Народное радио

Интернет-вещание

 


В студии известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов

Скачать запись программы в Медиа-архиве

Игорь Шишкин: Добрый день, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Сергеевич Шишкин. И в студии «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Здравствуйте, Николай Васильевич.

Николай Маслов: Добрый день.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, сегодняшняя наша программа выходит в эфир в преддверии самого нашего светлого и самого, наверно, значимого праздника в нашей стране – в преддверии Дня Победы. Много праздников у нас, в том числе и объявленных выходными днями. Отношение к ним по-разному бывает. Одни их признают, другие не признают. Но 9 Мая – это дата, святая для каждого гражданина нашей страны, во всяком случае, для каждого достойного гражданина нашей страны. Поэтому, естественно, что сегодняшняя передача будет непосредственно связана с этой знаменательной датой.

Николай Маслов: Конечно, если страна потеряла десятки миллионов своей сыновей и дочерей, как мирного населения, так и военнослужащих, конечно, сегодня наверно в каждой семье еще эхо той войны, тех потерь отзывается. И еще десятки лет мы будем вспоминать о тех ужасных уроках, которые нам принесла война 41 – 45-го года. В общем-то, сейчас для нашего поколения уже важны две вещи сейчас: хранить память о тех, кто погиб, свято. И тем самым мы будем каким-то образом в нашем историческом будущем еще иметь героев, как идеалы для нашего подрастающего поколения и для себя. Какие совершали поступки, как они отдавали свою жизнь 18-летнюю. Но с другой стороны нужно делать выводы. Всегда надо делать выводы, уроки, почему была война, кто ее принес, как мы воевали, какие потери могли бы избежать. И что делать, чтобы избежать войны. Над этим всегда нужно размышлять, мне кажется, потому что никому не хочется умирать. Пусть будут жить, может быть, не так хорошо. Многие песни об этом говорили, но лишь бы не было войны. Поэтому, конечно, здесь хочется поздравить всех наших ветеранов, которые воевали, которые защищали. И даже не только ветеранов. Здесь надо поблагодарить и тех людей, которые в тылу работали, страну сохранили, производство сохранили. Да и жили в послевоенные годы, это, может быть, для многих были такие же условия, как и на войне.

Игорь Шишкин: Восстановить страну за несколько лет.

Николай Маслов: Да, это был огромный подвиг. Это тоже для нас сегодня пример, как нужно трудиться, как нужно любить свое государство, свой народ, потому что сегодня, к сожалению, все больше и больше других идеалов, других примеров в жизни, которые, в общем-то, не составляют достоинство человека.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, когда говорят о 9 Мая, по победе, о Великой Отечественной войне, сейчас часто говорят как о чем-то, что было, что нужно помнить. А как только речь заходит об уроках, то исключительно говорят об обороноспособности и состоянии Вооруженных Сил. Но, на мой взгляд, это проблема гораздо более серьезная, — раз. А, во-вторых, это проблема, с которой столкнулись наши отцы, у кого-то сейчас это деды, у некоторых уже прадеды. Но, когда мы об этом говорим, почему-то кажется, что это не может быть, потому что уже больше никогда, что мы с этим никогда не столкнемся.

Николай Маслов: Да, все говорят, как же так, мы же уже в XXI веке живем?

Игорь Шишкин: Да. В XXI веке уже войн не бывает, уже ничего не будет. Увы, Великая Отечественная война, Вторая мировая война показала, что мир несколько иначе устроен. Я предлагаю послушать сюжет, который подготовил наш редактор Алексей Пичугин.

Алексей Пичугин: Специалисты утверждают, что кризис является одной из фаз экономического цикла. Однако то, что мы наблюдаем сейчас, тоже часть цикличной системы, которая в большей степени относится, правда, ни к экономике, а к истории. Можно вспомнить, что большая часть мировых кризисов разрешилась самым простым и страшным способом – войной, которая решает вопрос принципиально, перекраивает политическую карту мира, меняет сферы влияния, одних возвышает, других низводит на самое дно. Можно вспомнить Первую мировую войну, когда сложная экономическая ситуация в ряде европейских стран, в стремлении Германии к экономическому лидерству привела к глобальному 4-летнему кровопролитию. Спустя 20 лет новое потрясение, которое унесло еще больше жизней. А предпосылка все та же – экономическая нестабильность, переходящая в глобальный кризис, совершенно новая расстановка сил на политической арене, своеобразная гонка вооружений. Более 50 лет мир просуществовал в биполярной плоскости, сдерживаемый ядерным оружием от нового глобального столкновения. Но, видимо, эти годы заставили новое поколение людей поверить в то, что все возможно, и глобальной войны больше не будет. Межгосударственные и просто человеческие отношения достигли крайней степени цинизма. Но пока мы еще держимся. Видимо, память о Второй мировой войне жива. Но что будет через 1 – 2 поколения. Ведь достаточно один раз нажать на красную кнопку, чтобы перенестись в действие какого-нибудь фантастического фильма, наподобие «Планеты обезьян». И становится немного не по себе, когда на фоне нынешнего кризиса, который вновь объединяет в себе и экономические, и цивилизационный факторы, мы видим абсолютное различие и холодную неприязнь практически всех государств друг к другу. Так что можно только представить, что ожидает нас в ближайшее время. Лучше даже не представлять. Даст Господь, — и все обойдется.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, конечно, надеяться на то, что все обойдется, нужно. Но надейся на лучшее, а готовься всегда к худшему. И история все же это не просто учебники. Это уроки для сегодняшнего и для завтрашнего дня. Действительно дважды две мировые войны были порождены мировыми кризисами. Сейчас мы находимся в третьем мировом кризисе. Можно надеяться, что рассосется. Можно надеяться на то, что в XXI веке, в отличие от XX века, кризисы разрешаться будут каким-то иным способом. Но уповать только на эти надежды, по-моему, мягко говоря, несерьезно. И вот нужно разобраться, с чем мы можем столкнуться. Что отличает нынешний кризис от тех кризисов, которые были? Ведь нужно признать, что Первая мировая война сильно отличалась от Второй мировой войны, как и причины, ее породившие, как и последствия. Первая мировая война во многом была чисто политически-экономическая. Как вы видите эту проблему?

Николай Маслов: Любой кризис с одной стороны это возможность очищения. Война, любое потрясение это все-таки наказание человечества за тот моральный и нравственный рывок вниз, когда человечество не может уже по-доброму жить, договариваться сосед с соседом, брат с братом. И всегда происходят катаклизмы. В общем-то, человек живет на войне каждый день. И одни почему-то из одной катаклизмы попадают в другую, другие более-менее как-то мирно проходят пути, их не касается, может быть, ни война, ни голод, ни что-то другое. В мире есть, помимо законов, которые принимает дума, это или думы, или парламенты, есть законы природы, по которым мы живем, по которым создаем этот мир, которые были даны человечеству. Еще зависит оттого, насколько это человечество в своей массе соблюдает те или иные законы Творца или не соблюдает. Притом войны приходят по одной причине, а вот результат войн он имеет разные свои совершения. Например, если взять там войны и Россию того же там Первая мировая война, там Гражданская война, потом там еще революция, вот этот клубок войн в начале XX столетия, посмотрите, чем он закончился для нас? Ведь жила Россия с собственным укладом жизни, с собственными традициями. И многовекторными отсюда ответвлениями и в быту, и в культуре, и в семье. Все было отлажено. И часть людей, которая постоянно будоражила общество, таких называли всегда либералы, демократы, они всегда были чем-то недовольны. Они так взвинтили страну, что после 17-го года практически мы поменяли вектор своего развития. И многоукладная купеческая и сельскохозяйственная страна с огромным влиянием церкви и так далее пошла по совершенно другому пути развития. Это все произошло путем там бунта, путем свержения там или добровольного, или не добровольного ухода там царя, новый строй, новые идеалы. И вот сколько прошло лет, пытались новый мир построить и так далее. Поэтому война это следствие, любые войны одной и той же причины: человеческого падения морали и нравов. Но выходы из этих войны бывали всегда разные. И не всегда они приносили, так скажем, перспективное благополучие. Они делали затишье, когда война заканчивалась, все вздыхали, потому что как-то ну не рвутся снаряды. Но это не значило, что народ приобрел после войны что-то себе благополучное, по крайней мере, можно сказать, что, если взять первую войну, и революция, потом сколько было уничтожено народа. Ведь десятки миллионов погибли до Великой Отечественной войны. Почему? Потому что менялась идеология. Нужно было сменить идеологию, отказаться от веры, отказаться от традиции, заменить их на новые. И если подойти даже ко Второй мировой войне, да, там голод был, разруха, все было. Но ведь я еще помню рассказы своей бабушки. В деревне также боялись и не любили партизан, как и немцев. Что те приходили, грабили, отбирали последнее и уходили в леса, что те приходили. Казалось бы, чужаки пришли – отбирают, и свои пришли партизаны – отбирают. И люди многие уходили тогда, если вы помните, на сторону немцев и так далее. Это же все они уходили ни из-за шоколадки, они уходили ни из-за пайка немецкого, а многие уходили, потому что были не согласны с тем строем, который пришел, с той идеологией, которая была навязана государству перед Великой Отечественной войной. И история об этом говорит. Она может быть, не так ярко об этом говорит, потому что советская власть эту историю написала. Но факт то, что идеология, которая пришла после революции, ведь большинство населения было согласно. И первые годы войны 41 – 45-го года они ведь не шли на пользу нашему государству.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, несогласие с идеологией не оправдывает измену Родине. Поэтому все попытки оправдать теми или иными способами власовское или еще какие-нибудь движения никогда в народе поддержки не имели.

Николай Маслов: Нет, я не хочу сейчас даже косвенно вдаваться в измену Родине. Но, понимаете, я сейчас представляю себя вот в то время. Если бы с меня сорвали крест и сказали бы, что ты больше в храм не пойдешь, потому что власть наша запрещает и так далее, я не знаю, на чьей бы я был стороне. Вот это я сейчас говорю искренне. Значит, потому что для меня Бог и православная вера была выше всякой ленинской идеологии, партии коммунистической и всего остального. И остается сейчас выше. И кому изменить? Изменить Богу или изменить шайке людей, которые пришли и захватили власть? Ведь если вы помните книгу Солоухина, питерская интеллигенция думала, что 2 – 3 дня – и все рассосется. И Зимний дворец опять освободят и так далее. Поэтому, знаете, ведь мы с вами воспитаны на истории, которую написала советская идеология про 41 – 45-й год, про 37-е и так далее. Правильно или нет?

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, не совсем. Дело в том, что мы воспитаны еще и на рассказах своих родителей. Мой отец пошел на фронт и прошел от и до, притом, что его отец, а мой дед в этом время 9 лет сидел в лагерях. Но никаких мыслей насчет того, что здесь кучка и там кучка не было. И это не учебники, это – реальность.

Николай Маслов: Это реальность. Я вам привел пример, не пример даже, а я вам сказал, как бы я поступил. Мне проще было бы, вот сегодня, когда мне было 18 лет, я так не думал бы, может быть, а вот сегодня. Как говорит учение святой церкви, что ты выберешь. А тогда же была христианская страна. И у всех на глазах рушили святыни и так далее. И многие регионы, конечно, даже немцев воспринимали, как освободителей от этого ига коммунистического. Но ведь посмотрите, что произошло. Когда Сталин и главный штаб командования поняли, что нужно народу дать зарядку не только в лице танков там и оружия, но и в лице их исторического прошлого, зарядить их историческим прошлым, ведь не зря вернулись ордена Александра Невского, Суворова. Ведь именно после встречи Сталина со священным Синодом пошел перелом в войне. Вот именно после того, как зазвонили колокола, люди поняли, что им вернули их ценности. И что они их будут защищать, а не какую-то политическую номенклатуру и так далее. Да, конечно, люди шли, отдавали свои жизни за свою мать, за свое село, за своих детей, жену и так далее. Безусловно, этот инстинкт мужчины сохранять свою семью, естественно, присутствовал. И он был в любом случае впереди всех желаний на победу. Но этого было недостаточно, чтобы победить в этой войне. Факт говорит, я просто хочу сегодня подчеркнуть эти факты, что именно война 45-го года получила перелом. Ведь она же не появилась во время войны, там ядерное оружие какое-то или много танков. Все же, что было до войны, оно и было. И потом оно производилось. Превосходства у нас не было. Но когда у нас появилось превосходство в духовном, вот духовную силу предали русской армии, вот тогда появилось и превосходство. Об этом уже сказано, и прямо и косвенно уже сказано, и историками сказано. Но это не развито. Это не развито, к сожалению, ни в школьных учебниках, потому что никто не хочет приписывать победу духовной составляющей над победой гусениц, танков там. То же самое можно взять войну там Александра Невского или Дмитрия там Донского. Кстати, был недавно и на Куликовом поле и на Бородинском и так далее. Ведь посмотрите, Бородино. Ведь физически в Бородино мы проиграли войну. Наши войска отступили к Москве и Москву потом сдали. Казалось бы, что бы произошло, если бы Кутузов не дал команду сжечь Москву. Наполеон бы посидел в Москве 2 – 3 недели, и вся Россия бы поняли, что она порабощена. Когда спалили деревянные строения в Москве, Наполеону негде было голову преклонить. В это время уже опять, что? Стихия пошла. Пошли морозы, пришла зима. И мы знаем из картин, когда Наполеон практически бегством спасается, и его добивает опять же ополчение. Но как мы знаем в истории? В Бородино мы победили. Победил дух русского солдата. Значит, победила наша вера и так далее, и тому подобное. То есть эту историю писали другие люди.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, эту историю писали ведь и французы. И если мне не изменяет память, Наполеон, когда писал об этой битве, он сформулировал так, что в битве под Москвой (они не называли Бородино, они называли битва под Москвой) французы доказали свое право на победу, а русские доказали свое право быть непобедимыми. Это сказал Наполеон.

Николай Маслов: Да. Да, все правильно. Бородино он вроде как выиграл, но не победил.

Игорь Шишкин: Не победил. Вот это он четко сформулировал. Французы доказали свое право на победу, русские – на непобедимость.

Николай Маслов: Да, непобедимость. Но как мы знаем историю? Что мы победили в Бородино, правильно?

Игорь Шишкин: Да, это знает каждый школьник.

Николай Маслов: Почему?

Игорь Шишкин: Потому что победа была духовная.

Николай Маслов: Потому что была победа духовная, и победу так сформулировали историки. Она осталась, потому что это «да» формировали, она нужна была как победоносная. Ведь до Куликовского сражения, если взять IV век, что, не было победоносных сражений? Да буквально там за год было более серьезное сражение с татаро-монголами. Но о нем никто не написал. А Куликовское сражение нужно было как победоносное. И оно осталось в истории, хотя по масштабам, да что там судить, там около может быть 100 тысяч войск всего с двух сторон, а то и меньше. А победил русский дух. Нужно было русскому духу победить сначала, что мы можем победить, что мы можем освободить. Потом еще сколько было сражений, может быть с татарами несколько веков еще. Но, тем не менее, в памяти народной сегодня еще остается Куликовское сражение. Мы победили. Бородино мы победили. Великая Отечественная война, да, мы победили. Но давайте разберемся, когда мы начали побеждать, и что победило. Вот именно перелом настал тогда, когда именно русским духом запахло в армии. Когда люди поняли, что их вера осталась в их стране. И они защищают свою родину, они защищают своих сыновей, дочерей, матерей. Нравственная составляющая жизни общества имеет первенствующее значение. И если нравы падают, сила оружия может победить. Но завтра тот солдат, который воевал в наемной армии, значит, будет воевать уже против тебя, как мы видели это в Грузии, видели вот в последних маленьких, казалось бы, сражениях. Нельзя воевать за деньги. Можно воевать только за Родину и за веру.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, когда речь идет о нравственном отношении к тем или иным событиям, это, кстати, подметили еще иностранные исследователи. Они все время поражались, какими победами больше всего гордится русская нация. Бородина, первая севастопольская оборона, вторая севастопольская оборона, «Варяг». Но говорит они, как под Бородино потом сдали Москву, Севастополь пал, Севастополь во второй раз тоже пал, крейсер «Варяг» затоплен. И изумляются, почему именно эти победы, хотя есть другие там, но их долго вспоминать, прежде чем вспомнить. А потому, что именно в этих сражениях была достигнута вершина воинского русского духа.

Николай Маслов: Духа, а не оружия.

Игорь Шишкин: Да, совершенно верно.

Николай Маслов: Там, где мы побеждали оружием, об этом никто не говорит. Это не интересно.

Игорь Шишкин: И даже там, где искусством побеждали. Вот победы при Ларге, при Кагуле это действительно вершины воинского искусства.

Николай Маслов: А переход Суворова?

Игорь Шишкин: А вот переход Суворова остался…

Николай Маслов: Это не оружие, это дух.

Игорь Шишкин: Да, а вот это осталось в веках.

Николай Маслов: Да, вот это вот всегда нужно помнить.

Игорь Шишкин: Хотя переход Суворова не был такой блистательной победой, как какая-нибудь битва.

Николай Маслов: Но его помнит весь Запад.

Игорь Шишкин: До сих пор.

Николай Маслов: А там, где он переходил, местным населением как сохраняются памятники, потому что он восторгались вот этим подвигом духа русского. Как можно было через эти горы перейти и лошадей протащить, пушки? Никто даже не мог предположить, что они там пойдут.

Игорь Шишкин: А ведь это было отступление. Это было такое отступление, которое оказалось в веках.

Николай Маслов: Конечно. И вот эта память силы духа это является для нас импульсом, для роста, для всего, а для противника всегда является сдерживающим фактором, потому что все вспоминают то, что делали русские, и это во многом их останавливает. Например, Черное море. Оно же раньше называлось Русским морем. Я был в музее, и экскурсовод говорит, вот Русское море и так далее. А я ему задаю вопрос, а вы знаете, почему оно Русским тогда называлось? И он не смог ответить. Но я потом с ним в сторонку отошел и говорю: Русское называлось потому, что только русские могли Черное море переплыть на веслах. Еще ни один корабль, ни одна шлюпка на веслах не могла пройти Черное море. Только русские переходили. Поэтому турки и окружающие страны Черное море всегда называли это море Русским. Опять же, видите, ни по технике, а по силе духа. Кто сможет отважится?

Игорь Шишкин: Потому что это не физическая сила, это сила духа.

Николай Маслов: Конечно, только, которая дает и телу именно силу, в том числе. Поэтому, конечно, войны дают нам возможность поразмыслить. А, главное, чтобы мы размышляли в правильном направлении.

Игорь Шишкин: Спасибо, Николай Васильевич. А я напомню нашим радиослушателям, в эфире «Народного радио» известный общественный деятель, доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов. Николай Васильевич, когда мы говорим о силе духа и о духовных ценностях, которые защищают, то это прямо связано с характером тех мировых катаклизмов, которые были. Давайте вспомним. Первая мировая война, мировой экономический, политический кризис, в общем, хищники делили власть над миром. Геополитические проблемы решали. Но результатом стало вот этого мирового катаклизма, который всех поразил, то, что появилась новая цивилизационная модель у нас в стране. Революция, Гражданская война это принципиально новая цивилизационная модель. Второй кризис, и перед войной, уже перед Второй мировой войной, а не по итогам, появляется тоже новая цивилизационная модель: новое предложение, как выйти из того кризиса, это национал-социализм. И отсюда столкновение уже на цивилизационной основе. Неспроста же Гитлер, когда шел на Россию, он заявил, что это будет война идеологическая. А в идеологической войне нет, не может быть компромиссов. Она может быть только на уничтожение. И вот сейчас мы входим в полосу третьего кризиса. Причем, его особенность в том, что он изначально цивилизационный. Это кризис этой цивилизации, этой модели, которая уже породила экономический кризис, а не наоборот. Поэтому тут могут быть еще более серьезные вызовы, чем были, с которыми сталкивались наши предки.

Николай Маслов: Понимаете, я немножко посмотрю на те выводы своими глазами не так, как вы посмотрели.

Игорь Шишкин: Естественно, поэтому я вам и предлагаю это сделать.

Николай Маслов: Вы знаете, вы посмотрите, чем закончилась Первая мировая война? Новые границы государств, новые политические блоки между государствами.

Игорь Шишкин: Исчезли все старые империи, все изменилось.

Николай Маслов: Ни одной старой империи не осталось и так далее. Вторая мировая война уже появляются над государственной системой. Уже появляются структуры, которые над государствами. Всевозможные там атлантические блоки и так далее. И вот этот период последних лет, десятилетий, который сейчас привел к мировому кризису, ведь он чем ознаменован? Геополитическим влиянием отдельных стран и государств, которые пытаются сгруппироваться и довлеть над другими. Америка уходит. Уйдет она или нет – трудно сказать.

Игорь Шишкин: Нет, она уйдет, другой вопрос – когда?

Николай Маслов: Когда и как, с какими последствиями? Поэтому все идет по написанному сценарию. Все идет к мировому правительству. И сегодняшний кризис это, мне кажется, один из последних глобальных переделов. Где-то лет через 5 мы увидим новую модель по управлению миром, где будут довлеть наднациональные корпорации типа там «Газпромов», Mcdonalds, там пищевых всевозможных корпораций, медицины и так далее, которые не будут уже, они уже сейчас не подчиняются никаким президентам, мэрам городов и так далее. И должен быть кризис, который спровоцирует войну мировую. И эта мировая война унесет большую часть населения планеты. Вот огромный голод, и тогда уже воцарится мировое правительство. Поэтому с точки зрения предсказаний, которые есть, пророчеств, каждый кризис заканчивается уменьшением власти того или иного государства, увеличением хаоса, то есть все будет больше свобод. Все будет переходить на экономические отношения. Я имею в виду нравы они постепенно, они итак гасятся, но они будут уменьшаться на общеземном пространстве. Конечно, будут оставаться и народы, и народные, и семьи, которые будут сохранять и мораль, и нравы, будут жить по совести и так далее. Но общий климат будет ухудшаться, потому что когда на земле не будет возможности вообще управлять процессами, тогда и появится мировое правительство. Оно, в общем-то, в большой степени сейчас сформировано, но оно сформировано и все равно состоит из нескольких групп еще. Есть азиатские группы, есть европейские, есть атлантические там, американцы, канадцы и так далее. Но все движется к тому, что мир становится тесным. Мы имеем информационные сверхтехнологии уже, мы имеем всевозможные коммуникации, транспортные и тому подобное возможности, когда мы можем общаться очень быстро. Представьте себе 200 лет назад в Америку отправиться или куда-то. Сейчас там до Питера уже 2 с половиной часа, и в Питере практически 900 там километров без малого. Поэтому выход из любой войны он будет все-таки уменьшением прав того или иного народа, того или иного государства. Все будет потихонечку выходить на наднациональные интересы. И другой вопрос, зависящий от нас, от нас зависит, завтра ли это будет или через 10 лет. Как мы будем вести себя, как мы будем сохранять свои традиции, свою культуру, свою религию. Это только сможем ли мы это отодвинуть или нет. С моей точки зрения, вот сегодняшний кризис он дает России шанс более благополучного развития, но воспользуемся мы этим шансом или нет. Почему я так утверждаю? Например, вступления в эти ВТО, в общеевропейские какие-то институты они для нас пагубны в большей степени. Этот кризис сейчас позволит нам отодвинуть на несколько лет, может быть, на 5 – на 10 лет это вступление. По крайней мере, не будет у нас в законе однополые браки приняты, система образования в определенной степени останется еще с нравственными началами. А и тех явлений пагубных, которые сегодня есть за рубежом, они немножко затормозятся своим приходом на нашу землю. Это тоже положительный эффект. Поэтому и экономика может, мы могли бы выйти в положительном состоянии. Но как себя мы поведем? Каждый из нас поведет, как поведет себя наше правительство в этой ситуации? Это очень важно.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы предложили сейчас несколько иной подход к рассмотрению этих кризисов. То есть первый кризис…

Николай Маслов: Это не подход. Это как результат, как выход из кризиса.

Игорь Шишкин: Первая мировая война это ликвидация всех крупных государств, которые базировались на традиционной системе ценностей. Они разные были: Австро-Венгрия, Германская империя, Российская империя. Ценности отличались. Но это были традиционные для этого мира ценности. Они рухнули. Второй кризис породил Вторую мировую войну. И по итогам уже появляется несколько игроков, которые пытаются править всем миром. За этот период сформировалась целая группировка, которую, как вы сказали, можно уже сейчас называть мировым правительством. Ей нужен третий кризис, который уже сейчас происходит для того, чтобы потом отбросить эти 5 – 6 – 7 игроков, и появился один игрок.

Николай Маслов: В общем-то, это не один игрок. Это команда игроков…

Игорь Шишкин: Не один, имеется в виду персона.

Николай Маслов: Да, да, с определенной идеологией. Если вы заметили, то каждый раз все время уничтожаются национальные культуры и традиции, языки. Мы постепенно переходим все там на один язык. Вы сейчас посмотрите, где бы вы ни были, вы видите везде одну и ту же рекламу по одежде, по продуктам питания, по лекарствам. Куда бы ты ни приехал из аэропорта, не важно, Франция это или Россия, или Америка, одна и та же реклама практически, за исключением нескольких национальных вещей, потому что уже корпорации наднациональные они пронизали все. Российская почта она и та уже все меньше и меньше играет роль. Уже есть над национальной почтой. Посмотрите, что творит интернет. Сейчас какое может быть местное телевидение лет через 5 или 10 конкурировать с интернетом? Никакое. Но эти интернеты, почты, авиакомпании, нефтяные компании они кому-то принадлежат. Они принадлежат людям, которые управляют миром. И мы все больше и больше передаем им эти полномочия сами самостоятельно. Но мы им передаем, отдаем, как наказание себе. Но не может ничего с этим сделать. Почему? Потому что это и есть наказание наше за отступление от наших ценностей и так далее. Ведь, понимаете, есть глобальный кризис и глобальные войны. Ведь помните, мы говорили, что грех без казни не бывает. Но есть и проблемы у каждого человека отдельно. Ведь посмотрите, мы живем с вами как на войне каждый день. Сводка новостей, вы послушайте, в деревне в Турции на свадьбе расстреляли все. Там где-то в Афганистане разбомбили целое поселение, уничтожили. Там вчера в Костроме сгорели целые деревни и так далее. Для людей-то это тоже война.

Игорь Шишкин: На Урале пожар, десятки трупов.

Николай Маслов: Так нет, а сколько каждый день погибает людей в мире? Миллионы каждый день погибают, умирают и так далее. Поэтому трагедия для каждого человека она от сумы, от чумы никогда не зарекайся, как говорится. Но это в частном плане. Точно также и в глобальном. Чем больше греха на земле, тем больше будет обнаружено бедствий техногенных, экологических, природных и так далее. Чем выше нравственность, тем меньше этих потрясений. Вот и весь вывод. Как для каждого человека, так и для страны, для всех цивилизаций вместе взятых.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но наряду с той тенденцией, которую вы сейчас описали, постепенного сосредоточения всей власти в руках одной группировки и отказа от традиционных ценностей, ведь идет и второй процесс. Чем больше этот развивается, тем больше сейчас тяга у людей как раз к сохранению национальных ценностей. Очень многие объединяются на этой почве. Отсюда идут столкновения, которые теперь называют столкновениями цивилизаций, потому что люди чувствуют эту опасность. Это одна линия. Но…

Николай Маслов: Конечно. Я как раз об этих людях и говорил, что будут люди, которые будут идти на поводу у цивилизации. Им все равно. Дадут ему «Биг-мак», и он доволен этим. А есть люди, которые хотят сохранить свою жизнь. Они, может, подспудно не так верят в загробную жизнь или что-то сверхъестественное. Может быть, они это не так ощущают. Но они где-то внутри себя чувствуют, что что-то есть, что это нужно сохранить. Многие уходят вообще жить там в леса, в деревни, лишь бы уйти от этой цивилизации. Они хотят сохранить свою душу невредимой. И все это им дает Господь, и поверье их укрепляет их. Вы посмотрите, ведь всю жизнь были люди, которые куда-то в щели забивались, уходили там в леса, организовывали там целые поселения. И таких людей сейчас много. Почему? Потому что они явно ощущают сейчас наступление этой, в конечном итоге, сатана, где человеческие отношения только прибыль, где человеческая жизнь практически ничего не стоит по сравнению с той же валютой. И люди многие не могут, не могут в этой среде оставаться. Поэтому жертвуют всем, даже квартирой московской и так далее, и уходят из этого мира.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но ведь это не выход из данной ситуации. Есть несколько ведь вариантов событий. Первое, это уйти в щель, как вы сказали. Да, можно спастись, но это означает, что полностью глобально проиграть вот этой новой цивилизации. И твои дети и внуки едва ли смогут ей противостоять. Долго по щелям просидеть едва ли удастся. Второй путь, это не допустить, бороться с этой цивилизацией, отторгающей культурные и духовные ценности твоего народа.

Николай Маслов: Есть только один выход. Можно жить и в мире, можно уйти, как говорится, в монастырь. Когда-то один послушник у Тихона Задонского – Ефим говорил, что хотел одеть подрясник, и быть монахом. А, скажем, XVIII век был достаточно таким напряженным, с точки зрения вот той епархии, где служил Тихон Задонский. Это Воронежская епархия, там вольное казачество, старообрядцы и так далее. И он ему говорит: «Ох, Епифанушка, ходи ты в том, в чем ходишь. Не спасает монашеская одежда, а спасает образ монашеской жизни. Не спасает монастырь, спасает монастырская настроенность». Поэтому вы можете уйти в щель, проводить там другой образ жизни, быть разбойником, кстати, разбойники тоже жили в щелях. А можно жить и в городе.

Игорь Шишкин: Да, кстати, к пещерах они тоже любили жить.

Николай Маслов: Но, понимаете, есть предел, на который человек может пойти, а есть компромисс какой-то с жизнью, с властью и так далее. А есть предел, на который он не может пойти. Сегодня период, когда можно жить, где хочешь, я имею в виду Россию, потому что кто хочет в своей жизни душу спасти, тот имеет на это возможность. Можно телевизор дома не включать, а можно больше с детьми заниматься и так далее. Если ты хочешь переехать в маленький городок, в какую-то деревню и так далее. Но есть вещи, на которые человек не может пойти, то есть он не сможет продать свою душу дьяволу. Я имею в виду так называемую печать антихриста. Поэтому вы знаете, что всегда христианская часть очень сильно волнуется, когда вводят или паспорта новые, или там какие-то чипы, или карточки сейчас какие-то заговорили. Понимаете, это еще не печать антихриста. Но человек, который принимает такие вещи, и он достаточно слаб, он с большей легкостью примет и печать антихриста. И вот люди, чтобы не подвергать себя предательству перед Богом, не хотят себя испытывать с этими карточками москвича и так далее. И многие покидают этот цивилизованный мир. Я их понимаю, потому что если отец с матерью могут устоять еще, то малые дети, которые уже подрастут в этом мире глобально-информационных технологий и так далее, вряд ли они устоят. Поэтому они ради сохранения собственной жизни в первую очередь, уже не столько в этой части, сколько ради сохранения и спасения своих детей, бросают эти города и уезжают. Но это, к сожалению, неизбежность, потому что жизнь все равно придет к концу света. Кто-то покидает этот мир на войне, как мы говорим. Как 30 миллионов погибло примерно в Великой Отечественной войне. А сколько до этого погибло, сколько после этого погибло. Сколько погибает каждый день. Поэтому человек должен быть готов всегда к смерти, конечно. Но вот эти кризисы и сегодняшний кризис он станет могилой для многих, и не только отдельных людей, но и государств, и каких-то там маленький или больших. Но это будет уже новый виток к мировому правительству. Другого здесь, в общем-то, не будет.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, когда речь идет о том, что это будет противостояние кризис и столкновение возможное между национальными системами ценностей и вот этой наднациональной правящей элитой – мировым правительством, то ведь есть еще и третья линия, которую нужно видеть и понимать. Что появится желающий использовать законное и естественное желание людей отстоять свою систему ценностей. И под этими лозунгами будут вести борьбу вовсе не за сохранение своих, то есть не своих, а народных ценностей, а ради того, чтобы их в эту элиту приняли. Или самим стать этой правящей элитой. Очень многие захотят из власть имущих сейчас под лозунгами защитим ценности, на самом деле, просто-напросто проскочить туда.

Николай Маслов: Нет, но проходимцев их становится все больше и больше в разных сферах, в том числе и политической. А политических, как ни кинь, их всегда было больше всего. И людей с такими политическими дрожжами, с патриотическими дрожжами становится все меньше и меньше. Люди научились приспосабливаться. Жизнь коротка, как они считают. Надо воспользоваться и стаканом «Пепси-колы», и «Мерседесами». Вы знаете, когда смотришь на депутатский корпус, Господь их называл там фарисеи и лицемеры. Говорят одно, а делают совершенно другое. Поэтому…

Игорь Шишкин: Но не они же сами себя туда…

Николай Маслов: Понимаете, так нельзя говорить, что меня тут пригласили, а я раб обстоятельств. Ты – человек, ты полностью несешь ответственность за все свои деяния. Поэтому находишься ты в президентском кресле, в кресле премьер-министра или где-то начальника ЖЭКа, ты и только ты отвечаешь за свои поступки. Господь говорит: ты делай, что тебе говорят, исполняй, но по их делам не поступай. Поэтому когда сегодня там некоторые наши руководители под главными коррупционерами сделали вывод, что главный коррупционер в стране это учитель, медсестра…

Игорь Шишкин: Врач.

Николай Маслов: Ну, медсестра или врач и постовой милиционер, в общем-то, у меня даже слов нет верху этого цинизма. Эти люди находятся у власти, и эти люди как бы олицетворяют власть. Поэтому по таким деятелям можно судить о будущем нашего государства: есть оно или какое оно, это будущее. Бывает ложь во спасение, но не в такой форме.

Игорь Шишкин: Как? Во спасение себя. Мы – не коррупционеры, это учителя, врачи – вот коррупционеры. Человек идет, ребенок идет в школу, а по телевизору он слышит, что учитель – это жулик. Как же он его будет воспитывать? А тем хорошо. Какие же мы жулики. Учителя вон, врачи.

Николай Маслов: Я думаю, миллионы людей, в общем-то, с большой горечью услышали это сообщение. Я бы никогда не назвал своего учителя, который меня учил в школе, в техникуме, в институте, коррупционерами. Никогда! Да, мы пытались их подкупить, как студенты там говорили, может быть, вам где-то там грядку вскопать, может, вам там машину помыть. Но я не помню, чтобы мне поставили пятерку, и у меня не было бы знаний. Все равно учитель занимается репетированием или так далее только по одной причине. Из-за того, что ему государство не доплатило по его работе честно. Или врач. Я знаю, я с таким бы заявлением постыдился выступать.

Игорь Шишкин: Я не знаю. Я имею педагогический стаж свыше 25 лет. И это заявление воспринял просто как оскорбление. Если бы это не были власть имущие, я бы сказал, что с такими людьми нужно делать. Но сразу скажут, что это уголовная статья, призыв к чему-то там. Поэтому я воздержусь.

Николай Маслов: Вы знаете, ложь она разрушает государство. Только правда, даже самая неприятная правда и справедливый суд он уменьшает силу зла в обществе. И общество цементируется. Вы понимаете, могущество государства, поскольку мы сегодня говорили о 9 Мая, вообще о войнах, вот о кризисе, могущество государства это нравственность его народа. Это закон, который прошел практику во всех народах и государствах. И говоря об этом, мы пытаемся напомнить людям, которые слушают нас, которые принимают решения, люди, которые принимают решения на уровне государства, и людям, которые принимают решения на уровне собственной семьи, собственной жизни. Именно могущество человека в его нравственности, так же как и могущество всего нашего государства. Поэтому пусть каждый из нас делает вывод и служит себе, своему государству по своей совести. Заставить кого-то делать трудно, но подсказать, то, что мы с вами периодически и делаем, это очень важно. Важно напомнить, что не в силе Бог, а в правде. И еще раз, возвращаясь вот к Дню Победы. Наше русское воинство, когда оно было, ему напомнили имена Александра Невского, Суворова, оно переродилось и изгнало фашистов с нашей земли. Так было всегда и так будет. Но так будет только тогда, когда те идеалы, которые святы, мы будем сохранять и приумножать. И учить детей этим идеалам.

Игорь Шишкин: С Днем Победы! С наступающим!

Николай Маслов: До свидания.

Игорь Шишкин: До свидания.


   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10