. То он у нас ваучеризацией занимается, потом он занимается электричеством, потом нанотехнологиями. Надо будет, займется гинекологией или чем?

Юрий Болдырев: В этом смысле у меня нет претензий к Чубайсу.

Татьяна Федяева: Нет, нет, какие претензии.

Юрий Болдырев: У меня в этом смысле претензии к себе, ко всем нашим радиослушателям, ко всему нашему обществу. Если наше общество столь однозначно оценило итоги деятельности того же гражданина Чубайса, то почему же при первых признаках того, что из-за спины гражданина Путина или Медведева выглядывает тот же Чубайс, общество жестко и решительно не требует от Путина и Медведева ответа?

Татьяна Федяева: А как вы представляете этот жесткий и решительный, Юрий Юрьевич? Как?

Юрий Болдырев: Если бы дело было в том, чтобы просто вот хотели потребовать, но не можем, это было бы поделом. Нет, видим выглядывающую физиономию Чубайса, или делаем вид, что не видим, — вот ведь что. Раздвоение сознания.

Татьяна Федяева: У нас звонок. Пожалуйста, говорите, мы вас слушаем.

Слушатель: Юрий Юрьевич, у меня такой вопрос. Если взять Нюрнбергский процесс, то там есть такой план «Отступ», который был разработан немцами. Уничтожение славянства – а), и основная его составляющая, русских – б). Там рассматривалось развал медицины там, образования, пьянка там, без всякой пошлины продажа спиртного там и всего прочего. Вы понимаете, когда я… чтобы от этого плана отбиться, устоять, русский пожрет десятки миллионов людей в боях. Мне девятый десяток идет. Так вот сейчас, когда я смотрю, все повторяется по этому плану. Все абсолютно от начала до конца. Чем наше руководство отличается от Гитлера? Будьте любезны.

Юрий Болдырев: Спасибо. Вопрос задан очень жестко. И по принципу детской игры «найдите 10 отличий», отличий можно найти даже 100. Поэтому очень жестко сформулирован вопрос. Я бы сказал иначе. Вот мне все время хочется увидеть вот в этой самой элите полускрытой, финансово-экономической элите какие-то признаки осознания себя. Ни о какой демократии у нас не идет речи, вот о том, что они владельцы страны, осознание себя владельцами того, что им не хотелось бы отдавать кому-нибудь другому, отказ от лакейской психологии. Лакейской перед теми же там мировыми финансовыми кругами, перед американцами и так далее, готовность к какому-то чистолюбивому, да вообще мы здесь хозяева, мы и сами обойдемся и справимся. А для того, чтобы обойтись и справиться, надо строить сильную страну, надо востребовать образование, здравоохранение, востребовать не отрицательный отбор во власть, а находить каких-то нормальных людей по нормальным признакам и так далее. Я все время ищу эти признаки и все время их не нахожу. Все время я вижу какие-то малейшие попытки что-то сделать. Помните, Путин заявил на саммите Россия – ЕЭС где-то года 2 назад уже: хватит продавать природные ресурсы за деньги, нам нужны технологии. Но правильно заявил, ему со всех сторон подпихивали всегда…

Татьяна Федяева: Мы об этом говорили тогда.

Юрий Болдырев: Да. Но как только ему дали жесткую отповедь, тут же все на попятную. И наши средства массовой информации еще в четверг об этом сообщают, а в субботу итоговый приговор, как будто ничего такого не было в итоговых передачах, да? То есть действительно ситуация в этом смысле плохая. Все время хочется надеяться на то, что, исходя из чрезвычайной слабости общества, неспособности общества спросить свою власть, хочется надеяться на то, что сама власть авторитарная как-то постепенно начнет перерождаться в пользу самоощущений себя хозяином, не лакеем другого хозяина. Но и этого толком не происходит. И вот в этой связи я хотел бы, в связи с тем, что заговорили о Гитлере и о планах в отношении славян, я хотел бы сказать об одной вещи, которая должна бы объединять, как минимум, нас, поляков и евреев. Вот очень часто мы акцентируем на то, что нас противопоставляют. А я бы хотел сейчас сказать о том, что нас должно бы объединять. Вот я недавно прочитал у одного, вот, Татьяна Степановна, нашего общего знакомого, социолога в одной работе, где он пишет опять. Смысл сводится к тому, что государство это вообще все самое плохое, что есть, мы на него не должны рассчитывать. От них нельзя ожидать вообще полезного и нужного, только сетевые структуры, только гражданское общество и так далее, и так далее. И дальше, что интересно, что люди слишком много ждут от государства в части социальной политики, поэтому социальная политика государства должна предусматривать снижение ожиданий граждан от государства по социальной политике.

Татьяна Федяева: Так витиевато сказано. По сути одно: ребята, ничего не ждите.

Юрий Болдырев: Видите, какая демагогия. Он хочет, чтобы государство силами государства была сыграна роль в пользу его идеи о том, что государство должно быть слабеньким, хиленьким, никому не помогать, и чтобы люди от него ничего не ждали. Так вот я хотел бы ему напомнить, ему, еврею, себе, славянину, кому-то еще, кто слушает нас, поляку, о том, что от геноцида, от уничтожения, в том числе в печах там Освенцима, нас с вами все-таки спасли не сетевые структуры, не просто вот такое свободное, ничем не обязанное либеральное гражданское общество. Нас с вами, так или иначе, спасла высшая форма самоорганизации – государство. Государство, так или иначе, при всех его издержках сумело организовать и выпуск военной техники, и мобилизовать народ и так далее, и так далее. В этом смысле мне кажется, когда люди, наследники тех, кто горел в печах Освенцима, начинают лепить такую провокационную чушь, они являются просто предателями памяти своих погибших в войне или погибших в печах Освенцима предков.

Татьяна Федяева: Звонок у нас еще один, наверное, последний. Мы слушаем вас.

Светлана Григорьевна: Это Светлана Григорьевна из Москвы вас беспокоит. Я хочу сказать, что мы укоряем прошлое. А ничего почти не делаем для того, чтобы это прошлое не вернулось к нам. И сегодняшнее наше убивает и добивает. Народ спит. И этим пользуются все безграмотные наши руководители. Даже допускают такие плевки, как создание библиотеки в честь того, кто разрушил все это. И продолжается все то, что тем и создано, и оставлены все те, которые тем и приведены к власти.

Юрий Болдырев: Да, спасибо вам большое. Действительно я уже неоднократно слышал от людей очень жесткие вещи, касающиеся создания библиотеки имени Ельцина в здании Синода, по-моему, в Петербурге. Сенат или Синод, да, электронной библиотеки. С точки зрения исторической роли, притом, что давайте, я вот еще раз скажу, вот я человек, работавший с Ельциным. У Ельцина, как у любого человека, были очень привлекательные такие мужские черты, человеческие черты. В то же время, как у любого человека, были негативные черты. Есть историческая роль, которую он сыграл. Есть процесс личностной деградации, который происходил, в том числе на моих глазах. Поэтому вот мне лично, вот лично мне, как человека, который работал с Ельциным, которого он уволил, и уволил цивилизованно, вот мне лично он плохого ничего не сделал. По-человечески, если бы он не был главой государства, мне было бы его жалко. Я готов был пойти на его могилу. Но роль в истории нашей страны его такова, что я действительно вынужден согласиться. После особенно переворота 93-го года и всего того, что начало твориться, после этого переворота, конечно, создание библиотеки, просветительской библиотеки имени Ельцина, я согласен с тем, что это просто кощунство. К сожалению, действительно так. Мы не спим. Мы с утра пораньше пытаемся вас будить и доносить до вас какое-то свое понимание происходящего и слушать вас. Это единственное, что мы можем сегодня делать.

Татьяна Федяева: А уж как получается, судить вам. У нас еще одна минутка. Юрий Юрьевич, может быть, мы… Вы сказали сегодня по поляках, о евреях, о славянах. А вот смотрите, соцопрос Белоруссии. Большинство белорусов не хочет объединения, это буквально свежие такие данные, объединения с Россией. Вот на 30 секунд.

Юрий Болдырев: Да, да, да. Вот на этой самой региональной группе там был один белорус, такой видный деятель оппозиции, он сейчас наш региональной группы. Мы там все давайте там что-то, так пошутил ему: слушай, единственное, что помню. Есть такая девушка, она так ходит, и с виду у нее так демократия, демократия. А за ней воры в законе такие матерые идут. Так вот вы посмотрите, чтобы не было такого, что они эту девушку пропустят, за ней все воры в законе. Сумеете пропустить ее одну или не ее, а кого-то другого, самоуправление, да, но только без этого вот хвоста воров в законе. Не пропускайте воров в законе. Конечно, белорусы, живущие в социальном государстве, в том смысле, что они несопоставимо цивилизованнее чем мы, не хотят погрязнуть в том, в чем находится сегодня Россия. Я их понимаю. Я бы мечтал об объединении с Белоруссией ради того, чтобы не мы им свои порядки навязали, а чтобы они нас отцивилизовали. Но, к сожалению, пока до этого далеко.

Татьяна Федяева: У нас много вопросов осталось, о которых хотелось, которые хотелось бы задать вам, Юрий Юрьевич. Я надеюсь, что в следующей передаче мы это сделаем. Дорогие радиослушатели, наша передача подошла к концу. Напоминаю, что сегодня в студии работал Юрий Болдырев, политик, общественный деятель, публицист. Спасибо, Юрий Юрьевич.

Юрий Болдырев: Спасибо вам, спасибо всем слушателям.

Татьяна Федяева: А я тоже благодарю всех. Ведущая Татьяна Федяева. Всего вам доброго. До свидания.

Обсудить материал можно на нашем форуме

Народное радио

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




Туфли timberland ботинки цена. . Как почистить белые кроссовки.

125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10