Народное радио

Интернет-вещание

 


Зинаида Дерягина

 

 

 

Программа о русском языке «Слово»

(автор и ведущая – Зинаида Савиновна Дерягина)

 

 

 

 О правильном и неправильном в речи.

 

      Нас часто спрашивают о том, как правильно сказать, как правильно произнести то или иное слово или название географическое, какое ударение в слове правильное, а какое неправильное,  и почему эта неправильность есть в языке. Вопросы разные, их много, и наших слушателей они очень интересуют.         И ещё замечу,  что такие вопросы интересны всем. Их  часто задают и в студенческой аудитории,  в которой мне приходится постоянно работать. И это тоже очень радует и обнадёживает в том смысле,  что сегодняшние студенты завтра-послезавтра   станут родителями, а как они будут учить своих детей, если не поняли и не усвоили   твёрдо все вопросы, связанные с   жизнью языка, его законов, особенностей изменения языка вообще.   Дело в том, что язык, как и сама наша жизнь, меняется постоянно. Мы  сейчас не говорим так, как говорили, например, русские люди в одиннадцатом веке или  в семнадцатом веке, хотя это всё один и тот же  русский язык, правда, в науке он условно делится на несколько исторических отрезков: древнерусский язык, старорусский и, наконец, современный русский…

       И я считаю, что  каждый человек  (пусть  в каком-то упрощённом варианте)     должен понимать, что в языке происходят закономерные  изменения. Тогда многое поддаётся объяснению. А то иногда  встречаешь такие высказывания: не может быть КОФЕ среднего рода, потому что это слово мужского рода в русском языке! Почему эту ошибку допускают в словари! Куда же смотрят учёные?         Вот такие вопросы, скорее, категорические возражения порой приходится слышать. И как успокоить такого человека? И, главное,  как убедить его, что в современных словарях русского языка учёные не нарочно, не злонамеренно указывают у этого слова новый   вариант на правах дополнительного и допустимого?      Учёные здесь не придумали ничего. Они отметили лишь у этого слова  то, что произошло  с ним в русском языке. А   произошло следующее: оказывается,    это слово КОФЕ     вначале входило в группу существительных мужского рода, потому что  оно оканчивалось на согласный звук и звучало  как КОФИЙ.   И в одну группу с ним входили ещё ЯНУАРИЙ, ФЕБРУАРИЙ, АПРИЛИЙ – это  названия месяцев.     Кстати, точно так же оформлены, например, ещё  БЕРИЛЛИЙ, ГЕНИЙ,   КАДМИЙ и некоторые другие заимствованные слова.      Но со временем  часть этих слов, и,  в частности, названия месяцев,    изменились и стали звучать короче, то есть они утратили конечную часть -ИЙ. Правда, с утратой концовки эти слова так и не вышли из группы существительных мужского рода, а вот слово КОФИЙ с утратой конечного –ИЙ  стало звучать как КОФЕ, возможно,   под влиянием западно-европейских языков. И в этом своём новом обличье оно стало  походить на такие  слова, как солнце, поле, а также и более близкие по духу, то есть тоже заимствованные   из западно-европейских языков – это кашне, кафе, шоссе, метро и другие.  Именно   с этой формой слова   и связана вся   дальнейшая история слова кофе и, в частности, переход его из группы существительных мужского рода в группу существительных среднего рода.

      И надо заметить, что переход этот  закономерный. Дело в том, что по правилам русского языка   имена существительные, которые оканчиваются на гласный –О или –Е,    входят в группу среднего рода. Куда же  было податься слову кофе?  Конечно же, к   своим   грамматическим собратьям, если можно так сказать. 

     И это не единственный случай,  когда слово в языке вначале закрепилось в одной группе слов, а потом  вынуждено было перебазироваться в другой отряд.    Но  заметим, что всё это происходило закономерно, под действием определённых законов русского языка.     Конечно,   мы привыкли к   употреблению слова кофе в мужском роде, и у нас этого никто не отнимает! Такое употребление слова останется с нами до конца наших дней,   но уже следующие поколения, как видим,  будут пользоваться другой формой слова, которая появилась   именно в наш век и распространилась буквально на наших глазах.

  Оказывается,   нечто подобное    уже происходило в русском языке, то есть не мы одни сталкиваемся с такого рода изменениями. Возьмём существительное ТОПОЛЬ. Мы сейчас, не задумываясь, скажем, высокий тополь,   спиленный тополь, а вот у  А.С.Пушкина, например,  мы встретим это существительное только  в форме женского рода. Вот пример - из поэмы А.Мицкевича “Конрад Валенрод”, которую переводил Пушкин:

 

Лишь хмель литовских берегов

Немецкой тополью племенный,

Через реку, меж тростников,

Переплавлялся дерзновенный,

Брегов противных достигал

И друга нежно обнимал

 

     Ещё пример – из произведения Н. П.Огарёва (С утра до ночи):

 

Сто лет минуло…

Тополь безлистная, почва прогнившая,

Внутренно дума – седая, отжившая.

 

   Оказывается, и в русском языке начала двадцатого века слово тополь употреблялось ещё в форме женского рода. И   мы находим пример в рассказе А.П. Чехова «Моя жизнь»: По обе стороны её (улицы) росли тополи, которые благоухали, особенно после дождя.

       Интересна в этом случае и судьба слова лебедь.  Это существительное в современном русском языке   употребляется только в форме мужского рода, то есть можно сказать: белый лебедь, красивый лебедь, молодой лебедь и т.п. А вот в  девятнадцатом веке у этого слова родовая принадлежность была иной. И в подтверждение этого можно привести, как всегда, пример из произведений Пушкина. На этот раз – из «Сказки о царе Салтане»:

 

Глядь, поверх текучих вод

Лебедь белая плывёт…

 

И ещё: Бьётся лебедь средь зыбей, Коршун носится над ней.

 

Слово лебедь в форме женского рода встречаем ещё и у Блока :

 

За тобою живая ладья,

Словно белая лебедь, плыла.

 

И ещё: в русских народных песнях мы встречаем слово лебедь в такой же форме:

 

Вот там плыла ута,

Ута, лебедь белая… 

       

 Таким образом,   когда мы говорим о правильном и неправильном в речи, мы должны иметь в виду, что это явление переменчивое, исторически меняющееся  в языке.     И, например,    литературная речь восемнадцатого века отличается от речи девятнадцатого века, а в двадцатом веке стали говорить не так, как говорили в девятнадцатом столетии, то есть постоянно наблюдаются   те или иные сдвиги. И ещё надо помнить всегда, что языковые изменения очень плавные, почти незаметные для   людей  двух-трёх поколений, иначе внуки перестанут понимать своих дедов и прадедов, то есть язык перестанет выполнять свою основную роль в жизни народа - связующую. Роль, заметим, очень важную, -  это та скрепа, которая и соединяет разные поколения в  один народ…

 

Вопрос:    Расскажите о происхождении слова лето.

     

Ответ:        Прежде всего мы отметим, что словом лето в русском языке обозначается «самое тёплое время года», «часть года между весной и осенью». У нас, в России, в средней полосе, на Севере, на Урале, в Сибири   эта пора   тёплого времени очень короткая и удивительно точно и даже несколько иронично   её описал   Пушкин:

 

Но наше северное лето,

Карикатура южных зим,

Мелькнёт и нет…

    

Более того, в календаре отмечается, что уже с 25 июня дни начинают укорачиваться, а ночи удлиняться. И как пишется в старинных календарях: «отселе (то есть с 25 июня) возврат солнцу   на зиму». Но наше короткое лето мы все любим. Это удивительная пора, и   она отражена в поэзии очень полно. И   сегодня мне хочется привести   некоторые   поэтические произведения о лете. Прежде всего - это   некрасовское стихотворение «Крестьянские дети», которое представляет собой необыкновенно яркую зарисовку летнего дня. Мы возьмём лишь отрывок из него.

 

Ух, жарко! До полдня грибы собирали.

Вот из лесу вышли – навстречу как раз

Синеющей лентой, извилистой, длинной,

Река луговая: спрыгнули гурьбой,

И русых головок над речкой пустынной,

Что белых грибов на полянке лесной!

Река огласилась и смехом, и воем:

Тут драка – не драка, игра – не игра…

А солнце палит их полуденным зноем.

Домой, ребятишки! Обежать пора.

Вернулись. У каждого полно лукошко,

А сколько рассказов! Попался косой,

Поймали ежа, заблудились немножко

И видели волка…у, страшный какой!

Ежу предлагают и мух, и козявок,

Корней молочко ему отдал своё –

Не пьёт! Отступились.

       

А вот     небольшое   стихотворение М.А. Дудина, поэта уже двадцатого века. В нём    удивительно точно   описано состояние летней природы, летнего жаркого дня, когда всё замирает, затихает под   палящим солнцем. И только хлеба зреют и богатеют   на полях.    Оно называется просто – «Полдень».

 

Недвижна чистая река.

В реке недвижны облака.

Зелёный лес, и пёстрый луг,

И мир внутри, и мир вокруг,

Сосредоточенности миг

Блаженства высшего достиг.

Молчит земля. Молчит зенит.

И только тонко рожь звенит.

   

И ещё мы приведём одно небольшое стихотворение – поэта А. Сакурова –

 

Грибной дождь

Не торопись, не спеши, подождём,

Забудем на миг неотложное дело,

Смотри: ожила трава под дождём

И старое дерево помолодело.

И камни, и травы поют под дождём,

Блестят серебром озёрные воды.

Не торопись, не беги, подождём,

Послушаем ласковый голос природы.

    

 

       Мы сегодня рассказываем о происхождении слова лето. Оно служит для обозначения не только «самого тёплого времени года», но также этим словом мы обозначаем ещё и «возраст человека, годы» — только в форме множественного числа, например, преклонные лета.  А в сочетании с числительным - также в форме   мн.числа родительного падежа - это слово употребляется ещё и в значении «год», например, 20 лет, 100 лет, 1000 лет и т.п.

        Но что значит это слово – лето? Прежде всего,  отметим, что оно   есть во всех славянских языках, но этимологи, специалисты по истории слов, по-разному объясняют его происхождение и, прежде всего потому, что оно очень древнее. По одной из версий (А.Е.Аникин),    перед нами   застывшая форма прилагательного    среднего рода, которое, в свою очередь,   восходит к причастию. То есть исторически – это глагольное образование и восходит оно к древнему глаголу   *le-, что значит «отпускать, ослаблять».     По другой версии (П.Я.Черных), перед нами древняя, индоевропейская основа (*leto), которая   первоначально имела значение «пора, когда светит и греет солнце».      Это слово было унаследовано   из индоевропейского    языка праславянским, то есть тем языком, который был общим для всех славян, когда они ещё проживали на Дунае и говорили на близкородственных диалектах. И уже в праславянском языке   слово *leto   имело значение и «лето как время года», и «год, годы», то есть «отрезок времени, годы», соотносимый и с самим ходом времени, и с возрастом человека. И ещё заметим, что эти значения тесно связаны между собой, потому что в древности «год» мыслился как «отрезок времени от одного лета до другого». Видимо, всё измерялось летом, это время года определяло само существование и возможность дальнейшего существования человека, потому что летом заготовлялся   в зиму хлеб, заготовлялось сено скоту. И  от   всего этого  зависела сама жизнь человека: доживёт ли он до следующего лета…

     Вот такой наш короткий ответ о происхождении короткого у нас времени года – лета.

 

 

 

Вопрос:   Какое русское   название было у  города Таллинна?

 

Ответ:         Начнём с того, что Балтику   русские освоили очень давно, там они ставили свои города-крепости, к  примеру, князь Ярослав Мудрый в 1-й половине одиннадцатого века (в 1030 году) поставил в балтийской земле город и назвал его своим именем – Юрьев-город. Ярослав Мудрый был в крещении Георгием, а по-русски это имя произносилось тогда только как Юргий или Юрий, поэтому город и был назван Юрьевом.    Позднее этот город стали называть Дерптом, а сейчас он носит имя Тарту.

   Русские знали и   тот город, который сейчас является столицей Эстонии. И действительно интересно узнать, а как же наши далёкие предки его называли.      Но я предлагаю   вначале разобрать  современное  название - Таллинн.    Оно появилось    в начале тринадцатого века, когда эстонское городище было захвачено датчанами и получило новое   имя: Taanilinn, что буквально значило – «датский город». Постепенно это имя (в результате звуковых переделок) превратилось в Таллинн: Taninlinna – Tanilinna – Talilinna (звук  n преобразовался в  l) – Talinna — Tallinn.

     А более древнее название столицы Эстонии было другое. На карте одного арабского географа двенадцатого века (Абу-Абдаллах-Мохамед аль Идриси) город  упоминается  как Колуван. В пояснениях, приведённых к этой карте, было написано: “К городам Астланды (то есть Эстонии) относится Колуван, маленький город наподобие большой крепости, жители коего земледельцы…

        Поскольку русские хорошо знали балтийские земли, то они этот город называли по-русски  Колыванью. Такое имя  встречается в русских летописях с 1154 года. Можно в этом случае привести такую летописную запись: “прииде князь Ярославъ отъ брата в Новгородъ съ всею областию и поиде к Колываню”. Это имя у  города было  и позднее:  в семнадцатом и в восемнадцатом веках, хотя официально он назывался тогда  иначе.  Как считают топонимисты,    Колывань  восходит к мужскому   имени Калева (Колыва).  Первоначальным значением этого имени  было — “сильный человек», сильное животное”, то есть такое имя могло быть символом силы, символом  мужества его носителя. Как считает известный эстонский языковед П.Аристэ, именно поэтому таким именем и было названо   хорошо укреплёное городище с сильными и мужественными жителями.      Но в истории этого города  было  ещё  одно  имя —  Lyndanise. Оно встречается в ливонских хрониках. Учёные считают, что это древнешведское имя и буквально значит - «место привала, укрытие». По мнению историков, это было в древности довольно известное для многих место остановки во время бури, в том числе и для новгородцев. И надо сказать, что новгородцы это скандинавское название произносили тоже на свой лад, как Леденец или   Лиденес. Град Леденец упоминается в русских былинах и в русских исторических песнях.

      И ещё   у Таллина было немецкое название    Rewal, по-русски оно произносилось как Ревель. На карте оно    было целых восемь столетий (с начала тринадцатого века и до начала двадцатого). И только после Октябрьского переворота 1917 года    поменялось название столицы Эстонии. С тех пор город официально называется уже Таллинном.

      Таким образом, официально на протяжении нескольких столетий столица Эстонии имела 2 названия:   Ревель (с 1219 года по 1917-й), то есть на протяжении 8 столетий и Таллин – с 1918 года.   Но, кроме них, оказывается, были ещё другие, причём, эти названия являются русской переделкой. Это - и Колывань, и Леденец.

        А сейчас мне хочется сказать несколько слов о написании названия Таллинн в русском языке. До недавнего времени    оно у нас писалось с одним согласным  Н на конце — Таллин. Но эстонцы на то они и эстонцы, чтобы ничего не принимать в русской форме:    в конце 80-х и в начале 90-х годов теперь уже прошлого, двадцатого века,    своими   протестами и очень агрессивными требованиями добились того, что по-русски мы теперь название этого города пишем с   двумя согласными Л и с двумя согласными Н, хотя   в русском языке нет удвоения согласных: так исторически у нас сложилось. И заимствованных слов с удвоенными согласными   в русском языке   мало. Но  здесь нужно обратить внимание на то, что нигде, ни в одной стране произношение и написание географических названий, относящихся   к другим государствам, не совпадают с подлинными, оригинальными. То есть эти названия всегда оформляются в соответствии с особенностями звуковых законов того языка, в который они заимствуются. И, к примеру, название столицы Франции Париж по-русски мы пишем и произносим совсем не так, как это будет во французском языке. Да и название нашей столицы - Москва во всех языках звучит по-разному и оформляется на письме тоже по-разному. И это нормально. И никто на этом не заостряет своего внимания.

      Но Россия в конце двадцатого века стала   отступать,  стала   идти на уступки и на те или иные поблажки со стороны своих соседей. Я не случайно употребила это слово – поблажки: блажь – это ведь не что иное, как каприз. И получается, что просто по капризу, вопреки и здравому смыслу, и правилам русского языка, мы пишем теперь название Таллинна так, как оно пишется по-эстонски, с той лишь разницей, что у нас славянская графика, а у них – латинская, но количество букв совпадает. Кстати говоря,   точно так же, по капризу, мы стали писать и название Беларусь - через соединительную гласную а. Но ещё в школе детей учат, что в русском языке есть только две соединительные гласные — О и Е. Других нет! Вот и получается, что прилагательное у нас теперь пишется через букву О  (белорусский), а название страны —  через букву А  (Беларусь). То есть именно белорусское название закрепилось    в русском языке. Мы точно так же (вопреки правилам русского языка) стали писать Кыргызстан, хотя   в современном русском языке у нас нет сочетаний гы, кы, хы, они были только в древнерусском языке. Но нам навязали нерусское название страны! И то же самое, к сожалению, произошло и с написанием города Таллинна, оно у нас стало писаться   по-эстонски, но  только славянскими буквами…

   

Зинаида Дерягина

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




santexvanna.ru чугунные ванные ресса 170х70

125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10