Народное радио

Интернет-вещание

 


Дарья Юматова

В Большом Таврическом дворце усадьбы Царицыно открылась персональная выставка Сергея Андрияки. В экспозиции представлено более 900 работ — как прошлых лет, так и последних месяцев. Картины, расположенные в залах дворца по кругу, представляют собой ретроспективу творчества мастера и сопровождаются его собственными заметками.

Несколько лет назад, когда горел Манеж, Сергей Андрияка чуть не лишился своих произведений. Как раз тогда там готовили его персональную выставку. Уже завезли оборудование, разместили афиши, и только чудом не успели доставить картины. Художник был на месте событий, о чём свидетельствует громадное полотно «Пожар в Манеже». Теперь оно пригодится и для истории. Как, впрочем, и многие другие его картины, хранящие утраченный облик столицы.

Казалось бы, совсем недавно была большая выставка – в Манеже, и вот опять. Но за это время случилось много путешествий, появилось много впечатлений, которыми хочется поделиться. Сергей Андрияка уверен, что выставка – это не повод для гордости, скорее, наоборот – возможность посмотреть на свои работы со стороны.
Сергей Андрияка: «Для любого художника выставка – это учёба, возможность по-другому взглянуть на свои картины. Я сейчас прошёл по залу и посмотрел на свои работы, подумал: «И здесь надо было по-другому сделать, и здесь». Так видишь свои недостатки лучше, чем все твои злейшие враги.

Вообще, каждый раз, когда касаешься кистью бумаги, делаешь это как будто последний раз. Поэтому хочется, чтобы даже в подготовительном варианте каждая работа была как бы завершенной».

Сергей Андрияка родился и вырос в Москве, и поэтому знает все ее переулки и тупики, стены и решетки оград. Правда, последнее время Москву приходится воссоздавать по памяти, фотографиям или даже просто воображая себе, как выглядела та или иная улочка без надстроек и рекламы. А однажды он смотрел в окно и ему показалось, что деревья около храма в Брюсовом переулке стоят как-то не так. Расположил, как хотелось ему, и получился старомосковский, или даже почти сельский вид.

Еще один излюбленный приём — сделать рисунок летом, а потом нарисовать один и тот же пейзаж во все времена года. Или еще того пуще – набросать пейзаж из окна поезда или автомобиля, а потом корпеть над ним в мастерской. И вроде бы всё это мы видим чересчур часто, и вроде бы ничего особенного здесь нет: яркие полевые цветы, виды монастырей в персиковом вечернем свете, искрящаяся первая зелень. Но почему же так хочется на это смотреть снова и снова? Акварель хороша в этюде и наброске, в эксперименте, но Сергей Андрияка — первый, кто пишет ей законченные произведения.

Говорит Валерий Верна, куратор передвижных выставок Школы Акварели Сергея Андрияки: Вот, например, эти пионы. Здесь можем увидеть некоторые секреты мастерства. Одно наложение, второе, третье, четвёртое, пятое, и получается, что акварель превращается не в лёгкий, подвижный, прозрачный, экспериментальный материал, а в хорошем смысле придаёт картине мощность, тяжеловесность, убедительность, сочность. Подойдёшь и ещё не сразу поймёшь, что это акварель. А Андрияка выводит лист как в масле, в сочную, многослойную, цветовую структуру. Это дорогого стоит».

Панорамы Нижнего Новгорода и уголки древнего Пскова, купола Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде и изгибы Волги, густые фиолетово-зеленые горы Сибири и светящиеся, полупрозрачные храмы старой Москвы – Россия в пейзажах Сергея Андрияки никогда не предстает унылой и безрадостной. И никак не теряется в череде многочисленных путешествий по колоритной Европе.

Дарья Юматова

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10