Народное радио

Интернет-вещание

 


Андрей Гвоздин

 

О ситуации в Южной Осетии беседуем с профессором МГИМО, координатором Центра кавказских исследований МГИМО МИД России, кандидатом исторических наук, Владимиром Захаровым.

 

Андрей Гвоздин: Владимир Александрович, кто несёт большие потери и большую выгоду от этого конфликта? Складывается ощущение, что Запад выигрывает по всем фронтам. На информационную блокаду в отношении России накладывается отношения других стран. Тот факт, что Украина не пускает наш флот в Черное море – отдельная проблема, которую наши дипломаты будут вынуждены решать. Международное сообщество сегодня на стороне Грузии, а Россия выставляется как агрессор. В самом ли деле в этом геополитическом конфликте выигрывает  Запад?

Владимир Захаров: Да, внешне кажется, что Россия терпит поражение. В какой-то мере это так, но дело в том, что произошел сдвиг в этих настроениях и направлениях, которые являют собой американскую стратегию. В том,  что это затеяли американцы – нет никакого сомнения. Американские военные эксперты сидели и сидят в Грузии, дают всевозможные советы руководству.

Вы знаете, складывается такая картина –  американцы думали обозвать Россию агрессором в следующем случае: Грузия нападает на Южную Осетию, Россия отвечает, и тут же Грузия подаёт бумаги в Совбез ООН, в которых говорит, что Россия зашла на территорию Грузии. Но получилось обратное: Россия, не начав военные действия в Южной Осетии, первой подала документы в Совбез и попросила созвать конгресс и рассмотреть вопрос об агрессии Грузии на территории Южной Осетии. Здесь Грузия немного просчиталась и опоздала.

Информационная блокада идёт капитальная —  на всём Западе. Если у вас есть возможность посмотреть те англоязычные и франкоязычные каналы и почитать Интернет, то там везде мнение только одно: Россия – агрессор, Россия напала на маленькую свободолюбивую Грузию. Никто не показывает российское телевидение, никто не показывает те жуткие кадры следов войны, которые оставили после себя грузинские военные. Больше того, российские СМИ взяты в блокаду. Мы видим, что все западные СМИ цитируют друг друга, никто не желает цитировать российские СМИ и показывать на телеканалах, то,  что отснято из России, тот ужас, который там происходил. В этом случае мы, конечно,  проигрываем.

Что делать - трудно сказать, но наше внешнеполитическое ведомство  в виду всего, что происходит, работает очень слаженно. Заявления нашего представителя в ООН Виталия Чуркина, очень чёткие и очень ясные. Он жёстко  ставит всё на свои места, а американские и западные представители делают вид, что его не слышат. Они говорят своё —  то, что им было задано, то, что им было прописано. Происходит полное игнорирование точки зрения не просто России, а тех людей, которые пришли на помощь, на выручку.

Чего греха таить, мы же с опозданием пришли в Южную Осетию, пришли тогда, когда не осталось арсенала, когда люди бежали,  кто как мог. У нас там не было даже достаточных военных сил, чтобы остановить агрессию. И все эти разговоры Запада и Грузии о том, что Россия наращивала силы – всё это бред.

Андрей Гвоздин: Есть такое мнение, что постепенно и западное общество, качнётся в сторону, то есть эта информационная блокада не продержится долго: на этой неделе в Россию приезжают Николя Саркози и Ангела Меркель, и нам надо доказать, от какой беды мы спасли жителей Южной Осетии.

Владимир Захаров: Вы знаете, на месте нашего правительства, я бы взял и привёз Саркози в Южную Осетию, чтобы он увидел своими глазами, какой ужас оставили после себя грузины. Говорить можно всё, что угодно, но я боюсь, что он приедет уже с готовым решением, с готовыми предложениями - он же абсолютно проамериканский президент, американцы же его и ставили на французский престол. Он приедет с заготовленными предложениями по урегулированию конфликта, которые будут неприменимы для Южной Осетии, для России.  Что скажет фрау Меркель – трудно сказать, всё зависит от того, удастся ли её убедить, что Россия ни в коем случае не агрессор. При таком  количестве лжематериалов, запущенных в западные средства массовой информации, не подтасовок, а совершенно обманного материала, это будет  очень трудно.

Андрей Гвоздин: Владимир Александрович, некоторые аналитики высказываются: мы могли бы воздействовать на Грузию, если бы отключили ей газ, электроэнергию. Тем не менее, только что Грузия заявила, что через свою территорию они приуменьшает на треть подачу газа в Армению.

Владимир Захаров: Мне непонятна позиция всех наших частных и государственных компаний, которые не решаются сделать это. Армения сейчас специально ставится в положение, когда ей не просто выкручивают руки, а ставят её на голодный паёк, на счётчик. Я считаю, что российское правительство должно принять немедленное решение о перекрытии газа, о выключении рубильника и прекращении подачи и газа, и электроэнергии на территорию Грузии.

Андрей Гвоздин: Сам этот факт говорит о том,  что конфликт давно вышел за пределы Южной Осетии.

Владимир Захаров: Он, действительно, давно вышел за эти пределы. Вы же знаете, что в Грузии за эти двадцать лет воспитаны поколения ненавидящих Россию людей.   Ведь в Грузии нет никакой оппозиции — всё это ложь, всё это игра. Оппозиция в Грузии – это те люди, которым не достался пирог, какой делит Саакашвили со своими дружками.

Андрей Гвоздин: Что, на ваш взгляд, должна сделать Россия в ближайшие дни, чтобы ситуация обернулась в её пользу? Какой сценарий из реальных возможен для неё? Стоит ли нам соглашаться на предложение западными странами международной европейской полиции?

Владимир Захаров: Вы же понимаете, что никакой международной полиции не будет - будут американские войска, одетые в разношёрстную форму. Америка мечтает оказаться здесь – на законном основании,  на мандате, который им даст ООН,  или ещё кто-то. России ни в коем случае не следует отказываться от того, чтобы сдавать Южную Осетию и Абхазию. Более того, именно  сейчас наступило то время, когда необходимо признать независимыми обе эти республики, чтобы раз и навсегда оставить разговоры о том, что Россия мечтает прибрать эти территории к своим рукам. Пусть там будут работать и российские, и зарубежные компании.

То, что в войну вмешалась Украина, было ожидаемо, потому что господин, стоящий во главе украинского государства,  совершенно не адекватен, не понимает того, что происходит в мире и в его собственной стране. Он думает, что он сохранит единую Украину – напрасно: она разделится на три, если не больше, частей. Ведь украинский народ не будет терпеть это всё. То, что сейчас происходит с втягиванием Украины в этот конфликт, только говорит о недальновидности политиков.

Турция не будет присылать свои войска: ни в Украину, ни в Грузию – по одной простой причине: Турция понимает, что если это произойдёт, она лишится своего главного дохода — дохода от туризма со стороны России. Ведь огромное количество людей находятся сейчас в Турции, они приезжают туда и будут приезжать. Будет ли довольно население Турции, если оно лишится этого дохода? Это может привести к падению правительства Турции. Может случиться только то, что Турция не будет пускать наши танки через пролив.

Ситуация, которая сложилась на Кавказе, чревата очень большими последствиями. Дело в том, что любой конфликт на Востоке не остаётся без тяжёлых последствий. Происходит это от того, что отношения между народами всегда выстраивались не так как в Европе – не за сто лет, а тысячелетиями. За это время сложился огромный пласт отягощающих обстоятельств. Тут и взаимные обязательства, и это не просто слова, а то, что впитывается с молоком матери. Запад не понимает, что такое Восток. Он обращается к Востоку со своими пустыми словами: о демократии, о необходимости её сохранения, о правах человека. Здесь, на Востоке, всё это не проходит, здесь свои взгляды на всё эти вопросы. И хотя Эдвард Саид ещё в 1978 году написал прекрасную книгу «Ориентализм», где всё это изложил и показал Западу, никто не хочет ни понимать, ни применять это в собственной политической деятельности.

 

 

 

Андрей Гвоздин

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10