Народное радио

Интернет-вещание

 


Зинаида Дерягина

Программа о русском языке «Слово»

(автор и ведущая – Зинаида Савиновна Дерягина)

Сегодня мы продолжаем чтение книги известного писателя прошлого, двадцатого го века, Льва Успенского «За языком до Киева», в которой он обращается к молодым родителям и даёт им советы, как пробуждать и, главное, как развивать в детях любовь к родной русской речи.

Совет второй: «Теперь Ваше дитя – чуть постарше». Теперь ему полтора или два года. Отлично, если возле него есть сказочница-бабушка или если этот дар есть у папы с мамой или даже у тёти. Но если никто в семье не умеет рассказывать сказки, если нет у вас пушкинской Арины Родионовны – не беда! Сядьте возле вашего сына (или дочки) с книжкой и, заранее подготовившись (потому что хуже ничего не может быть, если сказочник мычит, сбивается, путается), читайте ему те же «сказки».

Я взял слово «сказки» в кавычки, потому что не хочу ничего предписывать заранее. Не настаиваю непременно на народных сказках. Пробуйте. Что-нибудь затронет душу вашего слушателя. Моему внуку сейчас уже 11; он взыскательный чтец любой фантастики; он читает запоем «Технику – молодёжи», но когда находит на полке Андерсена или «Индийские сказки», его и от них не оторвёшь. И когда ему было 6, он так же наслаждался «Таинственным островом» — сначала в чужом чтении, потом в своём. Брат мой мог слушать «сказки» часами (у нас «Ариной Родионовной» был отец, инженер-геодезист), а я был и остался к ним равнодушен. Зато «звериные книги» — рассказы о животных могли отвлечь меня от самой интересной игры. По-моему, нет особой надобности строго приноравливаться к тому словарю и кругу понятий, которыми ребёнок уже располагает. Забегайте в этом смысле вперёд: ведь вы-то готовы прийти на помощь! Но следите, чтобы он обязательно спрашивал: что значит новое слово? Тогда «ядра – чистый изумруд» станет ему известным ещё в три года. Словарь его будет расширяться, а с ним и круг понятий. Это – хорошо, но, конечно, в меру. Не пленяйтесь мечтой о дитяти-вундеркинде. Не понуждайте его «выпередить» себя, подобно лесковскому «Перегуду из Перегудов».

А вот и третий совет, который даёт молодым родителям писатель Лев Успенский. Этот совет озаглавлен так: «Как хороши колыбельные песни!» Да, действительно, как они хороши, причём на всех ступенях развития ребёнка, с грудного возраста и до тех дней, когда вы сочтёте, что ему уже нет надобности «засыпать с их помощью». Говоря – «колыбельные песни», я думаю шире этого поэтико-музыкального определения. Для ребёнка, если, конечно, вы не находите его музыкальным феноменом, довольно безразлично, что ему поют, кто поёт и как. Я знавал бабушек – обладательниц медвежьих басов и вовсе не обладающих абсолютным слухом: внуки засыпали под их пенье как под наркозом. Я и сам не помню такого множества классических «колыбельных», чтобы их хватало и на моих детей-внуков и на меня самого (повторяться скучно!). Мне случалось поэтому использовать «berceuses» любые стихотворения, обладающие некоторой «напевностью»; я певал их на любой, по моим наблюдениям, скорее клонящий к дремОте, мотив. Да что там: один из моих сыновей лучше всего засыпал под «Бородино» Лермонтова!!! Так что если вы не в восторге от собственных вокальных данных, пусть это вас не смущает.

Не намерен я тут спорить с теми, кто считает сказки, колыбельные песни пережитком. Пусть его дети растут без них. Тем не менее, буду возражать сердитым родителям, ворчащим: «У нас некому и некогда распевать! И без того заснёт, когда захочет». Да, заснёт, но не будем тогда и поминать о культуре речи: «Заговорит, когда понадобится!»

Вопрос: Из какого языка пришло в русский язык слово СИНОПТИК?

Ответ: Слово синоптик пришло в русский язык примерно в середине девятнадцатого века. Так мы называем «метеоролога, специалиста, дающего предсказания погоды на основании синоптических карт». Если раньше такие карты составлялись на основании наблюдений за погодой, сделанных одновременно в разных местностях, то в наш век всю информацию синоптики получают через космическую связь, а карты составляются уже компьютером.

Синоптик – термин международного характера, он имеет греческий источник — слово sinoptiкos , которое на русский язык переводится как «способный всё обозреть, обозревающий всё вместе». В старинной русской книжной традиции использовалось ещё слово СИНоПСИС, буквально значит – «обозрение». Так называли «обозрение, свод, сборник статей разных авторов по одному какому-либо предмету». И синопсисы чаще всего имели хронологическое расположение материала.

Вопрос: Как связаны между собой названия СТАРАЯ ЛАДОГА И НОВАЯ ЛАДОГА?

Ответ: Начнём с того, что эти названия указывают на разное время появления этих населённых пунктов. Первым из них была построена Старая Ладога, но она первоначально называлась просто – Ладога. Время появления этого города относят к 862 году. Это один из древних городов России. И таких городов, история которых насчитывает более тысячи лет, у нас не так уж и много. Ладога утратила своё значение только в восемнадцатом веке, после того, как в 1704 году по указу Петра 1 в 3 км от впадения реки Волхов в Ладожское озеро был построен новый город. Именно тогда Ладога превратилась в Старую Ладогу и впоследствии стала даже просто селом. Новая же крепость стала называться Новой Ладогой. Так и появились эти парные географические названия. А теперь немного из истории одного из древнейших русских городов — Старой Ладоги.

Мы уже отметили, что появление этого города относят ко второй половине девятого века. В Ипатьевской летописи, в рассказе о призвании варягов на Русь, читаем: И приидоша к Словеном первее и срубиша город Ладогу, и седе стареишии в Ладозе Рюрик. Деревянная крепость была поставлена на небольшом мысу, омываемом с одной стороны рекой Ладогой, а с другой – Волховом, и название своё эта крепость получила от реки Ладоги. И такое именование города-крепости было обычным на Руси. Как писал в своё время А.И.Попов, «речное имя Ладога сделалось именем приречного укреплённого и торгового пункта, получившего такое огромное значение в торговых отношениях Новгорода со Скандинавией и немецкими городами, что и лежащее рядом с Ладогой озеро Нево новогородцы в конце концов стали называть «Ладозьским».

Что касается объяснения названия речки Ладоги, то оно имеет достаточно выраженный прибалтийско-финский характер, скорее всего, от *Ala-djogi, что значит «Нижняя река». Добавим от себя, что река Ладога впадает в Волхов в нижнем его течении, то есть она действительно «нижняя, находящаяся в нижнем течении». И ещё мы здесь отметим такую особенность: когда город получал своё имя от реки, то название самой реки, как правило, уже употреблялось после этого только в уменьшительной форме. И если город стал называться Ладогой, то река, на берегу которой он был построен, — Ладожка. И для сравнения можно привести такие примеры: город Тверь, а река – Тверца, город Орёл, а река – Орлик и т.п. Город Ладога изначально занимала господствующее положение на начальном участке великого водного пути «Из Варяг в Греки». И уже в конце девятого века она была и административным центром, объединявшим местное население, и торговым центром, где, как определяют археологи по типам застроек, жили в основном ремесленники и торговцы, то есть здесь жили те, кто в большинстве своём не был связан с сельским хозяйством.

По легенде, Ладогу любил посещать князь Олег. Интересно то, что в летописи под 922 годом рассказывается о смерти Олега именно под Ладогой: «Иде Олег к Новгороду и оттуда в Ладогу… и уклюни его змея в ногу и с того умре; есть могила его в Ладоге». И действительно, рядом с Ладогой на крутом берегу Волхова виден большой курган, который называют «Олеговой могилой». Но по другой летописной записи Олег умер недалеко от Киева, где также указывают на его могилу.

Почти до середины четырнадцатого века Ладога была самым крупным первым русским портовым городом на торговом пути из Балтики в Русскую землю. Поскольку в низовьях Волхова большие пороги, то именно здесь, в Ладоге, и шла перегрузка товаров с морских судов на речные, шедшие в основном в сторону Новгорода Великого.

Из Писцовой книги 1500 года мы узнаём, что Ладога делилась на 5 концов (по-современному – районов), названия которых повторяли названия храмов: Богородицкий конец (по церкви Успения Пресвятой Богородицы), Климятцкий (Климетецкий) – по церкви Климента, папы римского, Никольский – по Никольской церкви, Семёновский (по церкви Симеона Богоприимца), Спасский (по церкви Спаса Нерукотворного). Никольский и Климятцкий концы были расположены на правом берегу реки Ладоги, а остальные – на её левом берегу, причём Семёновский и Спасский концы разделяла речка Грубица, впоследствии пересохшая.

В Ладоге была ещё и Варяжская улица. Это название указывает на то, что там жили и торговали в основном варяги (шведы). В этой же Писцовой книге 1 500 года сообщается, что «всех дворов на посаде в Ладозе лутчх людей, и середних, и молодых, и с теми дворы, что на манастырских местех и на церковных, 108 дворов, а людей в них… 137 человек». Надо помнить при этом, что в старину обычно указывалось только мужское население, которое несло тягло. Но в Ладоге были ещё и нетяглые дворы, то есть те, которые освобождались от податей. К ним относились дворы духовенства, а также «двор намесничь да двор тиун», то есть дворы княжеского наместника и тиуна. В таком случае население было немалым — где-то полторы-две тысячи человек.

Ладога очень пострадала от шведского нашествия в 1610-1617 годах. Именно тогда были разрушены 3 каменные церкви 12 века. Жители вынуждены были оставить город, и после подписания Столбовского мира между Россией и Швецией в феврале 1617 года весь этот край, в который входила и Ладога, заселялся заново. И ещё в 1649 году в челобитной царю ладожане писали: «уездишко малое и пустое, делать … великого городового дела некем», то есть не было в Ладоге своих мастеров-каменщиков, которые могли бы восстановить крепостную стену города. И только в начале восемнадцатого века Ладога была укреплена: по указу Петра 1 были созданы мощные оборонительные сооружения – земляные бастионы, достигавшие в высоту 10-12 м.

Но вскоре эта крепость утратила своё и стратегическое, и политическое значение. Это было связано с тем, что Пётр 1 решил построить новый город, который стоял уже практически на берегу Ладожского озера. И от старинного города Ладоги к нему перешли не только привилегии административного центра, но даже и название. И вновь построенный город стал называться Новой Ладогой, а древний, в отличие от него, стал называться Старой Ладогой. В Новую Ладогу переехали «именитые люди»; туда же были переведены государственные учреждения и даже была перевезена соборная Климентовская церковь. Через 10 лет (1714) в Старой Ладоге был ликвидирован гарнизон и слободы служилых людей. И уже в справочниках девятнадцатого века этот древнейший русский город описывается так: «Старая Ладога (Успенское) – селение Санкт-Петеребургской губернии, Новоладожского уезда, на левом берегу реки Волхов, при речке Ладожке, в 12 верстах от уездного города».

Сейчас Старая Ладога известна как музей под открытым небом, где можно увидеть старинные крепостные сооружения и памятники древнерусского зодчества и настенной росписи. Чудом сохранилась церковь вмч Георгия, которая считается самой изысканной по своим формам и самой компактной по своим размерам из всех известных храмов домонгольского периода. Высота её равняется 15 м. За удивительно светлый и строгий вид её называют «Ладожской невестой». По преданию, в 1240 году в этой церкви перед битвой на Неве со шведами молился 25-летний князь Александр Ярославич. После этой блестящей победы его стали называть Александром Невским. Итак, современное село Старая Ладога — это один из самых древних русских городов, его история насчитывает уже 1146 лет. А Новая Ладога была построена 300 лет назад, и ещё раз повторим, что название своё она переняла от Старой Ладоги.

Зинаида Дерягина

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10