Народное радио

Интернет-вещание

 


Андрей Гвоздин

 

О ситуации в Южной Осетии беседуем с доктором экономических наук, главным редактором журнала «Свободная мысль», Владиславом Иноземцевым. 

 

Андрей Гвоздин: Владислав Леонидович, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию, кто больше выиграет от нее: Россия, Грузия, западные страны, может быть, Украина? Чем все это может закончиться?

Владислав Иноземцев:   Мне кажется, выиграет, прежде всего, Россия, потому что российская реакция на события в Южной Осетии оказалась совершенно адекватной, практически впервые мы сумели организовать свои действия таким образом, каким их организовали западные страны на протяжении последних пятнадцати лет. Ситуация очень понятна: мы имеем дело с гуманитарной интервенцией, которую нельзя было не предпринять в тех условиях, в которых Грузия начала атаку на Цхинвали. Главное, чтобы Россия не вышла за пределы этой миссия, чтобы не были приняты во внимание пожелания наших «ястребов»  о наступлении на Тбилиси и чём-то подобном.

Во всех остальных отношениях Россия действует очень грамотно. Мне кажется, нам нужно удерживать Южную Осетию, вести переговоры об участи в миротворческой миссии международных миротворцев - конечно, лучше, чтобы это были европейские миротворцы,  а не американские —  и пытаться в дальнейшем обратить ситуацию в свою пользу. То, что делает Россия, абсолютно справедливо в данной ситуации.

Что касается глобальных геополитических проблем, то мне кажется, что их просто не будет, потому что сама Грузия не занимает серьёзного места в геополитике. Какого-то выигрыша у европейцев здесь нет. Американцы, безусловно, проиграли, так как допустили, что поддерживаемый ими режим начал агрессию и получил ответные действия России. Американцы в этой ситуации выглядят очень неудобно, европейцы находятся в стороне. Я думаю, что никаких больших игр после всего этого не начнётся.

Андрей Гвоздин: Есть такой аспект в этой проблеме: на Западе запущена массированная пропаганда, где Россия выставляется как агрессор. Встаёт вопрос о том, хорошо ли это, если в Южной Осетии появятся европейские,  так называемые международные полицейские?

Владислав Иноземцев: Я думаю, что  начатая пропаганда отчасти обусловлена  грузинской стороной и её очень активной апелляцией к международному сообществу. Мне кажется, что в ближайшие дни такого рода информация будет восприниматься западными гражданами более этично и  такой быстрой победы над Россией в информационной войне не случится — опять-таки, если российские военные не предпримут дополнительных ударов по грузинским населенным пунктам. Мне кажется - по итогам большого количества информации —  облик России будет улучшаться, если не будет предпринято каких-то активных шагов.

 Что касается европейских миротворцев, то они вроде бы ничем не запятнали себя и у нас нет особых поводов сомневаться в их беспристрастности. И если бы мы начали вести себя как серьёзная держава, занимаясь миротворческой операцией и гуманитарной помощью, было бы столь же разумно начать серьёзное миротворческое сотрудничество в рамках миротворческой миссии. Мне кажется, разделить ответственность с другими странами, за исключением США, не является чем-то плохим.

Андрей Гвоздин: Не перекинется ли подобная ситуация на Абхазию?

Владислав Иноземцев: Мне кажется, действия России в Абхазии вызывают больше вопросов, чем в Южной  Осетии. В Абхазии мы не видим непосредственного грузинского вторжения, но, тем не менее,   российский военный контингент был туда введен. Этот шаг был несколько торопливый, и попытки абхазской стороны вести действия в Кадорском ущелье кажутся мне несколько лишними. Большой плюс России в конфликте заключается в том, что Россия ответила на агрессию Грузии. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы в Абхазии стороны поменялись местами.

Андрей Гвоздин: Насколько российская дипломатия сможет играть на всех фронтах? Лев Качинский в Польше сделал заявление не в поддержку России, Украина заявила о том, что не пустит обратно в Севастополь российский флот, Прибалтика и Азербайджан высказали поддержку Грузии. Каждый из этих моментов – серьезная дипломатическая проблема. Удастся ли урегулировать все эти вопросы? Даже один факт недопущения российских кораблей – весьма и весьма серьезён.

Владислав Иноземцев: Конечно, вопрос о Черноморском флоте весьма серьёзен и его нужно будет как-то урегулировать. Что же касается реакции Польши и балтийских государств, Азербайджана, я не вижу в этой реакции какой-то проблемы. Многие государства имеют различные мнения по поводу Тибета, и Китай не видит в этих мнениях какой-то проблемы. Я не вижу необходимости пытаться наладить отношения с Польшей по поводу того, что она имеет определённое мнение о событиях в Грузии. Эта тема не стоит на повестке дня.

Более серьёзным кажется то, что необходимо найти точки соприкосновения с европейскими странами. На этой неделе в Москву прибывает господин Саркози, на конец недели заявлен визит госпожи Меркель. Нужно искать понимание этой ситуации в ЕС, обосновывать свою позицию, показать, от каких человеческих трагедий Россия избавила Южную Осетию и выработать какой-то компетентный план урегулирования конфликта. Всё это было бы гораздо более разумно и гораздо более необходимо, чем поиск ответов на какие-то заявления Польши и Прибалтики.

В отношениях с Грузией мы за все эти годы наделали все ошибки, которые только можно было наделать, и, повторюсь,  меня очень приятно удивила адекватная реакция на то,  что произошло в Южной Осетии - пока мы сделали минимум ошибок.

 

              

Андрей Гвоздин

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10