Народное радио

Интернет-вещание

 

29.05.2008


Зинаида Дерягина

Программа о русском языке «Слово»

Вопрос: Можно ли сказать о девочке, что она – отрезанная ломоть?

Ответ: Конечно, такая характеристика для девочки будет не очень лестной, но такой вопрос мне уже задавали, правда, не наши радиослушатели, а на одной из лекций в институте.

И ответ наш, я думаю, следует начать с такого замечания: в русском языке есть существительные общего рода, то есть они могут быть употреблены и по отношению к мужчине, и по отношению к женщине, а также и к другим представителям мужского и, соответственно, женского пола. Примером в этом случае могут быть такие слова, как забияка, плакса, разиня. Как видим, они оформлены в виде существительных женского рода, но в нашей речи можно встретить такие примеры: он – забияка, и она – забияка, он – плакса, и она – плакса, он – разиня, и она — разиня.

В некоторых случаях те слова, которые являются характеристикой человека и которые входят в состав фразеологизмов, также могут употребляться как существительные общего рода. Именно в таком качестве и выступает слово ломоть. Это существительное мужского рода, и потому прилагательное с ним согласуется тоже в мужском роде: отрезанный ломоть. Но в том случае, если этот фразеологизм употребляется по отношению к особе женского пола, то родовая принадлежность всего оборота не меняется, то есть следует сказать так: эта девочка – отрезанный ломоть. Нельзя говорить: девочка — отрезанная ломоть, это будет ошибкой.

Давайте будем правильно говорить по-русски!

Вопрос: Почему говорят: заходить или зайти в тупик? О каком тупике идёт речь?

Ответ: Это фразеологический оборот употребляется в разговорном языке в значении — «приходить в трудное, безвыходное положение», «приходить в крайнее затруднение, замешательство, растерянность». Он был употребительным в русском языке уже в семнадцатом веке, то есть он появился давно. Скорее всего, происхождение его связано с особенностями строительства русских городов. На Руси города, как правило, строились первоначально как крепости, вокруг которых располагались слободы и посады. Во все стороны от крепости шли дороги, постепенно превратившиеся в улицы. А между улицами располагались переулки, проулки и ещё тупики. Именно тупики были глухими, то есть несквозными улицами. В них можно было зайти, но из них трудно было выйти, вернее, выехать (или на лошади верхом, или на лошади, запряжённой в повозку). И в этом случае нужно было развернуться (а это было не всегда просто), чтобы поехать обратно из тупика. Возможно, именно это обстоятельство и послужило причиной появления выражения заходить (зайти) в тупик. И, действительно, человек, оказавшись в тупике, какое-то время был в смятении, в трудном положении, из которого нужно было выходить. Позднее у этого оборота прямое значение было утрачено, и оно стало употребляться уже в переносном смысле — «приходить в трудное, безвыходное положение» по какому-то случаю или в каких-то непростых жизненных обстоятельствах. И в этом случае можно привести пример из «Зимних заметок о летних впечатлениях» Ф.М.Достоевского:

«… Вот уже несколько месяцев толкуете вы мне, друзья мои, чтоб я описал вам поскорее мои заграничные впечатления, не подозревая, что вашей просьбой вы ставите меня просто в тупик…»

В лингвистической литературе на этот счёт есть и другое объяснение, по которому выражение зайти (заходить) в тупик, а также его вариант – встать (становиться) в тупик связано с профессиональным языком железнодорожников, в котором есть термин – тупик. Этим словом обозначают «железнодорожный станционный путь, соединённый с другими путями только одним концом, с другого конца не имеющий продолжения». И когда поезд или вагон становился в тупик, то это, как правило, было надолго. И это мы знаем из нашей художественной литературы, особенно то, как описывались передвижения людей во время гражданской войны, а позднее – во время Великой Отечественной войны, когда вагоны ставили в тупик, ставили их туда надолго и, тем самым, людей ставили действительно в состояние смятения, в состояние безвыходное.

Как мне кажется, перед нами два фразеологизма, которые возникли в разное время: зайти в тупик (или заходить в тупик) относится к восемнадцатому веку и связан со строительством русских городов, а оборот встать или становиться в тупик появился в конце девятнадцатого века и связан уже с развитием железнодорожного транспорта. Впоследствии эти разные по происхождению фразеологизмы соединились в один. И такое явление (контаминация) в языке – не редкость. А причиной этого может быть некоторая близость в значении глагола зайти, заходить, встать, становиться.

Вопрос: Сколько лет городу Ульяновску: 360 или чуть более 80-ти лет?

Ответ: Если говорить о названии этого города, то ему всего лишь несколько десятилетий, то есть этот город стал так называться Ульяновском только в 1924 году. А основан он был в 1648 году, когда по указу царя Алексея Михайловича воевода Богдан Матвеевич Хитрово построил крепость на правом берегу Волги, там, где к Волге ближе всего подходит река Свияга. В этом году Ульяновску исполняется 360 лет со дня основания, но назывался он первоначально Синбирском.

Место для постройки крепости было выбрано над водоразделом Волги и Свияги – на крутом волжском берегу, который назывался Венцом. К крепости со стороны Волги от заболоченной и труднопроходимой поймы поднимался крутой холм высотой почти 120 метров. С противоположной стороны крепость защищала река Свияга. С северной стороны к крепости подходили глубокие овраги, по верху которых дополнительно были насыпаны ещё земляные валы, а с южной стороны было построено оборонительное сооружение — острог. Стены Синбирской крепости тоже строили основательно – из толстых дубовых брёвен, по углам их, как и полагается, поставили башни с бойницами. Также башни были установлены и на въездных воротах. По тем временам это была неприступная крепость, и чуть позднее это было проверено на деле, когда отряды Степана Разина пытались атаковать Синбирск, но безуспешно.

Внутри крепости был построен Троицкий собор (в 1712 году на его месте будет поставлен Николаевский собор), дома для церковного причта, дома для воеводы и служилых людей, а также приказная изба, продовольственные и пороховые склады. Вокруг крепости жили ремесленники и торговый люд. Первоначально и крепость, и слободы занимали небольшую площадь, даже не доходившую до реки Свияги.

Заметим, что именно здесь, от вновь построенной крепости, в направлении к Суре, в 1647-1654 годах была проведена Синбирско-Карсунская засечная черта – для отражения степняков и, как говорилось в Указе, «чтобы всякие воинские люди и воры-казаки обманом в Русь не проникали и дурна какого бы не учинили». Ещё раз напомним, что Синбирск оправдал это своё назначение, когда отряды Степана Разина держали его в осаде несколько месяцев и не смогли взять, в то время, как пали все города на огромной территории, охваченной крестьянской войной, — Царицын, Саратов, Самара, Пенза, Яицкий городок, Оренбург, Челябинск, Красноуфимск, Казань, Елабуга, Алатырь, Саранск.

Итак, 360 лет назад на правом крутом берегу Волги появилась крепость, которая получила своё имя по названию местности. По мнению местных краеведов, эти земли принадлежали татарскому мурзе Синбирю. И краеведы находят косвенное свидетельство того, что эта Синбирская область упоминается ещё в 1551 году. Также существует и другое объяснение происхождения основы этого названия — от монгольского слова сумбэр, что значит «священная гора». И, действительно, эта прибрежная гора приподнята не только над Волгой и её долиной, но и над долиной реки Свияги. И, возможно, в глубокой древности на этой горе было капище, где совершались языческие обряды, то есть она действительно могла называться священной.

Есть ещё одно объяснение происхождения названия — Синбирск. В этом случае — от чувашского слова со значением «белая гора». И действительно, берег Волги в районе города Ульяновска сложен меловыми породами. Существует несколько объяснений происхождения названия Синбирск и трудно сказать, от какого именно слова оно возникло.

Поскольку это была крепость, то с самого начала в Синбирске располагался гарнизон. Кстати говоря, именно он и защищал город в 1670 году, когда пятитысячное войско атамана Разина подошло к Синбирску. Казачьи отряды осаждали город больше месяца, они предприняли четыре штурма, но когда стало известно, что на помощь осаждённым идёт из Казани войско, Разин двинулся навстречу этому войску и потерпел неудачу. На следующий год есаул Фёдор Шелудяк, оставленный Разиным в Астрахани, вновь попытался взять Синбирск, но его отряды также были разбиты царским войском под предводительством Петра Шереметева. Синбирску за эту героическую оборону был высочайше пожалован герб. Он был выполнен следующим образом: с короной на голове стоит лев на задних лапах и в передней лапе держит меч.

В начале восемнадцатого века Синбирск потерял своё военное значение, когда была полностью ликвидирована засечная Синбирская черта. Это было связано с тем, что границы Русского государства отодвинулись далеко на юго-восток, до казахских степей и Кавказских гор. Именно тогда (1708 год) Синбирск получил статус уездного города Казанской губернии. Он стоял на удобном торговом пути: отсюда вниз по Волге спускались суда, гружённые хлебом, а из Астрахани вверх по Волге поднимались суда уже с рыбой и с солью. Сюда также привозили свои товары сибирские купцы. То есть Синбирск довольно быстро стал известным торговым городом в России. Также в городе появились многочисленные мастерские – кузнечные, сапожные, столярные, портновские. Здесь работали также и мастера, которые изготовляли изделия из серебра, олова и меди.

Синбирск в то время не отличался красотой, и посетившая его в 1763 году Екатерина II писала так: «Город самый скаредный и все дома, кроме того, в котором я стою, в конфискации (за недоимки)».

В 1780 году было образовано Симбирское наместничество, центром которого и стал город Симбирск. При этом написание его названия несколько изменилось: вместо буквы Н стали писать букву М. Это изменение объясняется удобством произношения, то есть живое произношение названия города было закреплено на письме. [ И в этом случае в качестве примера можно привести заимствованное слово имбирь Именно так оно стало произноситься в русском языке, в то время как произношение этого слова, более близкое к оригиналу, было иным: инбирь, то есть с согласным Н].

С 1796 года, когда город Симбирск был преобразован в губернский, большое внимание стало уделяться образованию. К имеющимся в городе частным пансионам и гарнизонной школе прибавилось четырёхклассное училище для детей дворян, в котором обучали чтению, письму, основам христианского вероучения, а также грамматике, истории, физике, географии. В конце восемнадцатого века в городе появились книжная лавка, театр (в доме помещика Дурасова). Но Симбирск, став губернским городом, всё-таки не мог равняться по благоустроенности с другими волжскими городами, например, с такими, как Казань или Самара.

В истории города Симбирска есть одна печальная страница – это пожар 1864 года, который бушевал почти 9 дней. В центре города остались лишь обгоревшие остовы каменных зданий. По данным городской думы, из трёх тысяч строений в городе дотла сгорело свыше полутора тысяч каменных и деревянных зданий, «уцелела только 1\4-я и притом худшая часть города». Предстояла огромная работа по восстановлению города. В том же (1864) году был составлен и утверждён новый план застройки города Симбирска. Первым делом было решено восстановить ярмарочные строения, потому что именно ярмарки пополняли городской бюджет. И за первую зиму после пожара было построено 16 корпусов, в которых разместилось более 400 лавок. И уже весной 1865 года новый Гостиный двор встречал торговых людей.

Если говорить о дальнейшей судьбе Симбирска, то она мало чем отличалась от общей жизни Поволжья. Как и к другим городам, к нему была проведена железная дорога (между Москвой и Симбирском – в 1899 году), был открыт телеграф, в 1897 году в городе была открыта телефонная станция на 100 номеров, а к 1912 году телефоном были обеспечены уже 430 симбирян. С началом навигации по Волге в городе открывалась Сборная ярмарка, на которой, как и по всему Среднему Поволжью, торговали в основном хлебом и лесоматериалами. К концу девятнадцатого и к началу двадцатого века в городе проживало до 65 тыс.человек, там было около 40 фабрик и заводов, на которых работало всего лишь 500 рабочих. И ещё в городе было более 500 ремесленных заведений.

Но историки всё же отмечают то, чем отличался Симбирск от других волжских городов. Оказывается, в девятнадцатом веке он считался «дворянским городом». Здесь состояли на военной службе и имели в окрестностях города свои поместья — Языковы, Аксаковы, Орловы-Давыдовы, Толстые, Оболенские. И ещё можно назвать такие громкие имена, которые также связаны с Симбирском, — это Н.М.Карамзин, И. А. Гончаров, Д.Д. Минаев, Н.М.Языков, В.В. Розанов, Керенский, семья Ульяновых. Кстати говоря, отца этого семейства, И. Н. Ульянова, педагога, известного деятеля народного просвещения, до сих пор почитают в этом крае…

Известно, что именно верхнюю часть Симбирска занимал «дворянский город». Он располагался на самой вершине Симбирской горы, которая называлась в старину Венцом, она так называется и сейчас. В этой части города располагались соборы, все губернские и городские учреждения, почти все учебные заведения и благотворительные заведения, театр, общественные сады и бульвары, клуб, лучшие гостиницы. Но Симбирск отличался от других волжских городов ещё и тем, что центр его был застроен своеобразно: там были довольно широкие улицы и площади, а кроме того, сплошные ряды домов были только на двух центральных улицах (Большой Саратовской и Дворцовой), а на остальной территории такой скученности домов не было, то есть почти у каждого дома был разбит сад. На Венце, вдоль кромки спуска, был устроен бульвар, откуда открывался вид на Волгу. Это был один из немногих таких бульваров в Поволжье, чем-то напоминающий бульвары черноморских городов. К этому бульвару примыкала Соборная площадь, расположенная на месте старинной крепости. На площади были построены два собора: Николаевский (на месте самой первой церкви крепости – Троицкой) и Троицкий, который был построен на пожертвования местного дворянства. В его закладке (7 сентября по ст.ст. 1824 года) участвовал царь Александр I. Этот собор похож на петербургский Исаакиевский. Он был главной вертикалью города. В этом соборе хранился серебряный крест, но он примечателен был не тем, что это был дар царя Алексея Михайловича, а тем, что во время осады города Симбирска отрядами Степана Разина, когда крестный ход обходил город на виду у неприятеля, пуля ударила в самую середину креста, который держал в руках священник. И как гласил народное предание, «с этого времени враги ошалели, струсили, бросились к берегу Волги и стали садиться на суда. Таким образом Симбирск был спасён».

Этот Троицкий собор не сохранился, примерно на том же самом месте сейчас стоит гостиница «Венец». Недалеко от Соборной площади был расположен женский Спасский монастырь, в котором был приют для девиц духовного звания. Напротив монастыря в 1844 году был установлен памятник Н.М. Карамзину (из гранита и бронзы) — в виде статуи богини истории, Клио. Правда, простой народ такую аллегорию не понял и прозвал этот памятник «чугунной бабой».

Совсем недавно, в сентябре 2005 года, неподалеку от этого памятника, на вершине крутого обрыва к Волге, был открыт памятник букве Ё, которую ввёл в наш обиход именно Карамзин. Памятник представляет собой двухметровую стелу из красного гранита, на которой и выбита эта своеобразная буква нашего алфавита (её очертание для этого памятника было взято из сборника «Аониды», где она и была впервые пропечатана в 1797 году).

В девятнадцатом веке и в начале двадцатого основной торговой частью Симбирска были Базарная и Ярмарочная площади, вблизи которых жили самые богатые купцы. На восточном и западном склонах Симбирской горы, которые спускались к Волге и к Свияге, располагались слободы. Их названия самые простые и безыскусные: Кирпичные сараи, Подгорье, Туть, Конная слобода. Интересно то, что в слободе Подгорье жили ремесленники, рыбаки и грузчики симбирских пристаней, а в начале восемнадцатого века, в петровское время, здесь располагался Симбирский конный полк. И эта слобода называлась ещё и как Конно-Подгорная слобода.

Как считают современные историки, в двадцатом веке, когда город Симбирск был переименован в Ульяновск, он потерял привычный свой облик, потому что новое имя обязывало. И в исторической части города, на самой вершине Симбирской горы, называемой Венцом, исчезли соборы, исчезли частные дома. На расширенной площади был построен Мемориальный комплекс, посвящённый вождю, был построен Дворец профсоюзов, Дом пионеров, здание института, появились и другие постройки … А сам город, можно сказать, вынужден был уйти, спуститься в более низкие места, в бывшие слободы. И ещё отметим, что в двадцатом веке этот город, единственный из средневолжских городов, перешагнул на другой берег Волги. Этот фантастический прыжок через Волгу стал возможным потому, что только здесь, в самом узком месте Куйбышевского водохранилища, оба берега достаточно схожи по высоте. И на вновь осваиваемом западном берегу появились крупнейшие в своей отрасли производства: автозавод (УАЗ), радиоламповый завод, завод уникальных станков и другие промышленные производства. А там, где разворачивается промышленное производство, там, как правило, возникают и жилые кварталы…

Вопрос: Откуда такая фамилия — Аржавитин?

Ответ: Только на первый взгляд эта фамилия кажется непонятной. На самом деле она довольно прозрачная по своему происхождению и восходит к названию жителей города Ржева, где ржевичи – это было множественное число, а ржевитин — единственное число. Кстати говоря, современное название жителей этого города – ржевитяне – образовано именно от этой формы единственного числа — ржевитин. То есть произошло так называемое выравнивание основы. И попутно заметим, что точно также произошло выравнивание основы и в названии жителей города Москвы, где первоначально формы также строго различались: ед.число — Москвитин и москвитянин, а мн.число — москвичи. Сейчас же у нас — одна и та же основа для образования и ед.числа, и мн.числа, то есть оканчивающаяся на суффикс –ичи: москвич и москвичи.

Вернёмся в город Ржев. Он долгое время назывался ещё и Ржевой-Володимировой. Именно такое его название встречается в Актах Московского государства, где под 1634 годом есть такая запись: «Послал я до Ржевы-Володимировы со ржевитином, с Игнатьем Соймоновым, за языки в провожатых даточных людей…» Как видим, здесь упоминается и житель этого города ржевитин Игнатий Соймонов. Но любопытно то, что это название жителя города Ржева бытовало ещё и в местной диалектной форме – аржавитин, которая впоследствии и закрепилась в фамилии, о происхождении которой нас просят рассказать. Здесь безударный гласный Е стал звучать как А. Кроме того, в абсолютном начале слова появился дополнительный гласный звук – это своего рода надставка. Появление такого добавочного звука можно объяснить тем, что в некоторых русских народных говорах, в том числе и в ржевских, наблюдалась такая закономерность: если слово начиналось с двух согласных, то перед ними обязательно появлялся гласный. Так слово ржавитин превратилось в аржавитин. И в этом случае можно привести ещё такую русскую фамилию, как Артищев. Она восходит к названию жителя другого города — Ртищева. Он находится в Саратовской области. И здесь точно так же в абсолютном начале слова перед группой согласных звуков появился дополнительный гласный звук. То, что эта диалектная особенность является довольно распространённой, подтверждается ещё такими примерами: в некоторых русских народных говорах слово ржанойможет произноситься либо с начальным звуком А (аржаной), либо со звуком О (оржаной), а слова мшаник и хлев могут иметь диалектное звучание: амшаник и охлев.

Вот такая история происхождения фамилии Аржавитин. Ещё раз заметим, что в её основе – русское диалектное название жителя города Ржева.

Зинаида Дерягина

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10