Народное радио

Интернет-вещание

 


Андрей Гвоздин

 

О ситуации в Южной Осетии беседуем с Президентом Академии геополитических проблем, генералом-полковником Леонидом Григорьевичем Ивашовым.

Андрей Гвоздин: Леонид Григорьевич,на ваш взгляд, кто в итоге выиграет от всего происходящего в Южной Осетии? Сейчас западные страны практически единодушно выступили с тем, чтобы осудить Россию. Не кончится ли дело тем, что в Южной Осетии будут международные миротворцы по примеру Косово? Прессинг идет весьма жесткий: и Украина говорит о том, что она не пустит обратно в Севастополь российский флот; Качинский в Польше говорит, что надо осудить Россию, и Прибалтика, и Азербайджан поддерживают Грузию. Идёт полномасштабная информационная война. Можно ли этому противостоять со стороны российского руководства?

 Леонид Ивашов: Первое, что нужно осознать и российской власти, и российскому общественному мнению то, что война с Западом, с CША - это естественное, перманентное состояние. Война, то есть то, что мы называем геополитическим противоборством двух цивилизаций, меняет формы: то она становится боевыми действиями, то переходит в «холодную войну», теперь она информационная. Но как бы то ни было, эта война перманента, и любая слабость России, любое безволие её немедленно используется Западом - и в девятнадцатом веке, и в двадцатом, и сейчас.

Если говорить о проигравших и выигравших, безусловно, южно-осетинская сторона не может считать положительных дивидентов от этих акций. Убито огромное количество людей, разрушены жилища, и, по сути дела, Южная Осетия находится в состоянии катастрофы.

Россия тоже не может считать себя победителям. Это война – разведка боем, она показала истинное состояние российского государства и состояние его вооруженных сил. Первое – не отлажена система анализа военно-политической обстановки и принятия стратегических важных решений. Этого у нас нет: ни Президент, ни кто-либо  из высокопоставленных лиц не прогнозировали такой ситуации, хотя общественные организации, в том числе и наша Академия ещё два месяца назад знали об этих планах и говорили публично. Второе — российская армия показала свою полную небоеспособность  Северо-кавказский военный округ не справился ни с одной из возлагаемых на него задач. Мы видим, что несколько десятков грузинских танков  и артиллерийских  систем до сих пор обстреливают мирных граждан и наших миротворцев. Тот блеф, который мы увидели на параде, действительно, оказался блефом: нет современной техники, нет обученных подразделений, нет волевых командирских решений.  

Россия в этой кампании потеряла свой имидж во многих пунктах, то есть лишилась по сути дела своего международного авторитета. На неё и страны СНГ, её союзники,  смотрели с недоумением: почему допустили эту трагедию, почему допустили разгром своего миротворческого батальона? Почему не проявили волю, даже не дали точного определения тому, что произошло? То говорят, что это агрессия, то трубят о  геноциде, то мы слышим о нарушении соглашений по мирному урегулированию.

Грузия тоже не победитель в этой ситуации: она набрала очки, то есть по сути дела выиграла затяжную войну против России, но победителем она считаться не может, потому что погибли люди, будет нарастать расслоение в грузинском обществе.

Что касается победителей, то это те режиссеры,   которые спланировали и провели эту операцию, накануне прорепетировав совместные грузино-американские учения.  То есть в победителях сегодня Соединённые Штаты. У них появился очередной повод унизить Россию, понизить её международный авторитет.

Андрей Гвоздин: Насколько действия в Южной Осетии можно охарактеризовать как попытку Запада поставить Россию на место? На западе есть такое мнение: Россия всем должна,   а нефть и газ приходится покупать по рыночным, достаточно высоким ценам. И для того, чтобы Россия больше не шантажировала сырьевыми ресурсами,  был затеян этот конфликт – с одной стороны, а с другой стороны, чтобы разорвать хорошую, наладившуюся связь между Россией и Германией, ведь ослабление Германии играет на руку Америке.

Леонид Ивашов: В этом вопросе тоже ничего нового нет. Ещё в начале двадцатого столетия величайший геополитик Хэлфорд Макиндер, в девятнадцатом веке величайший европейский дипломат  лорд Палмерстон предупреждали, что самое страшное для Британии - это союз России и Германии. Перед Второй мировой войной Британия сделала всё, чтобы сближение России и Германии не состоялось. Британия изо всех сил старалась подтолкнуть Германию к войне с СССР. Сегодня этого альянса, даже экономического, даже военно-стратегического, по-прежнему боятся, и делают всё, чтобы держать российско-германские отношения под напряжением.

Очень характерная для развития отношений России и Германии фраза сказана первым секретарем НАТО Йозефом Лунсом ещё в 1949 году. Когда его допекли журналисты, допрашивая, для чего создано НАТО, он ответил: НАТО необходимо, чтобы держать Соединенные Штаты в Европе, Россию вне Европы, а Германию под Европой. Эта формула действует и по сей день.

Андрей Гвоздин: Можно ли события в Южной Осетии толковать как ответ Запада на Косово: Россия говорила о незыблемости международного права, а сейчас она сама спровоцирована на первый шаг. То есть Балканы оказываются более важными?

Леонид Ивашов: Я бы не стал проводить параллели, здесь, скорее, всё наоборот. Россия, наоборот, совершила ряд ошибок своей деятельностью и формулировками, которые озвучивал президент: принуждение Грузии к миру. Принимать подобные решения   это не функция одного государства — это функция Совета Безопасности ООН. Но в уставе ООН есть статья, которая определяет право каждого народа и каждого государства на индивидуальную и коллективную оборону. И, наконец, соглашение о создании смешанных сил, о создании смешанной контрольной комиссии между четырьмя субъектами: Грузией, Северной Осетией, Южной Осетией и Россией. С правовой точки зрения нужно было учитывать,  что, во-первых, Южная Осетия  здесь признаётся равноправным субъектом,  а во-вторых, Россия приглашена в качестве гаранта соблюдения перемирия. Есть ещё и третий принцип, который я бы назвал здесь: когда разрывается первый снаряд, соглашения мирного времени перестают действовать, согласно Женевским конвенциям о законах и обычаях войны. Так вот, помня обо всех этих трёх положениях, Россия должна была сразу чётко определить свою позицию: инициировать обращение Южной Осетии даже накануне агрессии, если бы наша разведка знала об этом. А она наверняка знала, просто не было принято соответствующих политических решений. Южная Осетия обращается к России за помощью в порядке коллективной обороны, Россия заявляет о том,  что она не допустит агрессии против югоосетинского народа и принимает ряд превентивных мер: политического, экономического и военного характера —  не нападения, а усиление группировки.

Андрей Гвоздин: Кстати, меры экономического характера до сих пор не приняты: и газ, и свет пока идут в Грузию.

Леонид Ивашов: Да, именно эти меры могли бы остановить агрессию, и скорее всего, остановили бы. Но Россия этого не сделала,  и поэтому сегодня выдвигаются непонятные заявления, непонятные постановки задач вооруженным силам. Ну как можно ставить войскам задачу: «принудить Грузию к миру»? Ведь этот приказ верховного главнокомандующего транслируется всем —  от офицера первой линии до солдата. А в уставе нет таких задач,  есть задачи – уничтожить противника, отбросить противника. Что должен делать солдат, который сидит в окопе, как ему принудить Саакашвили и Грузию к миру? Вот это всё неиспользование правовых основ и реальной информации и знаний о ситуации привело к тому, что Россия, действительно, попала в очень сложное положение и пытается реабилитировать себя поставками гуманитарной помощи, восстановлением систем жизнеобеспечения. Это, конечно, нужно делать,  но главная задача должна была быть в том, чтобы не допустить агрессии. Слава Богу, в Абхазии начали всё понимать и принимают превентивные меры

Андрей Гвоздин: Есть два варианта развития событий: один не очень хороший, а другой получше: Первый – Грузия сможет выполнить свой план  «Южная Осетия без осетин». Всего там жило 90 тысяч осетин, две тысячи уже убиты, тридцать четыре тысячи убежали. Если все они придут в Северную Осетию, Россия будет готова их принять, и тогда можно будет считать, что план Саакашвили выполнен. Второй вариант: на Россию нажмут и при условии сохранения мира введут туда международных миротворцев.

Леонид Ивашов: Такие прогнозы можно строить. Тем более, грузины уничтожали  жителей Южной Осетии, уничтожали объекты жизнеобеспечения, то есть социальную основу жизни Цхинвали,  в надежде, что будет поток беженцев, а кто не убежит, будет убит. Невооруженным глазом просматривается этническая чистка, но как дальше будут развиваться события? Мне как военному эксперту, геополитику трудно судить,  какие военно-политические решения будут приняты в Кремле и в самом Цхинвали. Но я думаю, что даже после этой пролитой крови  осетинское население всё равно будет выступать за независимость республики. И добьётся этой независимости. Есть  второй вариант: Россия проявит волю и примет эту часть Южной Осетии, где компактно проживают югоосетинцы в состав России, то есть Южная Осетия и Северная Осетия сольются.

 Возможность пребывания так называемых натовских миротворцев и международных полицейских сил, что одно и тоже, вполне вероятна. Собственно говоря, Соединенные Штаты и толкнули этого пса Саакашвили, для того, чтобы он провел разведку боем, чтобы он создал ситуацию унижения России – для этого США обучили и вооружили его армию. Всё это создаст условия для ввода международных полицейских сил, для официального пребывания американских войск на границе с Россией. А в благодарность за оказанную услугу Саакашвили могут вернуть этот опустошенный район – Южную Осетию в состав Грузии. То же самое произошло бы и с Абхазией.

И от того, как поведёт себя Россия и зависит – на сто процентов, подчеркиваю -  развитие ситуации. Если Россия опять будет заглядывать в рот западникам и делать всё, чтобы наш президент выглядел красивым голубем или петушком, значит, тогда мы проиграем всё, что можем проиграть. А если наш президент будет выглядеть орлом и будет действовать в интересах безопасности Южной Осетии,   её народа и народов, окружающих Россию, будет принимать все меры, а точнее, восстанавливать боеспособность нашей армии, тогда на Россию будут смотреть с уважением, а где-то за океаном будут втихомолку сплёвывать.   

Андрей Гвоздин

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10