Народное радио

Интернет-вещание

 


Андрей Иванов

Наше время называют эпохой знаний. Кто-то говорит о вступлении человечества в постиндустриальную эру. Главным ресурсом любого государства признаются высокие технологии. Страны, имеющие хорошую систему образования, развитую инфраструктуру и высокотехнологичные производства, являются лидерами в современном мире. Те страны, что этим не обладают, обречены в условиях глобализации либо стать периферией, либо вообще исчезнуть с карты мира. В периферии должны быть сосредоточены самые грязные и простейшие производства, не требующие особой квалификации работников. В системе международного разделения труда каждый народ должен занять соответствующее ему положении в зависимости от уровня своего модернизационного развития.

Делая на «Народном радио» обзор новостей науки и технологий, каждый раз задумываюсь: радоваться достижениям или расстраиваться от осознания колоссального отставания одних стран от других. Большинство открытий совершается в Соединённых Штатах Америки. Некоторое число в Великобритании, в Германии, во Франции, но тоже часто в кооперации с американскими научными центрами. Масштаб этих открытий просто поражает воображение. То пациенту дали протез конечности, управляемый мозговыми импульсами, то разработали технологию выращивания клеток органов, то изобрели беспилотные разведывательные летательные аппараты размером с сигару. И такие достижения на новостной ленте каждый день. В области медицины, психологии, теории управления, информационных технологий, астрономии… В любой сфере.

Иногда встречаются новости науки, относящиеся к России. Как правило, это сообщения о конференциях, посвященных памяти того или иного выдающегося учёного прошлого…

В момент написания этой статьи в редакцию позвонил слушатель. Утром в моей рубрике он услышал о новой видеокамере, разработанной в университете Южной Калифорнии, которая может быть вживлена прямо в хрусталик глаза. Слушатель сказал, что он абсолютно слепой и поинтересовался, когда технология появится у нас. Он перенёс уже две операции на левом глазу и две на правом…

В нашей стране существует расхожее мнение об американцах, как о нации, ни на что не способной кроме как на потребление жвачки и гамбургеров, а вот мы – народ великой культуры и передовой науки. Ломоносов, Менделеев, Достоевский… Ничего кроме смеха за рубежом это не вызывает. Благополучное в материальном плане общество Запада пользуется сегодня ресурсами всей планеты. Благодаря развитию технологий Запад сегодня стоит на пороге появления совершенно нового общества – настоящей расы мировых господ. Там уже в скором будущем будут излечиваться многие болезни, продолжительность жизни, и так высокая, увеличится ещё больше. Охранять сложившийся порядок будет совершенно новая, абсолютно непобедимая армия.

Другие народы, не желающие оказаться в положении вечно эксплуатируемых, активно пытаются развивать собственные технологии. Космонавтика в Китае, программное обеспечение в Индии, атомная электростанция в Иране… Но по сути ничего, кроме повторения западных технологий в странах Азии и Латинской Америки не наблюдается. Стоит посетить, к примеру, любую международную выставку по металлообработке, чтобы лишиться ложного оптимизма на счёт будущего глобального устройства. Все высокотехнологичные производства находятся исключительно в США, в Западной Европе, немного в Японии. Собирание же компьютеров и производство чипов – это элементарный ручной труд, с которым справятся 16-летние девушки из Китая и Малайзии. Так называемое бегство капитала из стран Запада – это всего-навсего избавление развитых стран от необходимости готовить инженеров для производства утюгов и чайников. Можно готовить специалистов исключительно в высокотехнологичных отраслях. Это позволяет ещё больше увеличивать разрыв в развитии между государствами мира.

Догнать развитые страны пытается Россия. Унаследованный от советского времени потенциал огромен. До сих пор у нашей страны есть разработки, представляющие интерес в мире. Причём, разработки именно в области высоких технологий. Советский союз не отличался хорошими товарами массового потребления, но был одним из лидеров мира в области металлообработки, авиастроения и в космической отрасли.

В последнее время власть стала говорить об инновационном пути развития. Если верить телевизионным выпускам новостей, наша страна оправилась после тяжёлых времён деиндустриализации 1990-х. Кандидаты наук больше не ездят с клетчатыми сумками за куртками и спортштанами в Турцию и не стоят с этим товаром на рынках. Высшие государственные чины открывают новые медицинские центры, на заседаниях правительства обсуждают нанотехнологии. Говорят, что появляется востребованность в высококвалифицированных специалистов. Обещают, что идущая реформа образования должна перевести школу на качественно иной уровень…

Однако, если отвлечься от телеэкрана и оглядеться вокруг себя, то становится очевидным, что никаких кардинальных изменений не происходит. Отдельные появляющиеся «островки» хороши для телерепортажей, но в целом не меняют ситуации. Это видно на примере даже самого благополучного региона страны – Москвы, которая по определению должна считаться центром всего самого нового и прогрессивного в государстве. Официальный уровень безработицы в столице составляет всего 1,6%, включая студентов. В Москве не сложно найти работу не только москвичам, но и жителям Подмосковья, и даже выходцам из-за рубежа. Но причина этого – не развитие производства, а наличие в Москве большого потребительского спроса, обусловленного тем, что почти все богатые и сверхбогатые люди, — а их в стране несколько миллионов человек, — живут в столице. Нужны, соответственно, торговцы, рестораторы, бармены. Вот эти профессии и осваиваются выпускниками вузов.

Перед выпускником Физтеха, МАИ или «Бауманки» обычно стоит выбор: пойти работать за тысячу долларов в салон сотовой связи или за двести-четыреста в научный институт. В салоне связи придется каждодневно разъяснять работягам, пытающимся с помощью дорогостоящей покупки в кредит снять стресс от бесконечной борьбы за выживание: «У этой модели блютус и камера со вспышкой, а у этой – крупный дисплей».

В научном институте молодой специалист встретит настоящих русских богатырей – с неугасаемым блеском в очах, обладающих высокой культурой людей предпенсионного возраста или уже пенсионеров. Переступающий порог авторитетного НИИ выпускник увидит строгих работников охраны на входе, будет вынужден оформить допуск к секретным материалам.

Ему предоставят рабочее место за столом с календариками и расписанием электричек под стеклом. В его кабинете будет стоять еще несколько таких же никем не занятых столов, кульман с выгоревшей милиметровой бумагой. На стенах коридоров можно увидеть грамоты с портретом Ленина за победу в соревновании отделов. Покажут молодому специалисту и экспериментальные лаборатории, больше похожие на места археологических раскопок. Там можно найти останки будто тысячу лет назад ушедшей советской цивилизации. Экспериментальные установки запускать очень дорого, для изготовления опытных образцов не осталось слесарей. Продолжающие работать учёные вынуждены сами мастерить установки и образцы из подручных материалов. Алюминиевая кружка, лазерная указка, фанерный ящик, воздушный шарик, канцелярский клей, в итоге – модель для изучения марсианской пыли. Сделанные таким путём изобретения в лучшем случае будут реализованы в совместных с западными компаниями проектах. Помимо нищенской зарплаты научные институты предлагают молодому специалисту бесконечную тоску и боль на обломках тонущей российской науки.

И идёт обладатель хорошего образования продавать сотовые телефоны, обслуживать кассовые аппараты, улыбаться посетителям казино.

Такое нерациональное, варварское использование ценных кадров списывают на инерционность отечественного образования, не сумевшего, дескать, преодолеть советское наследие, готовящего никому не нужных специалистов.

Однако, в стране частных вузов по подготовке «нужных» специалистов втрое больше государственных, да и государственные открыли «модные» кафедры юриспруденции, экономики, политологии, психологии. Их выпускники обычно не знакомы с поисковыми системами в Интернете и не слышали об электронной почте. Зато обладают неимоверными амбициями. С завидным пафосом говорят о том, что «работают на фирме». Обычно, правда, секретарями и делопроизводителями. Они довольны статусом офисного работника и могут рассчитывать на повышение по службе за высиженные годы.

Это в Москве. В провинции, как правило, всё намного хуже. Кто окончил институт – уезжает в столицу, дабы работать в офисе, кто «попроще» — становится охранником.

Номинально же – все при деле, все трудоустроены. И все вроде бы счастливы. Если 1990-м сопутствовала неудовлетворённость и в тоже время надежда на возврат к уважаемой, социально важной профессии, то «нулевым» годам сопутствует полное довольство, не отягощённое чувством утраты. Психология так называемого «общества потребления» уже пропитала многих русских людей. Но только вот покупка бытовой китайской техники наиболее успешными гражданами не означает того, что страна постепенно приближается к уровню развитых стран. Небоскрёбы бизнес-центров, магазины сотовых телефонов есть в столицах и самых отсталых стран Африки. Наличие в стране некоторого количества людей, не уступающих по уровню потребления жителям Западной Европы, не изменяет в целом положение страны в глобальной системе разделения труда. К примеру, в Китае и Индии количество представителей по западным меркам «среднего класса» сопоставимо с населением всего Евросоюза. Однако, Индия и Китай остаются бедными развивающимися странами. Наоборот, такие страны, как Франция и Бельгия, при наличии многих проблем и немалого числа бедных, всё больше и больше отдаляются в технологическом развитии от развивающихся стран.

Однако, будем оптимистами. У России ещё есть потенциал догнать развитые страны. Только это потребует кардинального пересмотра приоритетов. Можно сразу сказать, что инновационное развитие не будет для нашей страны сопровождено ростом потребления. Если возрождению страны суждено осуществиться, то оно будет сопоставимо с возрождением России после 1917 года. Тогда, во время революции и гражданской войны, многие специалисты уехали за рубеж, умерли от голода или погибли. Однако, уже к началу Великой Отечественной войны наша страна обладала лучшей в мире военной техникой, а после войны в кратчайшие сроки сумела приручить атом и запустить человека в космос. Ещё в 1918 году, когда страна вела войну на всех фронтах, на маленьком «пятачке» советской страны было основано 33 научно-исследовательского института. В том числе и Центральный аэрогидронимический институт, лежащий сегодня в руинах. Николай Егорович Жуковский пришёл к Ленину и рассказал о перспективах воздухоплавания, и тот горячо поддержал эту идею. Как заинтересовался кажущимися тогда безумными мыслями Циолковского о полётах в космос. Когда на окраинах страны еще не кончилась гражданская война, советское государство приняло решение об электрификации всей страны. Несколько десятилетий спустя, в только что освобождённом от фашистов Харькове в библиотеке можно было взять свежие выпуски иностранных научных журналов.

Приоритетом новой власти было подлинное развитие, а не абстрактное «повышение уровня жизни». Выгоды, получаемые обществом от такого курса, служили дальнейшему развитию. На первых порах каждого нового витка развития люди часто проигрывали, особенно материально, но потом с лихвой возвращали утраченное. В стране, находящейся уже на другой ступени развития. Так русский крестьянин поначалу понёс серьёзный урон в ходе коллективизации, но уже через несколько лет выиграл от этого шага государства. В деревню пришли сельскохозяйственная техника, минеральные удобрения и агрономическая наука. Урожайность повысилась в разы, а трудозатраты уменьшились. Дети крестьян получили возможность получать образование в лучших учебных заведениях страны. Хотя для этого приходилось поначалу отбирать у крестьян хлеб, чтобы продать его за границу. На вырученные деньги государство покупало не калоши и патефоны, а станки, нанимало за рубежом инженеров. История России в XX веке была во многом трагичной, но никто не сможет сказать, что нам нечем гордиться. Можно сказать, что новая власть была наполнена своим особым религиозным опытом. Люди верили в развитие и искренне отдавали себя всех ради осуществления дела своей веры.

Благодаря такому курсу наша страна не просто смогла догнать передовые страны. Главное, что наша страна смогла занять абсолютно новую нишу в мировой системе разделения труда. Россия показала всему миру возможность построения новой жизни. Советский Союз даже в самые лучшие свои годы всё-таки отставал технологически, и тем более, по уровню потребления от стран Запада. Но наша Родина стала родителем Слова. Любой народ, стонущий под гнётом мирового капитала, увидел реальную возможность разорвать замкнутый круг эксплуатации передовыми странами периферии.

Потребность в Слове есть сейчас и у Запада. Сегодня родившиеся в Европе и в Америке дети мигрантов не принимают культуру Запада, отторгают её на физическом уровне. Их не устраивает жизнь «одномерного человека», описанного Маркузе. Западная цивилизация не может, с одной стороны, отказаться от провозглашённых идей толерантности и принять жёсткие меры к не принимающим устоявшийся на Западе образ жизни, с другой стороны, не может им предложить ничего того, что удовлетворило бы всё увеличивающееся число разочарованных в западном либерализме. Темнокожие дети мигрантов и испытывающие усиливающуюся эксплуатацию белые ждут кардинально новой идеи, способной объединить и тех и других в устремлении нового исторического вектора. Ждут Слова. Ждёт его даже и мировая элита, видя тупиковость реализуемого пути построения «всеобщей Америки».

Пока этого Слова нет, темнокожие мигранты пытаются найти живое начало в радикальном исламе. Белые утрачивают христианские ценности и встают на зыбкие пески вседозволенности. В условиях усугубляющегося экологического кризиса мировая элита делает ставку на реализацию плана по сокращению населения планеты. На уничтожение тех, кто не приносит никакой пользы.

Запад даёт новые технологии, страны Азии – рабочие руки для производства товаров широкого спроса. Африка же не даёт ничего и потому обречена. Там голод, смертельные заболевания, войны. При том, что Африка обладает большими запасами природных ресурсов. Но если в Саудовской Аравии население способно обслуживать ресурсодобывающие компании, то эксплуатировать население «чёрного» континента крайне нерентабельно. От России ждут Слова. Словом может быть оправдано существование нашего народа. Однако, вместо рождения Слова в России наблюдается самая настоящая деградация. Всё больше и больше людей хочет иметь высокий уровень жизни, и всё меньшее и меньшее их число – работать. Такие люди не нужны мировой экономике. И дело здесь не в какой-то патологической ненависти к нашей стране со стороны мировых элит или в каких-то присутствующих у них расовых предубеждений. Это самый простой экономический расчёт в рамках сложившейся системы. В общем-то и завоз всё новых и новых мигрантов в Европу обусловлен тем же самым расчётом. Белые люди проявляют всё меньший интерес к науке и производству, они верят в развитие «сферы услуг». И у них растут запросы. А в сфере услуг выходцы с Ближнего Востока и из Азии проявляют себя лучше белых. Кстати, для мировой экономики эти регионы планеты дают сейчас немало учёных, конструкторов, инженеров, рабочих. Их с удовольствием принимают в Западной Европе и заменяют ими расслабленных, малодетных, гедонистки настроенных коренных жителей как лишних.

Проблема «лишнего населения» связана не только с экологией. В конце концов, развиваются новые экологически безопасные источники энергии. Урожайность достигла такого уровня, что роль посевных площадей сведена к минимуму. Только вот делиться этими достижениями с народами, которые хотят только увеличивать потребление, нет никакого смысла.

Новый гуманный образ будущего, родись он в России, был бы воспринят многими народами и элитами. Но этого образа нет. Никто в мире не будет бороться за спасение души потерявших моральные принципы, не имеющих никакой мечты, ничем не интересующихся людей, да еще и с претензией на исключительность. С такими и поступают как со скотом – ведут на убой.

Наше российское общество должно понимать, что старики-учёные в обветшалых лабораториях институтов сегодня не просто не знающие чем заняться люди с никому не нужными знаниями, а хранители России. Они не только не дают погибнуть науке, но сохраняют в нашей стране ген рождённого в XX веке Слова. Пример этих богатырей духа не может не привлекать внимание молодых. Но какой выбор стоит перед выпускником Физтеха, МАИ и «Бауманки»?..

По ТВ рассказывают об успехах строительства нового газопровода, о развитии системы потребительского кредитования, анонсируют «мыльный» сериал…

Андрей Иванов

   К НАЧАЛУ РАЗДЕЛА        ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ




125009, г. Москва, ул. Тверская д. 7 а/я 10 Телефон/факс: (495) 629-19-10